— 06 августа, 2021 —
 
Новый кризис

Злая колонка о Людях в Камуфляжных Штанах

Если вам необходимо затеряться в центре миллионного города, слившись с местностью - нет лучше камуфляжной формы

Мы публикуем текст ув. коллеги, наблюдавшего это на Украине. Но с полным пониманием того, что это - пусть и не в таких невменяемых пока масштабах - имеется и в России.

Евромайдани последовавшие за ним события породилина Украине любопытный феномен: толпынеясного рода занятий личностей,обряженных в камуфляж. Часть из нихвеличает себя волонтёрами, часть –активистами. Часть занимается сборомпожертвований на улицах украинскихгородов (куда они потом идут – отдельнаябольшая тема). Часть этих ряженных наволне постмайданного угара даже пробилисьв Верховную Раду Украины. Некоторые изних успели даже побывать командирами“батальонов”.

Вобщем, есть такая страта в “патриотическом”сегменте украинского общества. Да,состав её разный, но для удобства назовемэту страту каким-то одним словом. Скажем,“камуфляжники”.

Естьдавно известное правило. Что-то такоеобязательно когда-то, где-то,с кем-тоуже случалось. В нашем случае, случалосьв Российской империи, в последние годыеё существования, т.е. в период Первоймировой войны. Речь о т.н. “земгусарах”.

Летом1915 года был создан объединённый комитетЗемского союза помощи больным и раненымвоинам и Всероссийского Союза городов(ЗемГор). Его служащих и прозвализемгусарами.

Цельсоздания комитета была благородная –то же волонтерство, помощь раненым, атакже солдатам и офицерам действующейармии. В частности – обеспечение передачив войска всякого рода помощи, собраннойжителями городов и земств. При этомсовременники отмечают: “В это время воВсероссийском союзе городов было большоеколичество всякой шушеры, избегающейфронта, служащей в качестве помощников.Они носили кортики вместо шашек. Ихназывали “земгусары”.

Содной стороны, форма и холодное оружиебыли для работников комитета необходимостью:это облегчало коммуникацию в прифронтовойзоне. К тому же в их обязанности входилообщение с офицерами. Штатского с видучеловека, “шпака” могли попростуотфутболить. Однако всякое решениеимеет сильные и слабые стороны. В этомслучае слабой стороной стало порождение“как бы службы”, где на одногодействительного добровольца (вродеписателя К. Паустовского, служившегопри санитарных поездах) приходилсядесяток прилипал. Для которых земгусарскаяслужба стала способом отпетлять отслужбы реальной. Сохранив, к тому же,расположение прекрасного пола: с лета1914 года у дам военная форма в особомфаворе.

“Земгусары”были излюбленной темой для прессы тоговремени. Но если у современных украинскихСМИ это герои для подражания, то вроссийских газетах столетней давностинад “земгусарами” всячески измывались.Вот характерный пример:

“СиделЗемгусар, развалившись в мягком кресле,и плакал. Пришёл к нему Земпилот испросил:

–Земгусар,Земгусар, о чём ты плачешь?..

–Какже мне не плакать, – ответил Земгусар,– когда у нас отменили форму.

Земпилотпобледнел:

–Неможет быть!.. Ведь мы, в некоторой степени,“военная косточка”…

Земгусартяжело вздохнул:

–Увы,это уже свершилось!..

Ипоказал своему другу газету. Земпилотпрочел и нервно звякнул шпорой:

–Картечьи бомба!..

(Ондва раза ездил на фронт с подарками дляармии и с тех пор в разговоре всегдаупотреблял военные обороты и словечки.)

Онтеребил в волнении усы, нежно завитыеколечками, и с жаром говорил:

–Понимаешьли, друже, ведь это – штыковой удар!.. Аглавное, так неожиданно и так молниеносно!..

Земгусарничего не ответил. Он по-прежнему сидел,развалившись в кресле, смотрел напринесённые недавно из магазина новенькиеблестящие погоны с причудливымивыкрутасами и плакал.

Земпилотутешал его:

–Неплачь, милый Земгусар, мы еще увидимплечи в погонах, мы еще услышим звяканьешпор и шашек!..

...Доотмены формы оставался месяц. Приятеливспомнили совет одного мыслителя:

–Живитетак, как будто живете последний день!

Ирешили в этот последний месяц взять отжизни что только можно. Конечно, с формойони не расставались ни на минуту. АЗемпилот так даже в ванну садился скортиком. Они показывались везде: наулицах, в театрах, в лучших ресторанах,на бегах.

Иежедневно снимались. В разных видах ипозах...”

Еслине знать, что фельетон писался 100 летназад, его смело можно принять за описаниеукраинских реалий. Тут и постоянноекозыряние военной и псевдовоеннойлексикой: “двухсотые”, “арта“. Иповсеместное ношение камуфляжа; многиедепутаты даже спустя год после выборовне сообразили, что в городских условияхкамуфляж полевой раскраски теряет своюфункцию – не камуфлирует, а наоборот –выставляет носящего клоуном. И обязательныетонны селфи в соцсетях: на фоне военнойтехники, на фоне блокпостов, на фоневсего, имеющего отношение к армии.

Обупомянутых уже дважды кортиках следуетсказать особо. Дело в том, что всякаявойна вносит поправки в армейский быт,всякая война даёт новый опыт, обесценивающийопыт прежних войн. Первая мироваяпоказала, что холодное оружие близко ксдаче вековых позиций. Обычной практикойсреди офицеров стал отказ от ношенияшашки в боевых условиях – особой пользыв бою от неё не было. Поэтому со временембыло разрешено заменить шашки на кортики.И разумеется это новшество, уместное иобъяснимое в боевых условиях, немедленноперекочевало в тыл, к земгусарам. Которым,по хорошему, для ухода за ранеными идоставки подарков в войска не требовалисьни шашка, ни кортик. Примерно как нынешнимукраинским “камуфляжникам” для тогоже самого не нужен ни камуфляж, нибалаклавы, ни всякого рода модныетактические штуки, которыми они увешаны,словно ёлки.

Столет назад земгусары в одночасье кончилисьпосле Февральской революции. Разомстало модно ходить не с кортиком, а скрасным бантом. Даже великий князьКирилл Владимирович (двоюродный братНиколая II) носил. Впрочем, это уже совсемдругая история. На Украине будет так же(т.е. внезапно), поэтому важно не упуститьмомент, когда эта публика начнёт массово“переобуваться в прыжке”.