— 11 апреля, 2021 —
 
Новый кризис

К вопросу об Эрдогане. Поводок, хоть и длинный – все равно поводок

Не совсем традиционное мнение насчет эрдоганового заявления

Не знаю, как у вас, а у меня, когда знакомлюсь с очереднымполитическим шедевром господина Реджепа Тайипа Эрдогана, сначала возникаетассоциация «собака лает – ветер носит». Потом еще одна из «собачьей» же темы:«собака лает, а караван идет». А потом приходит уверенность, что ради этихассоциаций, скорее всего, заявления и делались. Правда озвучивальщик сам можетэтого и не знать – его к этому исподволь подтолкнули, причем даже несловесными, а ситуативными намеками.

В общем, есть у меня не совсем традиционное мнение насчетэрдоганового заявления. Вкратце его можно уложить в формулу: «такой-то,конечно, сукин сын, но до определенного момента наш сукин сын». А дальше – ни ногой. Руководителя из Анкары в настоящий моментбольше интересуют курды, которых он не очень любит уже очень давно. За то, чтожелают они откусить кусочек турецкого государства, чтобы провозгласить свое. Ите же самые курды есть, по стечению обстоятельств, головная боль господинаБашара Асада.

И вот ему-то в данный конкретный момент очень даже выгодно(цинизм, конечно, но где вы видели политику, а тем более войну, без цинизма?)что османы сосредоточатся на драке с курдами. Это главе Сирии обещают некоторуюспокойную жизнь, то есть, по крайней мере, освобождает г-на Асада от ведениявойны на два фронта. Что делает вполне реальным исполнение желания покончить сокруженной в Алеппо группировкой, состоящей из якобы умеренной, а такженеумеренной и экстремистской оппозиции в срок до нового года. Или, какмаксимум, до 20 января – даты инаугурации Дональда нашего Трампа сами знаете вкаком качестве. Г-н Трамп, конечно, обещал всячески отказаться от идеиотстранить Асада от занимаемого поста, но, как говорил в свое время папашаМюллер «сейчас такое время, что верить никому нельзя, даже самому себе. Мне –можно». Мюллера нынче нет, потому последняя часть процитированного выражениянам без надобности. Просто не будем верить никому. В том числе и Эрдогану,который и сам-то, будьте покойны, не в курсе, что «съесть-то он съест, да кто жему даст». К Асаду определенные люди, восседающие в кабинетах в городе,расположенном сильно к северу от Анкары, турецкого султана близко не подпустят.

Перед нами – блестящий образец практического примененияклассического древнеримского правила «разделяй и властвуй» или не менееклассического японского насчет выживания сильнейшего из пауков, помещенных вбанку.

Полного уничтожения курдов или турок никто не допустит, номаксимально ослабить друг друга противникам позволят. Так, чтобы у них послеэтой драки на Сирию не то чтобы рука поднялась – даже и смотреть в ее сторонуне хотелось бы.

«Отныне в бой не вступим сами,/Мы поглядим, как смертный бойкипит,/Своими узкими глазами», как подметил однажды А. Блок. Или «кто наммешает, тот нам и поможет» (это уже из «Кавказской пленницы»).

Для напускания большего тумана (или некоторой корректировкиперегнувшего палку в заявлении г-на Эрдогана) сейчас должны подбросить в прессупояснения, что «главу Турции неправильно поняли», «вырвали фразу из контекста»и вообще «переводчики неверно истолковали».

И все довольны: Евросоюзу нравится решать вопрос смещения Асадачужими руками, Обаме – что турки не отошли от западных ценностей. России – чточужие люди не дотянутся до ценностей (ближневосточных) наших. Сирийскомуруководителю – что его противники ослабнут и препятствовать утверждению Дамаскакак влиятельной (а может и определяющей) фигуры на Ближнем Востоке никому будетне по силам.

Господину Эрдогану укажут на то, что он погорячился, если сам непоймет, отказав в закупках помидоров, закрутив будущий газовый вентиль иперекрыв канал поставки туристов. Его же никто не прощал и на вольные хлеба неотпускал – ему просто поводок удлинили.

Так что собака лает, караван идет, а мир отвлекается на видимые ислышимые процессы, не замечая реальных.