— 21 сентября, 2021 —
 
Новый кризис

О предательстве Европы в "газовой войне": Россия получит то, что не нужно Украине

Еврокомиссия не хочет судиться с "Газпромом" по антимонопольному делу

27.10.2016

Какзаявилав среду еврокомиссар по вопросамконкуренции Маргрете Вестагер по итогамконсультаций с "Газпромом" вБрюсселе, стороны достигли прогрессапо урегулированию антимонопольного расследования ЕСпротив российской компании.

По словам еврокомиссара, стороны обговорили,каким именно образом «Газпром» в досудебном порядке рассеет опасения Еврокомиссии относительно соблюдения им норм конкуренции.

Россия в лице замглавы "Газпрома" А.Медведева выразилась в том же духе:

«Стороны выразилижелание найти взаимоприемлемое решениеи двигаться вперед. Сейчас мы вносимокончательные уточнения в наше официальноеполное предложение об урегулировании.Этот документ будет направлен вЕвропейскую комиссию в ближайшее время».

ПараллельноЕврокомиссиясерьезно измениласвое ключевую позицию по одному из самых «системообразующих»газовых споров с Россией, связанному ссудьбой прокачки по газопроводу Opal.

Напомним, что Opal– продолжение «Северного потока» потерритории Германии от Балтийскогоморя до границы сЧехией, позволяющее соединить«Северный поток» (а впоследствии, вероятно, и «Северный поток – 2») спотребителями газа в Центральной иВосточной Европе, минуя Украину.

Так вот, Еврокомиссия и Немецкое сетевое агентство приняли решение о предоставлении Газпрому доступа к более 50% мощности газопровода Opal. Ранее российская компания могла использовать не более половины, теперь, в связи с изменившимися обстоятельствами - для "других поставщиков" забронированы лишь от 10 до 20% мощностей газопровода.

Кстати, Польша, к примеру, уже грозится оспоритьв суде через свою нефтегазовую PGNiG не только это решение, нои пока ещё даже не заключённую мировую Еврокомиссии и Газпрома по антимонопольному расследованию.

Однако кое-что уже довольно хорошо понятно. Принципиальныерешения на настоящий момент времениуже приняты, и эти решения приняты не в "сторону обострения конфронтации", а в сторону реализма.

Ибо обстоятельства изменились, и та часть европейских элит, которая ещё за что-то отвечает перед гражданами и промышленным капиталом, - обнаруживает похвальное здравомыслие и способность признавать объективную реальность, подстраиваясь под неё.

Проблема тут не только в Украине,опять не закачавшей в свои хранилищанеобходимого для безболезненноготранзита объема газа. И не в том,что СПГ (сжиженный природный газ), на который столько возлагалось, пока что выглядит тупо экономически невыгоднеетрадиционного трубопроводного.

Есть и ещё ряд обстоятельств, в том числе:

а) в Европе, в связи с некоторым ростом производства, прогнозируется увеличение потребления газа на фоне резкого падения добычи в тех жеНидерландах и Великобритании;

б) подписаниедокументов и начало работ по «Турецкомупотоку» делает совершенно бессмысленным«сдерживание русских» по северномумаршруту.

И уже даже WallStreet Journal вынужден признать, что «Россияи ЕС предпринимают прагматические шаги,чтобы облегчить решение бизнес-проблем,в особенности на энергетическом фронте,где Россия остается основным поставщикомприродного газа для множества стран,входящих в Евросоюз».

И, соответственно, становится очевидным, что «антимонопольное дело» скореевсего прагматически скоро будет такили иначе закрыто. И «Северныйпоток – 2» окажется реальностью.

Аэто значит, что «энергетическая картаЕвропы» в среднесрочнойперспективе имеет все шансы получитьзаконченный и достаточно стабильныйвид.

Тот факт, что на этой карте - опять-таки не сегодня, а в среднесрочной перспективе - может сильно потускнеть Украина, не является необъяснимым.

Помимо политической нестабильности, не вполне добросовестного отношения к обязательствам и банальной изношенности ГТС, есть и простой факт: Украина как государство определённо дрейфует к несколько иной макроэкономической роли. Так, по данным статистики, с января по август нынешнего года Украина экспортировала аграрной продукции на сумму $9,1 млрд , что составило 40,1% всего национального экспорта за этот период.

Для сравнения: в 2013 году сельскохозяйственный экспорт Украины составил 24% от общего экспортного объёма, а до мирового кризиса и вовсе не превышал 12-15%.

Таким образом, Украина определённо движется к статусу той самой "сельскохозяйственной сверхдержавы", который обещал ей экс-посол США Пайетт.

На данном пути в силу обстоятельств постсоветской республике не до развития "непрофильных" отраслей. Теоретически имелся сценарий, на котором настаивали, в частности, США: политическими методами заморозить все обходные российские "потоки" и принудить Россию вкладываться в обновление украинской газотранспортной системы.

Однако данный сценарий остался не реализованным. В сложившейся же ситуации восходящей аграрной сверхдержаве статус сверхдержавы энерготранзитной уже не нужен.