— 05 августа, 2021 —
 
Будущее

Свободный рынок детей. К чему мы придём на пути прогресса

​О перспективах коммерческого человекопроизводства

Профессор РВЭШ Олег Морковин - о некоторых результатах борьбы за свободу и стартапах двадцать первого века

Если упростить всесоциальные движения в передовых странахдо одной формулы, то мы придём всего кдвум словам: "Свобода личности".Борьба за освобождение личности отусловий и условностей, унаследованныхот предыдущих веков истории, являетсяглавным содержанием практически всегоспектра социальных движений, выступающихза прогресс во всём мире.

В последнее времяв российской патриотической публицистикеукоренился жанр "апокалиптическойпроекции". Описывая какие-нибудьнеприемлемые для консервативноговосприятия события в передовых странах,авторы открыто (в большинстве случаев)или намёками (как хитроумный главредэтого ресурса) сообщают, что Западклонится к своему цивилизационномузакату, ибо размывание понятий социальнойнормы неизбежно приведёт к размываниюсамого общества. С самыми печальнымидля него последствиями.

Всё это, разумеется,спекуляции. Когда лесбийская паразасуживает пару гетеросексуальную занежелание печь им однополый свадебныйторт - речь идёт не о разрушении нормы,а о её экспансии, об укреплении, ораспространении нормы на формы союзови отношений, которыми ранее обществопренебрегало. Исторически те жегомосексуалы прошли в западном обществетри этапа. На первом они маскировалисьпод единственно признанную гендернуюнорму. На втором - заявили о своейидентичности публично и поставилиобщество перед необходимостью включитьих в свой общий свод правил. На нынешнем,третьем этапе они стали частью новой,расширенной нормы.

Смысл борьбы заправа меньшинств - не в отчуждениичеловека от социальных правил. Смысл -в совместном апгрейде этих правил, врезультате которого человек, какова быни была его идентичность, религиознаяпринадлежность, внешний вид и другиеособенности - мог бы пользоваться всемивозможностями социального ипрофессионального плана.

Поэтому шутки об"одноногой чернокожей лесбиянке,которая станет президентом США" - этопо сути нервная реакция косного сознанияна новую социальную реальность свободнойстраны, в которой человек действительноможет быть кем угодно, если это не мешаетвыполнению его служебных обязанностей.Строго говоря, никаких препятствий,кроме неких сакрально-мистических, нетк тому, чтобы в XXIвекегосударством руководила женщина, илигомосексуал, или чернокожий, или инвалид.Смешайте вместе Ф. Рузвельта, Б. Обаму,Т. Халонен и премьер-министра ЛюксембургаКсавье Беттеля - и у вас получится тасамая чернокожая лесбиянка-инвалид -без всяких серьёзных последствий дляруководимой страны.

Серьёзные проблемыожидаются скорее на другом фланге борьбыза освобождение личности - на флангеосвобождения от семьи прежнего нуклеарноготипа. Процессы, начало которым далаженская эмансипация более ста лет назад,сопряжённые с распространениемконтрацепции и общим "отчуждением"механизма обеспечения в старости отдеторождения - приводят передовые странык возрастному дисбалансу и в некоторыхслучаях - к уже начавшемуся ощутимомусокращению населения.

По ряду причин всемеры, обсуждаемые сегодня в обществе,являются временными. Стратегическиничего не даст ни завоз населения изстран третьего мира (там сокращениерождаемости тоже идёт, и объясняетсятеми же процессами); ни стимулированиерождаемости (несколько десятилетийработы на этом фронте не дали ничегоощутимого); ни продление трудоспособноговозраста (оно просто позволяет снизитьзатраты на пенсионеров). В качественегативной перспективы уже в этом векевсё равно видится сокращающийся численноразвитый мир, который уже поэтому - всилу удорожания содержания отдельногочеловека одновременно с падением еготрудовой стоимости (автоматизацияпроизводства и многих услуг по-прежнемупродолжается) может привести нас ккризисам нового типа. Миллиард дорогихв обслуживании и малополезных в экономикеграждан - это очень хрупкая система,которая может легко рухнуть, погребяпод собой цивилизацию.

Фактически в будущемостаётся два выхода. Первый - точечнаясоциальная регрессия, то есть погружениечасти населения в до-современность, визолированный мир, где не будут знатьни пенсий, ни контрацепции, и которыйбудет поставлять более дешёвое населениедля меньшинства, продолжающегопользоваться всеми плодами свободы.Эта концепция не столько труднореализуема(погрузить какую-либо страну на архаическийуровень развития вполне возможно),сколько неприемлема с точки зрениягуманизма. Будет трудно объяснить,почему для сохранения завоеваний свободызначительную часть человечества следуетдержать в стороне от этих завоеваний.

Второй выходпредставляется более продуктивным.Воспроизводство населения должно статьотраслью экономики, работающей поправилам свободного рынка. В процессеавтоматизации производства высвободитсядостаточно женских рабочих единиц,которые смогут стать профессиональнымипроизводительницами новых работникови потребителей. Заказ на деторождениебудет определяться как государственными,так и корпоративными планами; воспитаниетаких "заказных детей" станетцелевым, то есть будет в наибольшейстепени отвечать потребностям рынка.

Избавление отнынешней кустарщины в этом вопросепозволит, во-первых, решить проблемунекачественного человеческого материала,сплошь и рядом наблюдаемую сегодня вовсех странах. Во-вторых, снимет противоречиемежду желанием людей самореализоватьсяи его плачевными в глобальном планепоследствиями: материнство историческиотличный бренд, и сделать егопрофессиональным значит повысить,наконец, его статус до соответствующегоновым реалиям. Человекопроизводящиекорпорации станут, вероятно, главнымбустером экономического развития вновом веке. Итогом станет регулируемоеи численно, и социально население Земли,и мы придём наконец к миру, где свободаличности делать с собой что угодно будетгармонично сочетаться с потребностямикапитала.

Разумеется, этопотребует усиления контроля за кустарнымчеловекопроизводством и, возможно,лицензирования деторождения для защитыосновных корпоративных производителей.Это может вызвать возражения уконсервативных и религиозных кругов.Однако уверен, что к этому моменту работапо приспособлению морали к реалиямсвободы будет уже завершена, и убольшинства населения никаких возраженийпрофессионализации воспроизводстване возникнет.