— 15 апреля, 2021 —
 
Политика России

Иностранные инвестиции разлагают и экономику, и политику

Почему элиты при иностранном капитале всегда настроены антигосударственно

В ток-шоу «Времяпокажет» на Первом канале в эфире от 7 ноября обсуждали,помимо прочего, причины ВеликойОктябрьской социалистической революции,происшедшей ровно за 99 лет до передачи.Один из присутствовавших историковуказал: Октябрь — неизбежное следствиеФевраля, когда действующую властьобрушили близкие идейные родственникинынешних российских либералов, причёмобрушение готовилось массированнойкампанией клеветы, начиная с середины1915 го года. Кампанию согласоваливажнейшие тогда деятели — члены правящейдинастии, другая высшая знать, богачи…

Он также отметил: судяи по тогдашним публикациям, и по дошедшимдо нас дневниковым записям, и повоспоминаниям, практически все верхниеслои тогдашнего общества были настроенырезко антигосударственно. В частности,это проявилось в их готовности валитьтогдашнюю власть в разгар Мировой войны,уже потребовавшей от всей страны почтинебывалого напряжения сил: не зря еётогда называли Второй Отечественнойвойной — Первой была война 1812 гогода. С тех пор сходного накалаантигосударственных настроений ненаблюдалось до самой перестройки, затос неё и по сей день кампания публичнойненависти общественной верхушки к своейстране идёт весьма бурно.

Прямо по ходу еговысказываний у меня возникло предположениео глубинной причине сходства тогдашнейи нынешней психологической обстановки.Увы, в прямом эфире не нашлось места длявысказывания на эту тему — хватало идругих поводов поспорить. Зато теперьформулирую подробнее.

По меньшей мере ссередины XVIII века бюджет Российскойимперии сводился с заметным дефицитом:редкие периоды совпадения высокихдоходов со скромными расходами позволялив лучшем случае возвращать ранеенакопленные долги. После отмены 1861.03.03крепостного права (к тому временидворянам и промышленникам принадлежало2/5 населения страны) положение дополнительноухудшилось: дворяне теперь лишилисьпоследней причины подолгу находитьсяв своих имениях, так что причитающиесяим выкупные платежи за земли, ставшиесобственностью крестьян, прогуливали— по большей части за рубежом, то естьпоток денег из страны ещё возрос. Теперьдефицитным стал не только бюджетгосударства, но и весь платёжный баланс.

Выход из положенияпредставлялся очевидным: развитьсобственное промышленное производство,сократить импорт, нарастить идиверсифицировать экспорт, в том числеустранить зависимость от конъюнктурырынка зерна — главного тогда нашеготовара, выходящего на мировой рынок. Нодля внедрения эффективных технологий,а тем более для создания новых производствнужны всё те же деньги. А их и так нехватает.

Почти одновременно снами в сходном положении оказались ещёдве державы — хотя и далеко не стольвеликие, как Россия, но тоже весьмазначимые. Они решили проблему инвестицийсобственными силами.

В 1861 м южная — болееаграрная — половина СоединённыхГосударств Америки объявила себяотдельными Конфедеративными ГосударствамиАмерики. 1861.04.12 она обстреляла находящийсяна её территории, но в северной юрисдикции,форт Самтер. 1865.06.23 остатки войск КГАкапитулировали. В ходе последовавшегодесятилетия Реконструкции Юга остаткиего ресурсов изъяты в пользу Севера ине столько разворованы, сколькоизрасходованы на развитие тамошнейпромышленности. Таможенный протекционизмне меньше, чем разорение Юга, воспрепятствовалпривычной закупке британских товаров.

1871.01.18 в Зеркальнойгалерее Версальского дворца Северогерманскийсоюз, несколькими месяцами ранееразгромивший Францию, провозглашёнГерманской империей. Вскоре в неё вошлиостальные германские государства, кромеАвстрии. 5 миллиардов франков — около1000 тонн золота — контрибуции с Франциипошли в основном на развитие германскойпромышленности.

Россия же не смоглаиспользовать свои ресурсы для себя.Ставка на иностранных инвесторов икредиторов поначалу выглядела успешной.По многим формальным показателям,характеризующим состояние экономики,страна вышла на первое место в мире. Носуммарный показатель — доля в валовоммировом продукте — хотя и рос, но кудамедленнее, чем у СГА и Германии.

Причина очевидна: всемнужны клиенты, но не конкуренты. Иностранцывкладывают средства в то, что подкрепляетих собственное хозяйство, но не создаютв других странах цельные комплексывзаимоподдерживающихся производств.У меня опубликовано несколько исследований:что и как у нас развивалось на зарубежныеденьги, почему это нас в конечном счётетормозило.

Есть и побочный эффект:на чьей телеге едешь — того и песни пой.Завися от притока средств извне, элитапостепенно принимает точку зрения тех,кто решает: платить иль нет — и если да,то кому. По мере роста зависимости отвнешних инвестиций растёт и зависимостьот внешней идеологии.

Вдобавок идеология,предлагаемая зависимым, неизбежнонацеливается на увеличение их зависимости.Теория, исповедуемая ныне всем аппаратомэкономического блока правительстваРФ, объявляет любые государственныеинвестиции заведомо неэффективными.На этом иллюзорном основании онапредписывает выводить все государственныедоходы в зарубежные финансовые институты,чтобы те перенаправляли эти же средствав те звенья нашего хозяйства, чтопредставляются эффективными с их точкизрения. Вдобавок за эту хлопотную работуони ещё и заметный доход получают:разница между ставкой по нашим вкладамза рубеж и по зарубежным кредитам иинвестициям составляет несколькопроцентов — миллиарды долларов ежегодно.

Идти на такие убыткидля своего хозяйства можно только набезупречном идеологическом основании— те, кто хочет просто заработать, моглибы в крайнем случае разворовать деньгивнутри страны. Поэтому и сейчас те, ктозависит от зарубежных инвестиций илиполагает их полезными, вынужденыстановиться на чуждую родной странеточку зрения.

Чем дольше странаопирается на иностранные деньги, темменьше патриотов среди её высшего — ив имущественном, и в умственном отношении— общества. Пора нам учесть печальныйопыт предыдущей попытки развиватьсяза чужой счёт — значит, в чужом направлении.