— 19 апреля, 2021 —
 
Будущее

О сибирско-таджикском образовательном соглашении: учиться новому миру

Агентство науки и инновационного развития Красноярского края заключило с министерством образования Таджикистана широкое соглашение об обмене специалистами, студентами и магистрами

Агентство наукии инновационного развития Красноярскогокрая заключило с министерством образованияТаджикистана широкое соглашение обобмене специалистами, студентами имагистрами, научными материалами, опроведении совместных конференций, втом числе – по проблемам кадровогообеспечения образовательных систем.Необходимо пояснить, что в Красноярскенаходится один из десятка федеральныхуниверситетов – Сибирский, причемсозданный самым первым из подобныхвузов.

Напервый взгляд, ничего выдающегося вэтом событии нет: мало ли какие студентыедут в наши университеты. Есть молодежьиз Китая, Вьетнама, Монголии, есть – избывших советских республик, попадаютсядаже (сам видел) американцы и европейцы.Однако подавляющее их большинстворешение учиться принимает самостоятельно.Здесь же – полноценное межгосударственноесоглашение, и к этому стоит присмотреться.

Помните,сколько было пролито крокодиловых слезоб утечке наших мозгов за океан? Сколькораз напоминали нам о том, что нобелевскиепремии редко пролетают мимо Америки?Сколько раз рукопожатные блогеры ехидноподсчитывали доход молодого российскогои купленного американского ученого?Спорить сложно – все это было, и такженеоднократно эксперты тревожноподчеркивали: чем больше мы привязываемсяк образовательным стандартам "старшихпартнёров", тем меньше шансов получитьнационально ориентированную элиту. Темболее что некоторые кандидаты в президентынеустанно заботятся о том, чтобы мызнали, сколько детей наших чиновниковучатся в западных вузах.

ОбвинитьЗапад в стратегической глупости сложно:встраивать потенциальных соперниковв свой глобальный проект надежнее всегочерез молодое поколение. Все-такиобразование – это прежде всего картинамира, от которой потом избавиться сложно.

Судяпо всему, кое-что начинает доходить идо руководителей нашего образования.Помимо прочих шагов, дошло дело и довзаимодействия с другими странами. Чемпозволять пристегивать свое подрастающеепоколение к чужому проекту, разумнеесоздать свой проект, с обменом и вузами.У нас был уже такой, и, я уверен, благодаряему мы до сих пор считаем подавляющуючасть бывших советских граждан своими.Поэтому, безусловно, первые усилия наэтом направлении должны были бытьобращены на республики бывшего СССР. Вотличие от США Россия всегда предпочиталастратегические связи налаживать с теми,кто входит в наше ближнее пространство.

Показательно,что соглашение заключено междурегиональным правительством и бывшейсоветской республикой. Если такиесоглашения заключаются уже на уровнерегионов, это может означать две вещи:либо этот вектор уже «докатился» доокраин, либо один из региональных вузовопределен для эксперимента. Как бы тони было, при нашем централизованномуправлении подобные договоры незаключаются без санкции федеральногоцентра, что автоматически предполагает:государство со стратегией уже определилось(или определится после эксперимента).Следовательно, российский глобальныйпроект "многополярного мира" изобласти непосредственных внешнихсношений переходит в стадию закрепленияв мировоззрении. Которое, впрочем, ещепредстоит долго и трудно создавать.

Главное,чтобы это происходило не под диктовкунаших чиновников, потому как вряд лидаже бывшим советским республикампонравится роль емкостей-доноров, откудаутекают мозги. В идеале все детали"мировоззрения многополярного мира"должны вырабатываться совместно, чтобыготовое полотно отвечало геополитическиминтересам всех союзников. Тогда меньшебудет шансов на то, что кому-то придетв голову от нее избавиться.