— 15 апреля, 2021 —
 
Общество

Почему русским нравится, что их боятся. К опросу фонда «Общественное мнение»

​По данным свежего опроса фонда «Общественное мнение» 86% наших сограждан считают, что Россию боятся в мире, и большинство опрошенных (75%) этим фактом довольны

По данным свежего опросафонда «Общественное мнение» 86% нашихсограждан считают, что Россию боятся вмире, и большинство опрошенных (75%) этимфактом довольны. «Ах, какие дикари этирусские, только и умеют размахиватьдубиной и пугать миролюбивые цивилизованныестраны. И ещё имеют наглость испытыватьудовольствие от того, что их боятся!» -это такой усреднённый и очищенный отнепечатных выражений комментарий ссамых «свободолюбивых» уголковрусскоязычного интернета.

Ответить на него хотелосьбы следующее. Да, русские любят, когдаих боятся. Особенно когда их боятся тесамые «миролюбивые цивилизованныестраны». Потому что история нас научила,что как только нас перестают бояться,миролюбие и цивилизованность этих странкуда-то волшебно испаряется, а на ихместе возникают блицкриги, морскиеблокады и уютные европейские лагеря заколючей проволокой. Для нашего же блага,естественно.

А нам такое благо не подуше. И за это знание мы заплатили большойкровью, поэтому имеем полное историческоеправо радоваться собственной грубойсиле. Страх зарубежных партнёровнаполняет нашу душу спокойствием иумиротворением. Потому что даёт намвремя на жизнь и развитие, а не на срочноевозведение оборонительных сооруженийпод стенами Москвы.

На этом месте заядлыйкритик России встанет в позу и заявит,что мы путаем страх и уважение. Дескать,нужно чтобы нас не боялись, а уважалина мировой арене, тогда и проблем небудет. Плохо знает такой критик, что вглоссарии мировых держав нет такоготермина, как уважение. Не применяетсяза ненадобностью. Уважение, простите,к чему? К богатой культуре и искусству?К развитой промышленности? К древней инасыщенной истории государства? Кизобилию её недр? Не припомню случая,чтобы такое уважение уберегло хоть одногосударство в истории, если только, ононе было обеспечено грубой силой. Скореенаоборот: чем больше оно славитсяискусством, богатством и нравами, тембольше желающих втоптать всё это в руиныи славно попировать на останках «уважаемойдержавы».

У нас есть поговорка«боятся - значит уважают», и в ней изаключена народная, выстраданная намимудрость. Будь мы каким-нибудь крохотнымевропейским княжеством, которое можноза день проехать на велосипеде, тогдабы мы заботились только о том, к какомуцентру силы примкнуть повыгоднее. Нонам выпало самим быть центром силы. Азначит, постоянно держать ухо востро,стеречь границы и наращивать военнуюмощь, чтобы ни у кого даже мыслей невозникало пробовать нас на зуб. Что,однако, не препятствует борьбе зауважение в сфере науки, искусства,культуры и экономики.

В том же опросеутверждается, что 70% сограждан считает,что мы живём в свободной стране, 65% - чтов передовой и развитой. Это тоже сталоповодом для очередной истерики иобвинений российского большинства в«рабском менталитете». Оно и понятно.Меньшинство не может принять того, чтоих заклинания о «несвободной и дремучей»России давно потеряли свою магическуюсилу. Меньшинство по этому случаюобзывается, кривляется, желает большинствумучительной гибели и прочих несчастий.Не понимая при этом, что таким образомлишь укрепляет мнение большинства овысокой степени свободы в России,особенно в плане свободы слова.

А вот в том, что лишь65% соотечественников считает Россиюстраной передовой и развитой, очевиднынедоработки. Должно быть больше. Думается,увеличить этот показатель процентовна десять можно просто путём болеекачественного информирования гражданоб успехах страны, её прорывных разработкахи достижениях. А остальное добиратьчерез генерацию новых поводов для того,чтобы называться передовой и развитойдержавой.

Напоследок хотелосьбы отметить, что нашему народу свойственноизвестное единомыслие. Оно у нас тожев крови. И когда мысли большинстванастроены враждебно к собственнойгосударственности, она рушится. А когданастроены дружелюбно (пусть и не безкритики), то страна развивается истановится сильнее. Мы сейчас живём впериод высокого согласия, чудеснымобразом сочетаемого с почти неограниченнойсвободой слова. И нужно быть полнымкретином, чтобы восстать против этогопорядка.