— 21 апреля, 2021 —
 
Общество

Страна победивших женщин, или Почему в России презирают феминизм

Россия является мировым лидером по доле женщин-руководителей и забыла о феминизме больше, чем запад когда-либо знал

Чрезвычайно уважаемыйв мире либеральный фонд имени ФридрихаНауманна провел в России социологическоеисследование и пришел к выводу, что ЭтаСтрана (™) безнадежна. Она населенаультраконсервативнымигомофобами с рабской психологией.

Но есть в результатахисследования момент, который смутилнемцев тем, что не вписывается в достаточностройную картину мракобесного Мордора,а именно:

«Примечательно, чтотакие ультраконсервативные взгляды ненаходят выражения применительно кдоходам членов семьи: 63,5% респондентовположительно оценили ситуацию, прикоторой жена зарабатывает больше мужа».

Это в свою очередьсоответствует как другим исследованиям,так реальности, в которой живет большинствороссиян.

ВЦИОМ опубликовалрезультаты свежего опроса, которыесвидетельствуют о том, что россияне, вцелом, совершенно благоприятно относятсяк идее занятия женщиной ключевыхполитических и государственных постов,включая премьерский. Исключение сделанодля руководства силовых структур (всего12 процентов опрошенных поддерживаютэту идею) и первого поста в государстве(32 процента).

Параллельно Россияявляется мировым лидером по долеженщин-менеджеров. Утверждается,что в 2016 году они занимают 45% высшихуправленческих позиций, что на 5 пунктовбольше, чем годом ранее (40%). Не говоряуже о том, что женщины занимают такиеважнейшие для страны посты, как главыЦентрального Банка и Счетной палаты(про министров социального блока можнои не упоминать вовсе).

Однако данный текстпосвящен не демонстрации того, как уРоссии все хорошо в сфере эмансипацииженщин, а попытке разобраться, а почему,собственно, у нас так хорошо в данномвопросе – куда лучше «в среднем побольнице», нежели в странах Запада,которые, казалось бы, являются мировымфлагманом борьбы за права женщин.

Если переиначить одноостроумное высказывание, то можносказать, что «Россия забыла об эмансипацииженщин больше, чем Запад когда-либо оней узнает».

Дело в том, что женскаяэмансипация у нас стала частью общегодобровольно-принудительного процессаперетаскивания страны из традиционного(и даже патриархального) состояния всовременность, который осуществилибольшевики после революции.

Разумеется, тогда, в1920-30-е годы были эксцессы, проблемы итрагедии, связанные с выравниваниемженщин в правах и социальном статусе смужчинами. Просто на фоне прочихграндиозных процессов – ликвидациинеграмотности, индустриализации,коллективизации и перестраивания всегообщественного уклада – это было частьюобщей картины, причем не самой значительной.

В результате это привелок тому, что проблемы, которые до сих пормучительно ощущаются и решаются взападном обществе, вообще не воспринимаютсятаковыми в российском, потому что решенынашими бабушками-прабабушками еще 70-90лет назад.

Для Америки национальнойгордостью являются женщины, которые вовремя Второй мировой войны встали зазаводские станки вместо ушедших нафронт мужчин (они доказали, что женщинытоже могут работать на производстве –Wecan do it!).Этой теме посвящено огромное количествопроизведений искусства, как и тому, какбольно и трудно было американкамвозвращаться в статус домохозяек, когдавернувшиеся после войны мужчины вытеснилиих с заводов.

Для России труженицытыла также являются предметом гордости.Вот только причиной является не самфакт работы женщин на заводах (к началувойны в СССР в этом уже не было ничегоиз ряда вон выходящего), а тяжелейшиеусловия, в которых приходилось этоделать – бомбежки, недоедания, 12-часовыесмены без выходных и т.д. и т.п.

А ведь были еще женщины,служившие в армии, причем не только втылу и на вспомогательных должностях,но и воевавшие непосредственно напередовой (радисты, снайперы, летчики),что для западного мира и сейчас-то труднопостижимо, а 80 лет назад было и вовсенемыслимым.

Много десятилетийактивного социального продвиженияженщин в СССР привело к тому, чторавноправие полов вполне органичновписалось в общественное сознание, востальном действительно в значительнойстепени традиционное.

Именно этим порождаетсяпрезрительное отношение к современномфеминизму в России. Причем не только состороны мужчин (которых можно было быобвинить в недомыслии и шовинизме), нои женщин, включая самых успешных.

Для общества, в которомженщины уже почти столетие имеют правоголоса, в котором уже много десятилетийникого не удивишь женщиной врачом,инженером или министром, квоты на женскоепредставительство в руководстве,принудительные отпуска по уходу заребенком для отцов и иски о дискриминациивыглядят имитацией равноправия, а неим самим.

Россияточно знает, что женщины могут кластьшпалы, летать в космос, воевать ируководить государством. Как известно,в российской истории всего два государяудостоились приставки «Великий», однимиз них была женщина и именно с ее именемсвязан период, который остался вотечественной историографии – ну, илимифологии – как Золотой век.

В результате российскоеобщество давно уже переросло западноеотношение к женской эмансипации, котороевыглядит в наших глазах не очень умнымподростковым максимализмом.

У нас в основеисконно-посконный прагматизм. Шпалылучше пусть кладут машины. На передовойхорошо бы женщинам больше не воевать –Великой Отечественной хватило. Еслиженщина хочет, то она может как детейрожать и мужу борщи варить, так итранснациональной корпорацией рулить(только не стоит рассчитывать на поблажкина карьерном пути). А что касаетсяруководства государства, то если появитсяподходящая кандидатура, то, сдаетсямне, что 68 процентов противников такоговарианта легко изменят свое мнение.

Кстати, возможно,относительная легкость того, как вРоссии утвердилось не формальное, ареальное равенство полов, связано ещеи с тем, что в русском языке (одном изнемногих, кстати) «мужчина» и «человек»это разные слова.

В России историческинет сомнений, что женщина – тоже человек.