— 06 августа, 2021 —
 
Войны

Россия становится "мировым участковым", чтобы не быть мировым потерпевшим

Сирия – это первая и прямо-таки образцово-показательная «полицейская» операция России в качестве мирового жандарма

Когда говорят о причинахи целях российской военной операции вСирии, обычно выделяют ряд версий:

  1. Возвращение России на Ближний Восток в качестве ключевого геополитического игрока.
  2. Рекламная кампания российского вооружения.
  3. Обкатка новых образцов оружия в боевых условиях и т.д. и т.п.

Однако есть и еще однаверсия, которую упоминают куда реже.Сирия – это первая и прямо-такиобразцово-показательная «полицейская»операция России в качестве мировогожандарма.

Безусловно, можноподобрать и другие термины (мировойполицейский, участковый, посредник-миротворец),но это не меняет сути.

Россия столбит себеместо нового главного силового игрокав мире, в чьи функции входит следить засоблюдением правил игры на международнойарене и в случае необходимости приводитьнарушителей к порядку.

Старая мироваяконфигурация разваливается. США, бывшиемировым жандармом в предыдущий период,полностью дискредитированы на данномпоприще и просто не справляются сзадачей. А вернее, занимаются прямообратным – разрушают правила и рамки,порождают бессистемное насилие и хаос.

А значит пришло времянового мирового полицейского.

Встает вопрос: почемуРоссия?

Ответ прост: другихвариантов просто нет.

Тройка самых сильныхармий мира (а мировой жандарм долженбыть из ее числа, иначе эту «работу»просто не потянуть) известна: США, Россия,Китай.

США свою смену отработали.

Китай на эту роль неподходит, причем по многим причинам.Во-первых, активно прокачивая последниегоды свои вооруженные силы, он слишкомдавно (несколько десятилетий) не проверялих в деле, так что пока боеспособностькитайской армии и ее способность решатьподобные задачи просто неизвестна.Во-вторых, специфика китайской цивилизациитакова, что она вызывает недоверие услишком многих стран и культур напланете, а в Юго-Восточной Азии особенно.Ну, и плюс Китай осуществляет стольагрессивную экономическую экспансиюв самых разных уголках мира, что значениевторого пункта можно смело умножать натри.

Так что именно на Россиисошлись все карты:

1. сильная армия,неоднократно за последние двадцать летдоказавшая свою боеспособность и вданный момент проходящая модернизацию.Причем модернизация заточена под решениевоенных задач, требующих именнооперативности, мобильности и современныхтехнологий.

2. взвешенноевоенно-политическое руководство,способное принимать неординарные идаже рискованные решения, но не склонноек авантюрам. При этом силовые решения,хотя к ним готовы, являются самой крайнеймерой, к которой Кремль прибегает, когдапереговорные возможности исчерпаныполностью.

3. достаточно слабаяэкономика, что снимает опасения многихстран из серии «дашь палец, откуситруку». Россия не вызывает опасений какпотенциальный агрессивный мировойгегемон, который сможет подмять подсебя весь мир, как это сделали Штаты.

4. национальная культура,которая позволяет легко находить общийязык с самыми разными народами. Плюствердое следование традиционнымценностям, что совпадает с установкамибольшинства стран, где может потребоватьсявмешательство.

Остаются вопросы: азачем России это надо? В чем смыслпосылать наших солдат гибнуть в разныеточки планеты, потому что даже при самыхсовременных методах ведения войныбоевые потери неизбежны, и Сирия сталатому примером? В чем смысл тратить нашивоенные бюджеты на решение проблемчужих, отдаленных от нас стран?

Ответ стоит начать смасштабного геополитического аспекта.

Мир находится в состоянииглобального кризиса и перестройки всеймировой системы. Традиционно подобныепериоды человечество сопровождаютвойны. В прошлом веке это вылилось в двемировые войны с общим количеством жертвпод сотню миллионов человеческих жизней.

Этого достаточно, чтобыпредставить себе перспективы Третьеймировой, если она таки начнется. К томуже ситуация такова, что «пороховыебочки» этой войны уже готовы, а к некоторымдаже фитили подожжены.

В этой ситуации у Россииесть два прямых интереса. Программамаксимум – чтобы война вовсе не случилась,потому что практика показывает, чтовыигрывают от таковой только нашизаокеанские партнеры. Программа минимум– если война все-таки неизбежна,минимизировать ущерб от нее и вовлечениев нее России.

Соответственно,российская стратегия очевидна: «тушить»уже зажженные «фитили» и не допускатьвозгорания новых, особенно вблизисобственных границ (с тимуровскимприветом Армении и Азербайджану). Однаков некоторых случаях проблему невозможнорешить политическими и дипломатическимиметодами, и тогда прилетают вежливыестратегические бомбардировщики ипозволяют вернуть ситуацию на рельсыполитического диалога.

Важнейшее значениевоенной операции в Сирии именно в том,что Россия продемонстрировала всемумиру, что она может это делать. Она можеточень ограниченным силовым вмешательствомостанавливать расползание хаоса в,казалось бы, безнадежной ситуации.

Однако помимо высокихгеополитических материй у России естьочень простой материальный интересзанять место мирового жандарма, простите– участкового.

Тысяча лет отечественнойистории сформировала замечательныйфеномен, которым страна по праву гордится– русская армия. Россия умеет воевать.Некоторые даже утверждают, что Россиялюбит воевать, но оставим эту тему длядругого раза. Однако насчет умениясомнений нет – воевать мы умеем.

А еще у нас к войне исобственной армии очень романтическоеотношение, в которое за последние парудесятилетий добавилась горькая оскомина– не очень-то мир ценит подвиги и жертвыРоссии, даже самые безусловные ибескорыстные. Вот уже и братушки нетакие уж братушки, и главный вклад вспасение мира от чумы нацизма, по версииЗапада, внесли американцы.

Так не пора ли Россиидобавить щепотку прагматизма? Тем более,что с моральной стороной дела в работемирового полицейского полный порядок– он останавливает войны (пусть дажесилой) в залитых кровью странах, онвозвращает правила и порядок туда,откуда они, казалось, навсегда ушли.

Кремль неоднократнопрямо говорил, что результатомурегулирования сирийского кризисастанут контракты и концессии там дляроссийских компаний. А это денежныйпоток в российскую казну, это пенсии изарплаты бюджетникам, это дороги, детскиесады и атомные ледоколы в России.

Остается только одинсамый последний вопрос: но как же нашимальчики? неужели они должны умиратьза финансово-геополитические интересыгосударства?

Главное, что надопонимать, что никаких «мальчиков» тамнет. И не будет. Наши мальчики-призывникислужат на Родине, тренируясь на учениях.А для «полицейской» работы у Россииесть мужчины. Мужчины-профессионалы,офицеры и контрактники, которыесознательно выбрали себе дело жизни.

И это дело жизни -российская армия - возникло именнопотому, что все попытки России в истории"никуда не лезть" и отказаться отгеополитических амбиций приводили ктому, что беда приходила к нам в дом, иплатить за это приходилось страшнуюцену. Достаточно сравнить 15 тысяч нашихвоенных, погибших за десять лет афганскойвойны, с миллионами жизней, которыепотеряла страна в результате национальнойкатастрофы 1990-х. Так что, самое времявернуться к недавнему напоминаниюодного знатока нравов питерских улиц:«Если драка неизбежна, бей первым».

Иными словами, рольмирового участкового для России - этоестественная и, возможно, единственнаяальтернатива роли постоянного мировогопотерпевшего.