— 17 сентября, 2021 —
 
Экономика страны

К началу "русско-египетской войны за еду": сами виноваты

Попытки Египта сбить цены на российское зерно путём наезда закончились немного предсказуемо

Что ж они все такиенепонятливые?

Ведь, казалось бы, запоследние годы Россия внятно далапонять, что за любой недружественныйшаг в ее сторону, особенно имеющийэкономическую составляющую и влекущийфинансовые потери для страны, обязательнобудет чувствительный ответ. Постепенный,но неуклонный отказ от транзита черезПрибалтику. Показательная порка Туркмениив виде отказа от закупок туркменскогогаза за нарушение заключенного нескольколет назад договора. Список можнопродолжать очень долго.

Причем если в предыдущиегоды предварительно поступало несколькопредупреждений с рекомендациями сменитьнедружественную России линию, то теперьприлетает молниеносно.

Самый свежий случай –с Египтом и импортируемой им пшеницей.

С одной стороны, Египет– один из крупнейших мировых импортеровпшеницы и весьма привлекательный в этомсмысле рынок.

С другой стороны, в мирев этом году рекордный урожай зерна вцелом, а в России особенно. Прогнозыбьют все рекорды.

Понятно желание Египтав этих условиях добиться запредельнонизких цен на поставляемую пшеницу.Желание-то понятно, но надо же и на парушагов последствия просчитывать.

Весь сыр-бор случилсяиз-за того, что Египет в конце августаввел беспрецедентные требования кзараженности зерна грибком спорыньи –нулевые. Соблюсти данные требованияневозможно физически. Международнымстандартом в данном случае является до0,05% спорыньи в пшенице.

Уловка египтян прозрачна:при выставлении заведомо невыполнимыхусловий есть возможность давить напотенциальных поставщиков, принуждаяих к снижению цен, и в итоге выбратьтого, кого удалось продавить максимально.В результате основной удар – хотелиони того или нет – оказался нанесен поРоссии, поскольку именно мы удерживаемпорядка 65 процентов поставок пшеницыв Египет.

Однако вместо того,чтобы долго и мучительно бодаться сегиптянами по поводу пшеницы, пытаясьдобиться от них здравомыслия, Кремльответил уже по традиции ассимметрично,причем по силе удара это вполне тянетна нокдаун.

В пятницу было объявленоо приостановке поставок плодоовощнойпродукции в Россию из Египта по ужепривычному обоснованию в виде «небезопаснойв фитосанитарном отношении подкарантиннойпродукции» и «до принятия египетскойстороной эффективных мер по обеспечениюфитосанитарной безопасности продукции,поставляемой в Россию».

Как для России важенегипетский рынок зерна, так и для Египтароссийский рынок сельхозпродукции -ключевой. Египтяне удерживают порядкатрети рынка овощей и фруктов в нашейстране.

Учитывая, что экономикаЕгипта находится в крайне непростомположении со всех сторон, включаятяжелейший кризис туристической отрасли,надо думать, перспектива потерятьэкспорт сельхозпродукции в Россиювызвала бурю эмоций у египетскихпроизводителей.

Во всяком случае, ровносутки спустя после заявленияРоссельхознадзора глава карантиннойслужбы Египта заявил, что Россия вовсене входит в список стран, откуда запрещенимпорт пшеницы из-за содержания спорыньив зерне.

Надо полагать,пшенично-овощное «недопонимание» междунашими странами утрясется в скоромвремени. Из Новороссийска вновь отправятсяв Египет суда с зерном, а оттуда кнам – суда с апельсинами, помидорами икартофелем.

Несколькоугнетает только одно, то, как тяжело имедленно происходит понимание очевиднейшихидей, которые продвигает Россия всовременном мире: если есть проблемныетемы, надо разговаривать и искать точкисоприкосновения, а кидать камни, живяв стеклянном доме, последнее дело.

Так что, пока Россия,донося добрым словом свою позицию,вынуждена все время под рукой держатьпистолет.