— 02 августа, 2021 —
 
Войны

​Год России в Сирии: сколько это стоило

Расходы на операцию в Сирии заместили расходы на боевую подготовку

Ровно год назад президентСирии Башар Асад обратился к России софициальной просьбой о помощи. Сослалсяон на договор о дружбе и сотрудничестве,унаследованный ещё от СССР - он былзаключён в 1980 году. Президент Путиннезамедлительнопопросил Совет Федерации разрешитьиспользование вооружённых сил за рубежом– и так же незамедлительно получилединогласное согласие. СовФеду согласитьсябыло нетрудно, поскольку к тому моментуроссийские самолёты, вертолёты и силыобеспечения уже были на месте. Такофициально началась российская операцияв Сирии.

Сенсационная новостьнемедленно вызвала пересуды и вопросы.Любой иностранный комментатор считалсвоим долгом обязательно припомнитьАфганистан, Вьетнам и соседний Ирак. ВРоссии же в первую очередь обсуждалиматериальную сторону вопроса, ведьстрана к тому времени уже полтора годанаходилась под западными санкциями.

Для подсчёта расходовна сирийскую операцию всего есть дваспособа. Первый – как можно тщательнееучесть каждую возможную статью расходови подсчитать её стоимость. Сколько стоитсброшенная на террористов бомба иливыпущенная крылатая ракета, тоннапотраченного керосина, час полётасамолёта, денежное и вещевое довольствиедля военнослужащих, доставка многочисленногоснабжения из России в Сирию и так далее.Потом эти цифры надо сложить – такполучится цена операции.

И журналисты соревновалисьдруг с другом в поисках экспертов икомментаторов, которые могли бы наиболееточно и обоснованно подсчитать каждыйэлемент этой мозаики. В результатеразброс цифр, упомянутых в прессе запоследние двенадцать месяцев, составилот 2,5 млн долларов до 4 млн евро за каждыйдень операции. Результат не сильновпечатляет, даже если взять максимальнуюоценку в 4 млн евро – в этом случае годсирийской операции обошёлся в 1,46 млрдевро.

Но есть и другой способподсчёта, не менее логичный. Для этоговсего лишь стоит задуматься, а что быделали эти самолёты, лётчики и корабли,если бы никакой операции в Сирии небыло? Ответ очевиден – в этом случаевсе они делали бы то же самое, что исейчас. Самолёты и лётчики должны былибы летать, жечь топливо, тратить моторесурси бомбить российские полигоны вместоисламских террористов. Корабли, которыесейчас обеспечивают «сирийский экспресс»и патрулируют Средиземное море, должныбыли бы ходить в учебные походы. «Калибры»должны были бы запускаться по учебнымцелям, а не по базам боевиков. Ибо времена,когда корабли и самолёты стояли наприколе, а солдаты и офицеры училисьвоевать на постройке генеральских дач,закончились – и есть надежда, чтонавсегда.

Вот и получается, чторасходы Министерства обороны на операциюв Сирии в основном заместили собой точнотакие же расходы, но предназначенныена обычную боевую подготовку. Безусловно,участие в реальных интенсивных боевыхдействиях более чем заменяет обычныеучения, поэтому МО пользуется этим,стараясь провести через Сирию как можнобольше солдат и офицеров всехспециальностей, часто их ротируя. Врезультате в армии растёт количествовоеннослужащих с боевым опытом, а самиони получают дополнительные возможностидля карьерного роста. С этим связана исамая приятная статья дополнительныхрасходов – награды и повышения в звании.

Сверх этих расходовприходится потратиться только накомандировочные для сирийскогоконтингента (в разное время от 2,5 до 4тыс. чел. военных и гражданскогообслуживающего персонала). Каких-тодополнительных денег потребует иускоренная выслуга лет, положенная заучастие в боевых действиях, но это вбудущем.

Ещё до начала операциифлоту пришлось закупить несколькотранспортных судов, которые теперьучаствуют в «сирийском экспрессе»наряду с десантными кораблями и флотскимитанкерами. На это пришлось пойти послеслучаев попытки досмотра и перехватароссийских грузов для Сирии, которыеимели место в 2012-2014 годах – несколькораз задерживались зафрахтованныеРоссией и Сирией суда разных стран, аоднажды Турцияперехватила и принудила к посадкерейсовый пассажирский самолётМосква-Дамаск, в результате чего туркиконфисковали груз, который сочли военным.Зато сейчас желающих остановить идосмотреть российские транспорты подвоенно-морским Андреевским флагом ненаходится.

Собственно, премьер-министрМедведев прямо об этоми сказал в прошлом декабре, когдабюджет на 2016 год уже был принят -Министерство обороны профинансируетоперацию в Сирии за счёт перераспределениясвоего бюджета. А на 2016 год расходы МОбыли запланированы даже чуть меньше,чем в 2015 – 3,14 триллиона рублей против3,6 триллионов.

Есть в сирийской операциии самая тяжёлая статья расходов –потери. Один самолёт, сбитый турками, итри вертолёта. И самое главное –девятнадцатьпогибших военнослужащих. Всего за месяцдо первых потерь на Валдайском форумеПутин сказал об этом: «Наши военные натерритории Сирии, конечно, борются стерроризмом, но не только. В первуюочередь они защищают интересы Россиии российского народа. Они рискуют издоровьем, и жизнью, в этом смысле онивсе герои. Но они избрали эту профессиюдобровольно, это их выбор. Я ими горжусь.»

Работайте, братья.