— 18 октября, 2021 —
 
Общество

Индивидуальность среди серой массы

​Хорошо быть индивидуальностью среди массы, которая скрипя жилами и харкая кровью чего-то строит и куда-то идёт: все рвут эти свои жилы, а ты индивидуальность

Хорошо быть индивидуальностью (и-тью) среди массы, которая скрипя жилами и харкая кровью чего-то строит и куда-то идёт: все рвут эти свои жилы, а ты и-ть. Как живёт и-ть в стране, где каждый первый и-ть — не знает никто, страны до этого не доживают. Разберём почему.

Любое общество — масса. И-ть — не масса и не общество. И-ть не создаст общество из и-тей, ибо и-ть плюс и-ть равно сумме, в коей обе единицы — равные доли. Чтоб получить и-ть, нужно изъять её из суммы. Обрести самость, изъять себя из массы — это мотив к творчеству, ибо чем ещё и-ть заявит о своей и-ти? Когда ит-ь уходит из массы, мотив исчезает вместе с творчеством и остаток жизни тратится на выпячивание своих отличий от массы. Плодотворная творческая и-ть держит себя в переходном состоянии. Такая и-ть умна, прекрасна и исчезающе редка. Обычная и-ть не может творить для насекомых, если это не связанно с дезинфекцией. Если, вдруг, и-ть борется за права человечков, то исключительно под углом защиты их права на и-ть (например, гендерную). Кто не и-ть, того право на и-ть не касается. И-ть борется только за права и-ти, т.е. самой себя, просто говорит о себе в третьем лице.

Человекопоклонничество это страсть к себе, а не поклонение человеку из массы. "Зачем тебе солнце, если ты куришь Шипку?" — писала и-ть и лауреат Бродский. В стране, где и-ти получают исключительные права — наступает “Время и-ти” (Perestroika). Широкие слои стремятся уровняться в правах, мимикрируя под и-ть. Сокращается прослойка из массы между и-тями и они обнаруживают себя в обществе подобных и неотличимых. Это больно, это заставляет их скакать выше и орать громче, доказывая свою самость и клеймя массу. Начинается жизнь-митинг и свобода. Когда свобода, сеять хлеб это отупляющее изнурение, границы — пережиток, а государство — ГУЛАГ.

И-ть не защитит страну вокруг себя. И-ть в принципе не рискует за нечто менее ценное, чем её жизнь, а жизнь бесценна, как слеза ребёнка. Правильная и-ть объявит свою страну тупиком развития и лишит её права на существование. И-ть выше любой страны, и-ть — гражданка космоса, например. Она слишком ценна для вселенной, чтоб принадлежать одному народцу. Даже планетке, если будет куда с неё валить. Нет, сама и-ть не способна разрушить страну. Тонко ощущающим и-тям, скажем, чтоб ударить человека, нужно прочувствовать последствия в масштабах от клетки до галактики. И-ть утрачивает любую решительность.

Когда внешние силы проплачивают политически-мёртвых и-тей, то исключительно в расчете на разжигание массы, чей иммунитет родит антитела — самородков-харизматов. Поэтому проплаченные не бьются за электорат, а "плюют в кресты". Самородки грубы и рьяны, в спорах с тонкими и-тями они не строят полемических редутов, они бьют прикладом в лицо. Томные риторические дуэли сменяются террором и и-тями удобряют поля. Стихия масс бушует до тех пор, пока достаточная часть самородков не осознает свою и-ть. Далее, утилизация самородков, не признавших право товарищей на и-ть. Новая и-ть оценит вклад и-ти в революцию и старая и-ть вползёт в литературу и кино. Их перепуганное перо вдохновит на трудовые подвиги и человечки сомкнутся в массу, чтоб чего-то строить и куда-то идти. Хорошо быть индивидуальностью среди массы.