— 17 апреля, 2021 —
 
Экономика страны

Отобрать детей у невидимых рук рынка. Послесловие к трагедии на озере

Судя по количеству мыслимых и немыслимых нарушений – нужно быть просто жадной и безответственной сволочью

Тонутьвообще страшно.

И,к сожалению, происходит что-то подобноеисключительно по чьему-нибудьраздолбайству, если не сказать жестче.

Примериз личного опыта.

Уменя день рождения так-то девятогодекабря, но с некоторых пор я началсправлять его еще и на месяц раньше,девятого ноября.

Делобыло так.

Мызакрывали рыболовный сезон на одной изсамых комфортабельных баз в Камызякскомрайоне Астраханской области, причембыли на этой базе «не просто так», а попрямому приглашению хозяев.

Отловились,надо сказать, - так себе, осень была тогдаранней и вода уже стала очень холодной:утром шесть градусов, днем пару днейнемного прогревалась, до восьми.

Пришлапора улетать.

Одиниз членов рыболовного коллективаоказался жутким трудоголиком и оченьхотел попасть девятого ноября на работу,поэтому билеты взяли на летавшие тогдаеще какие-то местные авиалинии, на шестьутра. Тут надо сказать, что сама базарасполагается в очень живописном месте,на острове, и по суше туда никак недобраться: поэтому до такси нас везтрансфером катер, в два часа ночи, - нуи Бог с ним, там дел-то на пятнадцатьминут. И вот как раз эти пятнадцать минути чуть не оказались последними в нашейжизни. Дело в том, что егерь, который насдолжен был везти, «приболел» (естьподозрение, что мы все эту болезньсорокоградусную очень хорошо знаем) ируководство попросило встать на рулевуюкатера восемнадцатилетнего соплякабармена. Который не очень хорошо,во-первых, понимал, что ночью на водеберег неузнаваем. А во-вторых, каквыяснилось потом, не «отщелкнул» доконца при выходе с мелководья мощныйстопятидесятисильный движок. Катер при«выходе на глиссер» «зарыскал», врезалсяв береговую бровку и медленно-медленноперевернулся. Для полноты ощущений, -катер «тентованый», красивый, новенький,белоснежный. И тентованый – тут словоключевое, потому как тент был пластиковый,в полтора пальца толщиной, и, перевернувшись,катер немедленно превратился в затонувшуютюрьму.

Бармени еще один рыбак (он нас во многом и спас,по грудь в ледяной воде державший катерруками, чтобы не унесло по протоке вяму) успели высочить через нос. Остальныеоказались в ловушке. Не буду описывать,но это было реально страшно. Хорошо еще,что люди все были опытные, матерыемужики, ни одной женщины и ребенка, всетрезвые. Сообразили всплыть под днище,ставшее крышей, где образоваласьвоздушная подушка, потом по очерединыряли, разрывая тент в ледяной водеголыми руками. Когда мне, последнему,удалось вынырнуть на поверхность ивдохнуть кончающийся в легких воздух,я плавал в ледяной волжской ночной воде,как в джакузи…

Спаслисьвсе.

Нотут были офицер-подводник, два бывшихспецназовца, опытный рыбак-карпятник.Все – матерые, битые жизнью мужики,знающие, что такое «вода» и умеющиебыстро ориентироваться и не паниковать.

Ито с утра приехавшие поднимать катерМЧС-овцы удивленно тыкали пальцами вкресла: «тут покойник сидел, и тут долженбыл покойник сидеть». И, кстати, да:бармена мы били только один раз, когдаузнали, что он, растерявшись, выскочили убежал на берег вместе с ножом в ножнах.Потому как мы умудрились разорватьтолстый пластик голыми руками, - понятьне мог никто, включая нас.

…Этоя, собственно, к чему.

Яне знаю, кем надо быть, чтобы отправитькучу детишек с несколькими неопытнымивзрослыми в ночь на Сямоозере, где ятоже когда-то был и прекрасно знаюкороткую, крутую, «злую» волну, которуютам раздувает даже при небольшом ветре.Просто особенности акватории, озеромелкое, три-четыре метра, при огромном«зеркале». Плюс особенности карельскогорельефа: длинные узкие острова, и когдаветер раздувает между островами – этоготовая аэродинамическая труба, черезкоторую не очень просто пройти дажеопытному походнику и рыбаку.

Судяпо количеству мыслимых и немыслимыхнарушений – нужно быть просто жаднойи безответственной сволочью, которая,«болея за свое дело» и пытаясь "выкружитькопеечку", готова на очень и оченьмного стыдливо закрывать глаза. В томчисле и на такие мелочи, от которыхстановятся дыбом волосы у любогоболее-менее опытного туриста-водникаи/или привыкшего «к северам» рыбака.

И– ведь ничего не скажешь.

«Рынок-с».

Длятого, чтобы зарабатывать деньги, в концеконцов, люди и «выигрывали тендера».

Иделайте со мной что хотите, называйте«врагом рыночных ценностей» и «свободыценообразования», но хотя бы вот в такихсоциально-значимых отраслях, какмедицина, образование, работа с детьми- эту чертову «невидимую руку рынка»надо в любому случае максимальнобезжалостно убирать.