— 23 апреля, 2021 —
 
Будущее

О реальной Евразии и виртуальной Атлантике

​Китай начинает с Евразийским экономическим союзом переговоры по соглашению по торгово-экономическому сотрудничеству, включая ЗСТ

Китайначинает с Евразийским экономическимсоюзом переговорыпо соглашению по торгово-экономическомусотрудничеству, включая ЗСТ, о чем ирассказывает посол России в КитаеАндрей Денисов. Дословно это звучиттак: «стороны уже обменялись определенныминаработками в области подготовкипроекта будущего соглашения, то естьэта работа идет, это принципиально новыймомент этого года». Что в переводе сдипломатического на русский означаетперевод переговоров в их завершающуюфазу. Причем, собственно говоря, именнооб этом, т.е. о консолидации – за счеттерриторий и географического удобстваи безопасности маршрутов – разных ветокВеликого Шелкового Пути через территорииЕврАзЭС и договорились, по сути (точнее,объявили о, видимо, ранее достигнутыхдоговоренностях) Путин с Назарбаевымна бизнес-форуме в Астане.

Этодовольно-таки тектоническое длятранс-евразийской экономики изменение.Но это ещё не всё.

Назападном фронте тоже не без перемен.

Глава«Газпрома» АлексейМиллер в рамках Петербургскогомеждународного газового форума провелвстречи с представителями Uniper, Engie,Shell, Wintershall и OMV — партнерамипо строительству газопровода "Северныйпоток-2". Последние подтвердили своюпозицию способствовать реализациипроекта, говорится в сообщениях"Газпрома" и пресс-релизах всехостальных участников состоявшихсяпереговоров.

Иэто, в общем, тоже не удивительно.

Какофициально прогнозирует австрийскаягазовая компания OMV, Европу уже в самомближайшем будущем ожидает рекордноепадение добычи собственного газа, тогдакак спрос на голубое топливо будетрасти. «На50 млрд. кубометров в год будет сокращатьсясобственная добыча в Европе, и мы должныбудем заполнить разрыв за счет импорта.Спрос же будет расти», - заявил наПетербургском международном газовомфоруме член правления австрийской OMVМанфред Ляйтнер. И, как далее цитируетего российское РИА «Новости»: «Нашепартнерство с Россией – это важныйэлемент обеспечения того, что Европев будущем будут доступны надежныепоставки газа. А наши будущие совместныепроекты необходимы для укреплениядоверия этого партнерства».

Понятьгерра Ляйнтера можно: при таких прогнозахпадения добычи Европа рискует остатьсябез собственного газа уже к серединеследующего десятилетия. И даже если оннекоторым образом преувеличивает, тоникакими «американскими сланцами» этовыпадение не заменить: более того, нарастущем рынке хватит места и российскомутрубопроводному, и американскомусланцевому газу.

Нодело тут, в общем-то, даже не в этом.

Этовсе – всего лишь примеры трагического,по сути, разрыва атлантистской «виртуальнойполитики» с реальным положением дел. Аэто, тут не надо преуменьшать происходящее,- довольно опасный тренд. Потому какименно виртуальными кнопками виртуальныеи «медийные» политики в последниедесятилетия бесстрашно развязываютвполне реальные кровавые войны, которыепока что, к счастью, идут довольно далеконе только от них, но и, в общем, от нас.

Поэтомусейчас внешнеполитическая задача номеродин - по возможности не допуститьпереход "виртуальной атаки" на нареальный евразийский материк от Шанхаядо Лиссабона.