— 28 сентября, 2021 —
 
Жизненно

Правда о художниках-бунтарях. Что сказали бы Маяковский и Моррисон про "тангейзер и левиафан"

Сам по себе «художественный бунт» в природе своей невозможен ни против «политического строя», ни тем более «против народа». Художник может «бунтовать» только против художественного же «канона».

…Во-первых, хочу сразу оговориться: я человек глубоко контркультурный и мне это не надо никому доказывать. Для того, чтобы это понять, достаточно посмотреть, на полках с какой табличкой стоят мои книги в книжных магазинах. И в каких именно рубриках они в электронном виде предлагаются на интернет-ресурсах.

Они находятся под рубрикой «контркультура» - и было бы предельно странно, если бы это было не так. Спросите любого человека из литературного истеблишмента, и он вам с легкостью объяснит, где именно должны находиться книги человека, который мало того, что сам «подонок и футбольный фанат», так и пишет ещё о «себе подобных».

Поэтому мне достаточно легко говорить о том, о чем я сейчас буду говорить.

Художественный «бунт», без которого, собственно говоря, невозможно развитие искусства, никогда не бывает направлен ни «против власти», ни «против народа». Если не верите мне, можете провести спиритический сеанс и вызвать мятежные духи, допустим, Джимми Моррисона или Владимира Маяковского.

И поинтересоваться у них: а что вы, собственно говоря, имели, Владимир и Джим, против партии большевиков в одном случае или против политического устройства Соединенных Штатов Америки в другом? Или, тем более, против советского или американского народов?!

Имея некоторое представление как о творчестве, так и об отношении к жизни этих авторов, я приблизительно предполагаю, куда они вас отправят.

И, кстати, - совершенно правильно сделают.

Просто потому, что даже сам по себе «художественный бунт» в природе своей невозможен ни против «политического строя», ни тем более «против народа». Художник может «бунтовать» только против художественного же «канона».

Иначе он уже не «художник», а нечто совершенно иное.

А «художественный канон», простите, в свою очередь «задаётся» художественным же «истеблишментом».

А теперь, пожалуйста, ответьте мне: а кто он наш, отечественный, современный «художественный истеблишмент»?

Да легко.

Кто там у нас получает государственное финансирование своим свободолюбивым «художественным проектам» и сам себя награждает всевозможными «творческими премиями»?

Да все те же «левиафаны и тангейзеры».

Ну, может, плюс условная Ксения Анатольевна Собчак (с которой они, кстати, прекрасно сосуществуют и даже взаимодействуют).

И на их фоне даже министр культуры Мединский выглядит подлинным революционером: потому как имеет наглость покуситься на их – внимание! – уже существующую власть: это он, министр, пытается что-то изменить.

Эти же ребята продолжают настаивать, чтобы он – опять-таки внимание! – все оставил как было.

Поэтому я вот что хочу сказать: они, безусловно, «провоцируют» и оскорбляют и власть, и общество.

Но – отнюдь не «бунтуют».

В них нет ни «контркультуры», ни «бунта».

Просто хотя бы потому, что невозможно «бунтовать» и «устраивать революции» против самих себя.