— 23 апреля, 2021 —
 
Общество

Почему олигархи не дождутся признания. К 25-летию шоковой терапии

​25 лет назад, в январе 1992 года, в России был запущен процесс либерализации цен, более известный как гайдаровская шоковая терапия

25 лет назад, в начале января 1992 года, в Россиибыл запущен процесс либерализации цен,более известный как гайдаровская шоковаятерапия. Только что появившаяся врезультате распада СССР буржуазнаяРоссия перешла к радикальным экономическимреформам. Государство фактическиперестало вмешиваться в процессценообразования, был запущен процессгиперинфляции, который быстро обесценилсбережения населения и оборотныесредства предприятий. Фактически всероссияне в один день стали нищими.Гайдара и его реформы благодарноенаселение помнит до сих пор.

Резкоепадение внутреннего спроса населенияи инвестиционной активности предприятийфактически предопределило глубокийспад экономики. Остановить гиперинфляциюудалось только в 1995-1996 гг. ценой резкогосжатия денежной массы и сокращениябюджетных расходов. По факту это означалокризис неплатежей, т.е. предприятиярассчитывались между собой векселямии прочими денежными суррогатами. Задержкизарплат в государственном секторе ипенсий стали достигать шесть и болеемесяцев. В социальном плане это означалоконсервацию бедности и нищеты.

Российскиелибералы традиционно заявляли, чтогиперинфляция и обесценение советскихсберкнижек было неизбежно. Вкладыи наличные населения не были обеспеченытоварными запасами. Т.е. на эти деньгипросто ничего нельзя было купить.Частично это верно. Товарный дефицит всоветской плановой экономике был всегда.В результате кризиса государства к 1991году он достиг ужасающих масштабов. Нопри этом не стоит забывать, что многиеторговцы специально придерживали товар,надеясь на скорую либерализацию и егопродажу по совершенно другим ценам.

Однакосоветские сберкнижки - это была не толькотоварная масса. Это были ещё и нефтегазовыеместорождения, железные дороги,металлургические заводы. При капитализмелюбой гражданин может купить акциикомпаний на фондовом рынке. При социализмефондового рынка нет, сберкнижке нетальтернативы. Обмен же советскихнакоплений на реальные промышленныеактивы или принципиально иной вариантприватизации в той ситуации был бы,наверно, не самым плохим выбором. Особенноесли бы за быстрым обменом на реальнуюсобственность был бы быстро сформированфондовый рынок.

Этотвыбор - по вполне, увы, понятным причинам- не был сделан.

Насколько "бьются"цифры? Согласно правительственнымданным, общая сумма вкладов в Сбербанкна 20 июня 1991 года.составляла около 315,3 млрд рублей вценах соответствующего периода. Датавыбрана в связи с тем, что 20 июня 1991 годаБанк России зарегистрировал уставСбербанка России как акционерногообщества. Соответственно, государствокомпенсирует только те вклады, которыевнесены в Сбербанк России до указаннойдаты. Для справки капитализация одногоГазпрома в нулевые годы превысила $300млрд. долл., Роснефти $100 млрд. и.т.д.Конечно, в 90-е были другие цены на нефтьи прочее, нулевых надо было бы ещедождаться. Однако, реальная компенсациянамного лучше, чем ничего. Историческийпик основного российского индикаторарынка акций валютного индекса РТС в2008 – 2500 пунктов, пик данного индикаторав 90-е, 1997 – более 550 пунктов.

Какизвестно, приватизация и экономическиереформы пошли другим путем. Экономикаупала в два раза, т.е. многие заводыпревратились в труху. Существеннаячасть активов была скуплена иностранцами.А наиболее интересные предприятия -просто подарены Кремлем узкому кругуолигархов.

Главныйобман так называемых реформатов - этоне либерализация цен, а отсечение россиянот реальных активов и созданного целымипоколениями национального богатства.Можно привести в качестве примера,например, "Норильский Никель".На этапестроительства и первоначального развитиякомбината большую роль играло созданиена данной территории Норильскогоисправительно-трудового лагеря в системеГУЛаг. Знали бы тогдашние зеки, что результатыих труда задарма достанутся МихаилуПрохорову и ВладимируПотанину.

Нуи в заключение: легендарный глава ЦБРв начале 90-х Виктор Геращенко предлагалкомпенсацию советских сберкнижек. Сэтой идеей в принципе был согласен итогдашний премьер Виктор Черномырдин.Однако Борис Ельцин был принципиальнопротив.

Результатытого дальнего выбора мы ощущаем до сихпор - в отсутствии у современногороссийского олигархата легитимности.