— 20 апреля, 2021 —
 
Новый кризис

Война секс-компроматов как пролог к новому средневековью

Новая безжалостность породит "новые старые добродетели"

Человечество почти всесвою историю жило в условиях, которыедля нас, счастливчиков, принадлежащихзолотому миллиарду, выглядят невыносимокошмарными.

Люди жили тяжело, голоднои недолго (оставим пока за кадром тотфакт, что огромная часть человечестваживет так и по сей день). Крайняя суровостьправил общественного общежития (какгосударственных законов, так и неписаныхсоциальных установок) проистекала извнешних условий жизни. Наиболеебезжалостно общество было к самымуязвимым – детям, больным и старикам.

Причина была, разумеется,не в бессмысленной жестокости, а врациональном подходе. У человечестваобъективно не было ресурсов заботитьсяо слабых, а также не было необходимыхзнаний, чтобы делать их жизнь комфортной.

Смерть была избавлениемот мучительной жизни, и человеческоеобщество проявляло своего рода милосердие,создавая условия, чтобы слабые уходиликак можно быстрее.

Все изменилось недавно,всего несколько десятилетий назад. Содной стороны, наука и медицина совершиликачественный скачок и создали принципиальноновые условия, в которых стало возможнопомогать ранее обреченным. А с другойстороны, человечество совершилоидеологический прорыв, что привело вреальности к созданию государствавсеобщего благосостояния, чьим главнымобъектом заботы стали как раз самыеслабые и незащищенные.

Однако, как говорится,недолго музыка играла.

Ныне мы являемсясвидетелями агонии государства всеобщегоблагосостояния.

Причина проста – денегнет. Пенсионные фонды, фонды социальногои обязательного медицинского страхованиятрещат по швам по всему миру. У человечестваподходят к концу средства, чтобызаботиться о больных, стариках и детях.

При этом возможностинауки и медицины помогать им возрастаютгод от года – неприятное и опасное дляобщественной стабильности сочетание.

Последние годы мынаблюдаем, как на месте государствавсеобщего благосостояние возникаетчто-то новенькое, смутно напоминающеестаренькое, пусть и в куда болеепривлекательной гламурной упаковке. Иничего удивительного, что в авангардеэтого процесса стоят западные страны,которые построили самую масштабную иразвитию систему социальной защиты ив результате первыми столкнулись сосознанием, что очень скоро она станетнеподъемной для общества.

Пока процесс носитглубинный характер идеологическойперестройки, но его проявления вреальности уже достаточно масштабны,чтобы их невозможно было не заметить.

Наиболее яркий пример– эвтаназия.

Все началось летпятнадцать назад с заявленного намеренияпомочь освободиться от страданийбезнадежным больным, которые желают ихпрекратить, но физически не могут этогосделать.

Это бесспорно гуманныймотив. Ну, а то, что смерть каждого такогобольного это заметное сокращениерасходов социальных фондов (на медицинскиеуслуги, лекарства, уход), так это делотридцать третье, и упоминать об этомнеобязательно.

За пятнадцать лет Европапрошла большой путь в этом направлении,и вот уже на повестке дня легализацияэвтаназии для здоровых людей.Подразумевается, что это выход, в первуюочередь, для пенсионеров, которые нехотят/устали жить.

Пенсионеры – объективнотяжелейшее бремя для социальной системы.А тут такой удобный для всех выход.

Думаете, люди не захотятсамоубиваться?

Не стоит недооцениватьгибкость человеческой психики. Пятнадцатьлет ненавязчивой и привлекательнойпропаганды по всем каналам (от ТВ-сериаловдо личных примеров звезд) и эвтаназияв 75-85 лет будет считаться совершенноестественным делом, а на «ренегатов»будут посматривать косо.

Но эвтаназия далеко неединственный пример.

Президентская кампанияв США сделала невозможным игнорироватьеще один процесс, который полным ходомидет в западном мире уже какое-то время.Речь идет о десакрализации сексуальнойнеприкосновенности женщин.

Сексуальное насилиенад женщинами исторически двойственновоспринималось человеческим обществом.С одной стороны, это всегда было какодно из самых отвратительных и жестоконаказуемых преступлений. А с другойстороны, всегда присутствовал вариант«сама, дура, виновата».

Видится, что причинытакого различия лежат в традиционнопредписанной женщинам роли, котораятребовала добродетельного и целомудренногоповедения. Если женщина соответствовалаей, значит, она невинная жертва. Если женет, то ее можно было заклеймить какпорочную распутницу и ответственностьповесить на нее саму.

Современность внесласущественные коррективы эти расклады.Эмансипация и активная социальная жизньженщин потребовали внедрения вобщественное сознание установок, что,если женщина работает в мужскомколлективе, носит мини-юбку или ходитпо ночным клубам, это не значит, что онавиновата в том, что ее изнасиловали.

Проблема в том, чтопоследние годы наблюдается совершеннонеадекватный перехлест, примерамкоторого уже несть числа. От дела ДжулианаАссанжа (женщины с ним переспали, весьмадовольные связью с известным активистом,публично похвастались об этом, а черезнесколько дней передумали и подализаявление в полицию об изнасиловании)до текущей президентской кампании вШтатах.

Нынешняя грязная войнасекс-компроматов наносит тяжелейшийудар по проблеме изнасилований, потомучто внедряет в общественное бессознательноевосприятие пострадавших женщин какциничных и корыстных, а то и простолгуний. То есть, как и с темой эвтаназии,возвращает общество к традиционнойустановке, что невинной жертвой можетбыть только целомудренная добродетельнаяженщина, а все остальные идут по категории«сучка не захочет».

Это означает, что и вобласти положения женщин в общественаметился глобальный разворот на возвратк традиционным установкам в виде трехК.

Безусловно, это новоеобщество внешне будет совсем не похожена то, в котором жили наши уже достаточнодалекие предки. Но по существу оно будетрегулироваться теми же безжалостнымизаконами эволюционного отбора, которыемир попытался обмануть в ХХ веке.Исключение будет сделано только длябогатых и могущественных, которые будутиметь доступ к технологиям и возможностям,о которых не могли и мечтать правителипрошлого.

Добро пожаловать вновое средневековье.