— 27 ноября, 2021 —
 
Экономика страны

О необходимости привязки ставок коммерческого кредитования к учётной ставке ЦБ

Существует та же американская, допустим, модель разделения банков на «обычные» и «инвестиционные»

Как известно, еще17 сентября Банк России понизилключевую ставку на 0,5 процентногопункта, до 10% годовых. При этомЦентробанк заявил,что следующего снижения ставки в этомгоду ожидать не стоит, а возможно,оно состоится не раньше первогополугодия 2017 года.

Темне менее, бывший финансовый министр А. Кудрин прогнозирует,что ключевая ставка Банка России будетпостепенно снижаться. И уже где-то черезгод опустится до весьма, казалосьбы, комфортных для нашей экономики 6,5%.

С учетом того, что Алексей Леонидовичдо сих пор является не только одним из«мозговых центров» нашего экономическогоблока, но и – без дураков – одним излучших финансовых экспертов напостсоветском пространстве, ему тут безусловно можнодоверять. Причем, даже чуть больше, чемстремящемуся быть святее самого ПапыРимского в монетарном плане ЦБ.

Проблематут в том, что снижение ставок ЦБ в нашем– уникальном, заметьте, - российскомслучае мало сказывается на реальномпоступлении дешевеющих денег в реальныйсектор российской экономики.

Почему?

Всё просто.

Банкамэто просто не выгодно.

Нашимбанкам куда выгоднее инвестироватьсредства не в кредиты для реальногосектора, а в спекуляцииценными бумагами, валютой и прочиезамечательные ништяки.

Помимовсего прочего, приносящие куда болеебыстрый и куда более вкусный доход.

Ну,а с кредитованием реального секторабанки в подобного рода ситуацииразбираются довольно просто и круто:за счет запретительных фактически ставок по коммерческому кредитованиюпредприятий данного сектора.

Рынок-с,господа.

Приэтом государственные инвестиции в свой«финансовый сектор» выпрашивая, кстати,исправно и получая рекордные доходы, очем потом с гордостью и отчитываютсядаже на уровне как бы «государственного»,но давным-давно живущего по исключительно«международным рыночным принципам»Сбербанка России.

И,что самое смешное, об этом говорилосьв тот же день и на той же площадкеСочинского форума, на котором выступалпо поводу снижения учетной ставкиАлексей Леонидович Кудрин. «Сегодняу нас созданы идеальные условиядля carry trade. Эксперты говорят чтони одна страна в мире не создалатаких идеальных условий для валютныхспекулянтов. Действительно, это былотак в 2014 году, сегодня мы опять в техже условиях», - заявил на международноминвестиционном форуме бизнес-омбудсменБорис Титов.

И,кстати, совершенно справедливо добавил.

«Конечно,нужны ставки низкие, ставки конкурентныепо сравнению и с теми странами,которые даже имея отрицательные ставкиразвивают свои инвестиции. У насзапретительные ставки для развитияреального сектора, а на финансовыхрынках еще никто экономики не создавал».

Самоетолько смешное, что «рецепт» не озвучилдаже и он, которому бы это, казалось, подолжности положено.

Междутем этот «рецепт» не просто существует,он уже давно, очень давно, причем вразличных моделях, успешно работает натех мировых рынках, где «идеальныеусловия для carry trade» не декларируютсяи не лоббируются как самоцель. То есть,практически, - везде. Существует та жеамериканская, допустим, модель разделениябанков на «обычные» и «инвестиционные»,которые и имеют право работать наспекулятивных фондовых рынках, но немогут при этом осуществлять ряд операцийна других секторах. Есть «японская»,которая вообще позволяет банкамотправлять на спекуляции ценнымибумагами довольно скромный процент ихкапитала. И, фактически, во всемцивилизованном мире существует в томлибо ином виде старательно умалчиваемыйнашими любимыми банкирами и их клевретамии прочей медийно-значимой клакой «запретна ростовщический процент».

Иу нас это тоже вполне можно сделать,причем это довольно просто и не потребуеткаких-либо дополнительных финансовыхзатрат на государственном уровне.Законодательным ограничением «пояпонской модели» средств, отправляемыхбанками на спекулятивные рынки плюсзаконодательным же ограничением«банковской маржи» и привязке ее кучетной ставке ЦБ Российской Федерации.Допустим, ставка коммерческогокредитования не должна превышать учетнуюставку более чем на пять, или, черт сним, семь процентов. Ну да, рекордныеприбыли «важнейших институтов экономики»тогда слегка подожмуться. Зато сколькоденег тогда в несчастный и остронуждающийся в них реальный секторсможет, наверное, прийти. И не будеттогда несчастная председатель СчетнойПалаты РФ Татьяна Голикова недоумевать:как это так, дали банкам триллион денег,а объемы реального коммерческогокредитования даже и сократились. И небудут ей банки честно отвечать: а мы ихпустили на спекулятивные рынки, потомукак нам это выгодно, а законом, простите,вот вообще ни разу не запрещено.