— 19 апреля, 2021 —
 
Будущее

В ловушке "чистой энергетики": почему Россия будет жить по своим правилам

​На днях в Москве говорили об энергоэффективности и развитии энергетики

Наднях в Москве говорили об энергоэффективностии развитии энергетики. Ежегодный форумENES собрал экспертов изразных стран мира, глав российскихкомпаний и ведомств, мэров крупныхгородов. Обсуждали проблемы городов,вызовы для энергетики и варианты ихрешения. Обещали вместе идти к победе«чистой» энергетики – к миру с нулевымвыбросом парниковых газов.

ЛордДэвид Кинг, спецпредставитель МИДВеликобритании, где температура вквартирах зимой колеблется у отметки15оС, рассказывал о решимости своейстраны к 2050 г. полностью отказаться отуглеводородов в генерации, обеспечив«нулевой» выброс. К тому времени в Англиивсе будут ездить на велосипедах иэлектромобилях, зарабатывать на общениив соцсетях и получать все необходимоечерез «интернет вещей»: умные датчикив холодильнике, на теле человека, вкровати и в унитазе будут передаватьинформацию полностью автоматизированнымфабрикам для производства и автоматическойдоставки всего необходимого – пищи,одежды и лекарств.

Это светлое и беззаботное будущее былопрекрасно описано в романе В. Пелевина«Любовь к трем цукербринам», желающиемогут ознакомиться. Отвыкшие читатьмонументальные произведения могутпривычным для себя образом погуглитьтермины «четвертая промышленнаяреволюция» и «интернет вещей», тожебудет интересно. А пока давайте немного поразмышляем о том, зачем намвместе бежать к этому будущему и почемумы должны при этом соревноваться.

Оттолкнёмся от мнения важного советника ООН корейцаРае Квон Чунга, который в своем выступлениина форуме говорил о том, что бедныетрадиционными ресурсами страны, вродеЯпонии, много работали для сокращенияпотребления углеводородов и преуспелив этом. Создаваемые ими машины потребляливсе меньше топлива, техника требовалавсе меньше электричества, дома всеменьше отдавали тепла.

И сэтим, конечно, не поспоришь.

Толькоза последние 20 лет среднее потреблениетоплива на километр пути в автомобиляхс двигателями внутреннего сгораниясократилось на 30% - моторы становятсяэкономичнее, автомобильная электроникаумнее, компоненты легче. А еще кое-гдестали лучше дороги, но эта тема можетнас несколько сбить с позитивной линии.

Ещеболее впечатляющими темпами развиваетсянеуглеродная энергетика. За 10 летстоимость установки 1 ватта солнечнойгенерации упала почти в 5 раз - с $5 заватт до $1 за ватт, в основном из-за того,что производство стало массовым иснизились издержки, хотя и развитиетехнологий сыграло свою роль.

Конечно,этот прогресс был сполна оплаченпотребителями, причем в первую очередьтех стран, где энергоэффективныетехнологии активно развивались. Так,по данным немецких операторов электрическихсетей (German transmission system operators (TSOs),дополнительная финансовая нагрузка напотребителей за счет гарантированнойпокупки энергии на основе возобновляемыхисточников (ВИЭ) по повышенным тарифам(FIT) достигает 14 млрд евров год, или 124 евро в год на семью. За счетэтих субсидий сектор ВИЭ в Европедовольно быстро развивается и привлекаетинвестиции – сегодня они уже превышаютинвестиции в сектор тепловой генерации.А кто платит, тот и танцует, как известно.

Порадоватьсябы за соседей и пожелать им счастья,пусть с дорогим электричеством, зато вгармонии с природой, - да нельзя. ООНнастойчиво продвигает климатическуюповестку дня, предписывающую максимальносократить выбросы СО2, и многиестраны, включая Россию, уже подписалиПарижское соглашение по противодействиюглобальному потеплению. Китай, США,Габон и Андорра договорились вместеидти к «коллективной цели мировогосообщества» – нельзя же в такой ситуацииделать из себя страну-изгоя.

И мы,судя по выступлениям российскихпредставителей, тоже наращиваемкомпетенции в чистой и умной энергетике,строим солнечные электростанции,открываем заправки для электромобилей.

Правда,мы, как участники соревнований, состороны выглядим как-то глупо чисто по стартовым возможностям. Например,среднее количество солнечных дней вгоду в Москве – 114, в Нью-Йорке – 184, вТокио – 197, в Пекине – 228, в Тель-Авиве –330. И где, спрашивается, выгоднее установитьсолнечную панель? Где она скорее окупитсвою установку? И это столицы, а естьведь густонаселенные города и регионы,где солнце светит чаще, чем в столицах:в Марселе – 230 дней, в Валенсии – 300, вЛас-Вегасе – 320. Такое солнце способнов разумные сроки окупить не только самупанель, но и электронакопители, которыедолжны выдавать энергию в сеть ночью ив пасмурные дни, и трансформаторы,выпрямители, провода и прочие компонентысети, без которых энергия солнца нуникак не способна заставить работатьпривычные нам электроприборы.

Дачто там солнце – а тепло? Не назло линам весело бегающие по Калифорнииэлектромобили замерзают у нас на первойсотне пробега?

Аветер? Виноваты ли мы, что на океанскомпобережье, где ветра предостаточно, в нашей стране проживают лишьбелые медведи?

Такчто отказываться от углеводородов мы,видимо, пока не будем, продолжим плестисьв хвосте цивилизованного человечества– под его насмешки, тычки и санкции.

Да ине одни мы, если честно. Международноеэнергетическое агентство (МЭА)прогнозирует, что еще минимум до 2040 годабольшая часть энергии в мире будетпроизводиться из углеводородов – ихпока нельзя заменить в авиации, перевозкегрузов, нефтехимии и некоторых особотребовательных отраслях промышленности.Да и автомобилизация развивающихсястран пока будет продолжаться не засчет электромобилей.

Ночто правда, то правда: пользоваться«грязной энергией» и даже увеличиватьее долю в энергобалансе – это удел«отсталых» стран с развитым индустриальнымсектором. Население передовых стран,как уже сказано, будет наслаждаться«чистой энергией», зарабатывать налайках в фейсбуке и заказывать нужныетовары через интернет вещей на фабрикахстран третьего мира.

И этоне преувеличение, каждый знает, что встоимости производимого в Китае айфонадоля собственно производства ничтожномала – весомее дизайн, патенты, программы,реклама и все такое прочее, для созданиякоторого ничего, кроме компьютера изнаний, не нужно. И ничего, что детикомпьютерной эры уже не хотят учиться:программы для айфона написать могут ипишут те же китайцы, индусы и русские,причем часто сидя у себя в стране.

Такчто главное в современной экономике –это бренд, то есть количество лайков, авовсе не производственные мощности изнания. И ведь лайки – это не толькоденьги, это еще и власть, посколькуименно они определяют победителей навыборах в современном обществе.

Мневот интересно, кто-нибудь может объяснить,почему критики этого мира абсурда всегдав меньшинстве и почти всегда маргинальны?

У менятолько две версии.

Первая– чисто конспирологическая. Мировой обкомво главе с истеблишментом США управляетмиром через присвоение высшей ценноститем экономическим и общественнымявлениям, в которых у США и их союзниковесть преимущество. Было у них преимуществов индустриальном развитии – страныоценивались по степени индустриализации.Стали проигрывать в индустриальномросте – вот вам постиндустриальноеобщество, экономика знаний. Наметилисьпроблемы со знаниями – получите экономикулайков. Это все напоминает игру, в которойправом менять условия наделена толькоодна сторона.

Втораяверсия – прагматическая. Посколькусовременной экономике с ее технологиями,массовым производством и роботами ужене нужно столько работников, как раньше,большая часть населения вынуждена самаобеспечивать свою занятость, сидя надомашнем диване или в офисе. Посколькуэто большинство имеет право голоса,государство перераспределяет доходыот производства товаров, услуг и знанийв пользу этих милых сибаритов (к которымя, с небольшим допущением, отношу исебя). А единственным инструментом,оправдывающим такое перераспределение,как раз и являются лайки.

Азначит, противостоять абсурду могутлишь маргиналы (если мы придерживаемсяпервой версии) или меньшинства (если –второй).

Ноодно дело – не противостоять, а другое– потакать безумию. Зачем устанавливатьсроки отказа от тепловой генерации,пересаживания на электромобили, закрытияпроизводств, не имеющих возможностьснизить выброс СО2 до нуля? Возможно,более разумно, пользуясь спросом состороны мировой элиты, разрабатыватьи продавать технологии «чистой энергии»,как это уже делает Китай, заниматьосвобождаемые элитарными странамииндустриальные ниши, и дать конкуренциимежду видами энергии самой повышатьэффективность технологий при постепенномужесточении экологических требований?

Есть основания полагать, что у нас все так и будет.