— 27 ноября, 2021 —
 
Новый кризис

Индикатор готовности планеты к войне

против кого будем болеть

Спорт– лишь часть политики, как мы убедилисьза последние полгода-год. И если ужтеперь это факт, надо бы приглядыватьсяк нему почаще: очень уж он наглядныйиндикатор общественного настроения.Последние показания индикатора, честноговоря, не радуют.

Наднях известная чешская биатлонисткаГабриэлла Коукалова заявила, что неверит в российской сборной никому.Попутно прозвучали заявления болеемелких величин, вроде француза Бегю,который открытым текстом обвинил нашеголыжника Логинова в мошенничестве.

Мысльо том, что неплохо бы завалить искамивсе мыслимые и немыслимые судебныеинстанции, озвучили не меньше десяткараз, так что не вижу нужды повторяться.Зато хочу обратить внимание на комментарииболельщиков на популярных спортресурсах.Знаете, я очень давно не припомню случаев,чтобы болели люди не за кого-то, а противкого-то. Особенно в биатлоне.

Мнеэтот вид спорта всегда нравилсяфантастическим дружелюбием зрителейабсолютно любой национальности. Где быни проходил очередной этап Кубка мира– Германия, Чехия, Норвегия, Канада,Россия –, точные выстрелы любогоспортсмена на огневом рубеже сопровождалисьвосторженным гулом. Любого, подчеркиваю,спортсмена, будь то «хозяин» трассы илидалекий гость. До сих пор не забуду, какв Ханты-Мансийске спортсменку изБелоруссии Дарью Домрачеву отдисквалификации спасли российскиеболельщики. Даша должна была стрелятьлежа, но в суматохе гонки ее, видимо,переклинило, и она заняла позицию «стоя».Один выстрел – и Дашу, лидера гонки,ждала дисквалификация. Однако хор стрибун «Даша – лёжа!», заставил Домрачевувернуться в реальность. И победить.

Понятно,это белорусская спортсменка, которуюи гостем толком не назовешь, однакодругие биатлонные болельщики совратьне дадут – атмосфера на стадионахпримерно такая всегда. Похожая картинанаблюдалась и в комментариях, с поправкойна интернет-грубость. Во всяком случаея очень редко встречал пожелания, которыеувидел сегодня – «Отлично, что теперьесть против кого болеть. Наши не блистают,так пусть хоть Кайса эту …-нехорошееслово-…чешку …-ещеодно нехорошее слово-…!».Кайса – это финка Мяккяряйнен, которая,к слову, едва ли не единственная, ктопрокомментировал ситуацию с российскойсборной адекватно: «Это не моё дело».

Неберем в расчет футбольных фанатов,которые всегда болели противклубов-соперников, но в целом для спортаситуация, на мой взгляд, не характерная.Если твоего спортсмена или команду невидно на финише, то можно поболеть заиностранца, которому симпатизируешь –почему нет? Но целенаправленно болетьпротив кого-то, а значит за любого, ктоэтого кого-то «натянет»?

Былтакой человек, если кто помнит – Пьерде Кубертен. Который наивно полагал,что спорт должен людей объединять. Пустьполитики и генералы косвенно или прямостравливают нации между собой, спортсоберет всех «врагов» на трибунах ипомирит их. Вопреки политике и экономике.Объединенных идеалом честного соревнованиялюдей будет сложнее повести на войну –мне кажется, именно так виделось великомуоптимисту. Сегодня же нас последовательноубеждают, что Кубертен был чересчурнаивен: политика, а точнее – экономика,победила.

Хужевсего, что случай с Коукаловой показал:общество уже в том состоянии, когда прислучае легко и непринужденно переходитна принцип «Враг моего врага – мойдруг». Мне всегда казалось, что принципэтот начинает работать, когдазадействованная в событиях ойкуменаделает «последний выбор». С нами илипротив нас? Иными словами, когда ужеопределились две стороны схватки.

Вобычной ситуации выбор союзника редкополностью тождественен формуле «Противкого дружить будем?». Речь обычно идето поиске совпадений интересов надолгосрочную перспективу, причем нестолько военных, сколько экономических.Помните, даже во времена советско-американскогопротивостояния «банановые республики»записывали в союзники не потому, чтоони выступали против США, а потому чтоте демонстрировали Союзу свои интересы,якобы совпадающие с нашими («наша цель– коммунизм»).

Когдаже речь заходит о «минутах» до схватки,нет необходимости нудно нащупыватьрамки общих интересов: выбирай, с кем утебя больше общего, всего и делов.Вспомним дистанцию, которая потребоваласьпрезиденту Филиппин от выпадов противСША до заявлений о сближении с Россиейи возможном союзе: считанные месяцы.

Судяпо спорту, российская общественностьпримерно в той же кондиции. Мне могутвозразить: не слишком ли глобальныевыводы из одного конкретного случая? Явыводов не делаю, а всего лишь хочуподчеркнуть: общество вполне подстроилосьпод текущий геополитический курс. Причемне только наше. Вчера были озвученырезультаты опросов в западных странах:в Англии, США, Франции, еще где-то – непомню. Более 60 процентов из многих тысячопрошенных заявили, что не сомневаютсяв начале мировой войны в ближайшембудущем. Кого эти 60 процентов видятврагом, думаю, анализировать не надо.

Остаетсявопрос: можно ли притормозить действиевышеупомянутого принципа? Не знаю. Мнеочевидно только одно: спорт можетвыступать индикатором, но точно – нелокомотивом событий. Поэтому ни одно,даже самое «пророссийское» решение вадрес наших сборных по каким бы то нибыло видам само по себе не изменитничего.