— 19 апреля, 2021 —
 
Новый кризис

Сенсационный заголовок, который заставит вас прочесть о заводах Замкадья

Существует абсолютно рабское отношении власти к золотому и весомому слову человека Искусства - при абсолютно равнодушном отношении к бытию человека рабочего

Среди бьющихгейзером событий современности, сановныхарестов и светских родов теряются вещиобыденные, незначительные, хотя инеприятные, как ноющий зуб.

Говорить на эти темы за отсутствиемкрасочности и медийной остроты не принято.Да и говорящему, пишущему и читающему,преимущественно столичному, классувсе, что дальше собственной дачи, кажетсяневедомой скучной сказкой.

Но сказка эта,меж тем, не ложь и не намек, а невыученныйурок. И этот "ноющий" зуб есть признак воспаления, разъедающего организм страны.

Жил да былКирово-Чепецкий Ордена ТрудовогоКрасного Знамени химический комбинатимени Б. П. Константинова, крупнейшийналогоплательщик печально известнойКировской области.

В 2016 году этоткомбинат поднялся и улетел в Москву.Нет, цеха, рабочие места, заводскаястоловая,- всё это осталось в Кировскойобласти. Комбинат сменил налоговоерезидентство и перестал быть крупнейшимналогоплательщиком Кировской области.В результате Кировский областной бюджетумножил на ноль около 2,5 млрд. налоговыхпоступлений, которые ей этот комбинатобеспечивал.

Что это означаетдля области - очевидно. Дороги, образование,культура, здравоохранение, финансируемыеиз областного бюджета, потеряли источникдоходов.

Что, собственно, произошло?

Не секрет, чтона "свободную руку рынка" надетажелезная перчатка олигархическогокапитала.

Большинстворегиональных производственных предприятийвходят в структуру крупныхвертикально-интегрированных холдингов.Кирово-Чепецкий химический комбинатпринадлежит холдингу "Уралхим".Понеся необоснованно высокиенепроизводственные затраты, на доказываниесобственной правоты в налоговых органахи судах, и доказав ее, холдинг решил, чтодешевле, радужнее и проще сменить месторегистрации юридического лица, чем изгода в год оплачивать издержки нарассмотрение споров с перспективой ихпроиграть. Комбинат вырвался за рамкифискальной пристрастности, в которыезакованы все крупнейшие региональныеналогоплательщики.

Сбиваются встаи и готовы изменить ареалы налоговогообитания по аналогичной схеме ещенесколько предприятий вертикальногоподчинения, пока еще зарегистрированныев Кировской области. Что будет с и безтого депрессивной областью - горькопредставить.

И это - единичныйпример.

Ничуть не лучшеобстоят дела и по всей Руси великой.

Иногда в битвеза бюджет претензии налоговых органовза один-два года превышают те выгоды,который собственник предприятияпредполагал выручить за несколько лет.

Самое очевидноерешение в этом случае - закрыть предприятие,отправив на улицу 1000 рабочих, о судьбекоторых пусть печется местная службазанятости. Серенький, среднерусский район останется без налоговых поступлений.Но это ничего страшного - зато налоговаяинспекция отчитается, что бюджет за2011 год - защищен.

Налоговые органытоже можно понять. У них - престиж, планы,премии и должности, в конце концов. Минфин и Минэкономразвития – в Россииразные ведомства. Минфину - главноезакрыть "план по сбору", зарезавпри этом в лучших комбедовских традицияхвсе стадо. Зато план по мясу выполнен.Как будет выполнен план по мясу и молокув следующем году - пусть думаетобезглавленное ныне Минэкономразвития.Но об этом они "завтра подумают",как завещала Вивьен Ли в одном красивомамериканском фильме. Ведь думка этанаходится за "периодом налоговойпроверки". И обыватель, наблюдая этоотсутствие элементарного стратегическогопланирования, только пожимает плечами.

То, что вместо"симфонии власти" получаетсякакофония непрофессионализма иквадратно-гнездового распределенияответственности, - беда. Но, как говоритсяв настоящих сказках, та беда не беда -полбеды.

Практикующиеюристы отмечают, что переменилась исудебная практика - бюджет нужнопополнять. И если еще недавно в судходили за правдой, то теперь - зачеловекочасами, проведеннымипредставителями в судебном заседании.

...И вот над всей этойсумрачной прозой бытия, обыденной, какподмосковный суглинок, возвышаетсятрагическая фигура Искусства. Царствохрестоматийных дихотомий - поэт и толпа,художник и чернь. Но если во временанекрасовские речь шла о понимании ипризнании художника фигурой, то внынешние - вопросы стоят вполнематериальные, финансовые. Хочет тогочернь или нет, искусство она оплачиватьобязана. Спросите у Константина Райкина,он подтвердит. Ему нужны деньги назеркало, которое он хочет показыватьвласти, чтобы обличать ее пороки.

Но у нас естьсвое зеркало, в котором против сытыхлиц столичных актеров - испитые лицатульских рабочих, которые каждый разспрашивают: "Ну как суд?". Потомучто если суд мы проиграем - скатертьюим дорога на биржу труда. Проигранныйсуд - недоукомплектованные школы,«оптимизированные» больницы, обезлюженье. Живите - как хотите. Зато сытой московскойпублике покажут очередной многозначительныйафедрон на сцене как карикатуру навласть. Зато у нас высокая собираемостьналогов в области.

Прочитавнаписанное, человек культурный,пресыщенный столичностью и лучшимимнениями фейсбука, скажет: «Простоработайте лучше, и не будут вас налоговикипрессовать». Но дело здесь вовсе не впрофессионализме бухгалтеров, юристов,строителей, рабочих. Дело не в том, чтоусловные "олигархи" не хотят платитьналоги. Все давно и честно работаютпо-белому. Иначе нельзя, Ходорковскийподтвердит.

Дело в другом.Существует какое-то абсолютно рабскоеотношении власти к золотому и весомомуслову человека Искусства. При абсолютноравнодушном отношении этой же властик бытию человека простого, рабочего.Недальновидность, при которой можноради сиюминутных и не совсем понятныхрядовому обывателю вещей, убитьпостроенное с нуля предприятие и тойже рукой отдать эти деньги очередномумалопосещаемому театру на очередныетворческие эксперименты, не имеетникакого внятного объяснения.

Но искусство -это вообще не про госфинансирование, идаже не про зеркало для уродливых гримаслевиафана (оно у каждого есть свое,карманное, которое каждый день присебе), оно - про другое, Ван Гог подтвердит.

Жизнь коротка,искусство вечно, а в развитии страныдолжна быть какая-то логика. Уж еслистолько говорится об реиндустриализации,то должно быть рациональное распределениеприоритетов. 240 миллионов рублей, выделенных на один московский не весьмапопулярный театр, – четыре годовыхбюджета района Рязанской области,формирование которого с каждым годомсталкивается с все большими затруднениями.