— 29 июля, 2021 —
 
Новый кризис

Европа, которую мы потеряли

Если б Европу не начали переформатировать террористы, ее бы начали переформатировать "старшие братья"

Полуостровуна дальнем западе гигантского Евразийского материка, привыкшему к своей«отдельности» и «исключительности», больше никогда не быть прежнимостровом покоя, стабильности и культурного благополучия, эдаким «глазом бури» вцентре проносящихся над миром страшных геополитических циклонов.

И бельгийскиетеракты здесь — вовсе не окончательный диагноз заболевания, а всего лишь егосимптом.

Тут чтосамое главное: как бы ни развивались события, прежнего европейского образажизни больше не существует. И вовсе не потому, что его взорвал в Брюсселекакой-нибудь злой араб.

Допустим,это бы был не «араб» и вообще не мусульманин: тот же Андреас Брейвик ничуть неменьше народу положил. И что изменилось от того, что он белый?

Еслиб Европу не начали «переформатировать» террористические акты, ее бы началипереформатировать заокеанские союзники со своим «евроатлантическимпартнерством». Они, видите ли, слишком остро и серьезно нуждаются в кормовойбазе, но в третьем мире грабить уже больше особо некого, а Российская Федерацияи Китайская Народная Республика отчего-то с собой этого проделывать не дают.

Аевропейская экономика, обросшая послевоенным жирком, слишком лакомый кусок,чтобы ей так кто-то дал спокойно и вольготно себя чувствовать — особенно если унеё нет никакой собственной «вертикали власти», заточенной на защитусобственных интересов силовых структур и как следствие — политическогосуверенитета.

Богатство,видите ли, совсем бесхозным не бывает.

Чтоважно: Европу не разрушают какие-то внешние силы. Она вполне успешно снижаетсвой субъектный статус сама.

Современнаяевропейская власть в лице евробюрократии не опирается ни на одну из собственноевропейских, суверенных, движущих политических сил. Более того: власть всовременной Европе даже не избирается — и, следовательно, у населения её даженет механизмов контроля над евробюрократами.

Ониболее или менее контролируются только взрастившими их технологами изВашингтона, да и то не напрямую. Евробюрократия является, по сути, абсолютной«вещью в себе», которой, впрочем, больше и не на кого опереться. Население занеё не голосует, армии у неё собственной нет (а те, что сохранились в«национальных государствах» настолько интегрированы в НАТО, что без негопредставляют собой явление скорей опереточное). Иные силовые структуры тоже,скажем так, не фонтан, что последние террористические акты сначала во Франции,а теперь и в столице ЕС только жестко подчеркивают. А экономическая мощь исосредоточенные богатства — колоссальные.

Наступлениебольших потрясений и дерибана извне для такого странного явления, как нынешнийЕС – вопрос исключительно времени.

Издесь не так уж и важно, во что она, эта самая Европа, в будущемпереформатируется: возможно, это будет жесткая трансевропейская империя,возможно, группировка плавно нищающих полуколоний «Сияющего-города-на-Холме»,возможно —конгломерат сильных и, не исключено, даже враждующих между собойжестких национальных государств.

Тутважно другое: той «сильной, свободной, спокойной, расслабленной, сытой и оченьпривлекательной» Европы совершенно точно не будет. Причём в самом скоромвремени.