— 01 августа, 2021 —
 
Жизненно

Это больше не журналисты. К реакции киевских СМИ на избиение московской коллеги

Коллеги, когда вы возмущаетесь отсутствием «журналистской этики» по отношению к избитым киевскими «журналистами» (!) же девчонкам из «лайфньюс» - не возмущайтесь.

Нет большей глупости, чем представлять журналистов ангелами или бесами во плоти.

Журналист – это просто профессия. Специфичная, да, — но вовсе не «вторая древнейшая». Как не является «первой древнейшей» проституция.

Хотя и, в общем, в достаточной мере специфичная: отдельные личности даже с некоторым – иногда и справедливым, кстати, - презрением именуют ее «второй древнейшей». Подразумевая, что «первой древнейшей» является, все-таки, проституция. И хлебопашец, и скотовод, и, уж тем более, охотник или рыболов – все эти «профессии» вполне успешно существуют и в наши дни, - куда древнее.

Тем не менее профессия эта, действительно немолода, и за многие годы своего существования корпорация сумела-таки выработать внутри себя определенные правила. Не из общей любви к искусству, а исходя из вполне насущных потребностей собственного существования.

Они не секретны и довольно просты.

Скажем, - журналист имеет право ошибаться и даже подавать информацию в «нужном для себя ключе». Но вот явным образом осознанно врать он права не имеет: этим он приносит вред и самому себе и всему профессиональному сообществу, снижая степень доверия к информации и отбирая тем самым хлеб у своих собственных коллег. Вы будете смеяться, но этому правилу подчиняются не только собственно журналисты, но и вполне коммерческие «пиарщики»: кто не верит, может почитать основополагающие в этой среде книги Сэма Блека. Вранье отечественных «пиармэнов» проистекает исключительно от их вопиющего непрофессионализма и неумения подавать в выгодном для заказчика свете вполне себе объективную информацию.

Или блистательное «хороший журналист продается только один раз, и то своему собственному изданию» (Марк Твен): так оно, в сущности, и есть. И поэтому, если уважаешь себя как профессионала, то, выбирая «носитель информации», ты должен помнить, что при определенных условиях это может оказаться клеймом на всю жизнь. Прямо как в том анекдоте про насилующего Мэри орангутанга: «теперь ты ему будешь объяснять, что тебе это не нравится или голова болит»: читающей и/или смотрящей и слушающей публике – это уже как бы не очень-то и интересно.

И еще одно жесточайшее правило – это так называемая «журналистская солидарность». Как бы ты ни относился к коллегам, какими бы вы с ними не были «конкурентами», — ты не то чтобы не имеешь права радоваться их гибели или избиению: ты просто тупо не имеешь права не приходить им в подобного рода ситуациях на помощь. И это опять никакая не рисовка: просто следующим в этой проклятой очереди можешь оказаться и ты сам: людям далеко не всегда нравятся специально обученные граждане, главной работой которых является распространение информации.

И я ничего и нисколько не идеализирую. Любые инструкции и уставы, как известно, пишутся, в том числе, - кровью, и этот никем специально не сформулированный «внутрицеховой кодекс» здесь вообще ни разу не исключение.

И поэтому, коллеги, когда вы возмущаетесь отсутствием «журналистской этики» по отношению к избитым киевскими «журналистами» (!) же девчонкам из «лайфньюс» - не возмущайтесь.

Эти люди, как и многие "как бэ оппозиционеры" из ряда отечественных СМИ, давно не имеют никакого отношения к профессии. И дело тут вовсе не в "политических убеждениях": я знаю массу народа с чуждыми мне либеральными взглядами, к которым, если им это будет надо, приду на помощь я и на кого я сам вполне могу в любой критической ситуации рассчитывать.

Просто есть "люди из цеха" - и есть говно.

В либеральной журналистике говна больше просто потому, что приличная часть этой публики "перековалась" в идеологические работники, вот и все. За это тупо больше платят, особенно в тех изданиях и каналах (не будем указывать пальцем), где тиражность и "успешность" ничто по сравнению с "верностью идеалам".

Справедливости ради, в близкой мне "части политспектра" таких хоть и поменьше, но тоже хватает.

Увы.

И еще, скажу одну очень неприятную вещь, которая, тем не менее, вполне согласуется с тем самым «неписанным кодексом»: после подобного рода действий и заявлений эти люди вообще не имеют никакого права на «профессиональную солидарность». Более того, - их можно и нужно бить.