— 29 июля, 2021 —
 
Новый кризис

О возвращении русских немцев в Россию

Сразу несколько информационных агентств сообщают об осторожном интересе российских немцев, ранее выехавших на постоянное место жительства в Германию, к возвращению в «новую Россию»

Сразунесколько информационных агентствсообщают об осторожном интересероссийских немцев, ранее выехавших напостоянное место жительства в Германию,к возвращению в «новую Россию». Причем интерес многих уже предельно предметен:так, к примеру, не далее, как вчерателеканал «Россия» сообщил о желаниинескольких десятков русскоговорящихнемецких семей купить землю дляпостоянного проживания в Крыму.

Итут речь действительно идет о конкретике:люди даже не просят каких-либо преференций,это достаточно благополучные семьи,имеющие деньги и готовые их тратить наобустройство. Единственное, что ихбеспокоит – так это наличие определенных(свойственных краю родных осин)бюрократических препон. Но тут, судя повсему, крымские власти вполне готовыим это содействие оказать.

Мытут не будем рассматривать весь спектрпричин, по которым наших бывших (и,похоже, будущих) соотечественников,вполне осознанно и благополучновыезжавших в свое время в Германию,внезапно потянуло на родину.

Их,безусловно, много.

Нопри этом почти все респонденты едва лине главной из них сами называют проблемыс «новой волной миграции».

Еслиупрощать, то проблемы сводятся к двумпунктам: обида плюс чувство незащищенности.

Репатриантскаяпсихика – штука тонкая, и российскимнемцам на первых порах проживания насвоей исторической родине пришлосьдовольно несладко. Было непросто сработой, были предельно жесткие требованияпо воссоединению семей, был серьезноограничен набор различных социальныхльгот, да много чего еще. Короче говоря,своего нынешнего относительногоблагополучия «русские немцы» добивалисьдовольно тяжким трудом: я это знаю непонаслышке, у меня довольно много добрыхприятелей именно в этих кругах в Германии.

Икогда они сейчас наблюдают всю этукрасоту с «благожелательным отношениям»к понаехавшим «бедным крошкам» исопоставляют с отношением к самим себепо приезде, им и вправду становитсяочень обидно. Потому как они — работящие,готовые на первых порах к любомунеквалифицированному труду при наличиидаже хорошего образования — оказывается,нужны Германии куда меньше, чем вот этотвот галдящий и не желающий ни работы,ни адаптации бродячий табор.

Ачто касается чувства незащищенности,то что бы ни говорили о «несправедливойроссийской пропаганде» вроде как быкак бы местные, германские, но в основномотчего-то контролируемые «международнымикорпорациями» СМИ, им несколькопротиворечит официальная германскаяже статистика.

Посообщениям министерства внутреннихдел федеративной республики, за прошлыйгод Германия приняла почти 1,1 млн.беженцев. И они за этот же 2015 год совершилибольше двухсот тысяч преступлений. Вдокладе уголовной полиции приведенастатистика с января по декабрь 2015 годана основании данных, полученных из 13федеральных земель: основные преступления,которые были совершены мигрантами,касались таких статей, как «кража» (33%всех преступлений), «хищение имошенничество», «незаконный въезд».Количество тяжких преступлений (убийство,нападение, грабеж, вымогательство) ипреступлений против свободы личности(принуждение и т.д.) увеличилось в двараза по сравнению с 2014 годом (18% всехпреступлений).

Ещераз: это просто статистика.

Изкоторой следует, что уголовно наказуемыеи официально зарегистрированныеправонарушения (а сколько их незарегистрировано и не расследовано –довольно вспомнить «кельнскую ночьдлинных ****») совершал как минимум каждыйшестой (!) мигрант. И если учесть, какведется «расселение» (в некоторыхнебольших городках, куда сначаларасселяли «русских немцев», а теперьзавезли бедных крошек, количествопоследних достигает трети по отношениюк коренному населению), то желание бежатьоттуда куда угодно можно, наверное,очень легко понять. И «русским немцам»тут все-таки еще как-то попроще: связис «бывшей», а теперь, возможно и «будущей»Родиной они все-таки не теряли. А воткак тут быть остальным?

Причем,никакое возможное «окончание войны вСирии» (опять-таки что бы ни говорили«германские» СМИ), самих немцев неуспокаивает: из более чем миллионапрошлогодних беженцев обладателейсирийских паспортов всего четверть.Причем, сколько этих паспортов турецкаяили албанская «липа» - тоже ещё большойвопрос.