— 27 ноября, 2021 —
 
Общество

Дискуссия с читателями. Революция и параллели

На статью "Комментариат и наследие революции"

Встатье ув. Виктора Мараховского дандовольно толковый анализ российскихреалий: общество аморфно, спряталосьпо офисам, тихонько переругивается винтернете и курилках, настоящей политикикак борьбы интересов разных социальныхгрупп нет, чиновники заняты отчётностями,а какие-то маргиналы пытаются вялочто-то критиковать – и это на фоне юбилеяРеволюции.

Чтоудивительно, Россия начала 1917-го годапредставляла собой примерното же самое, что мы видим сейчас:революционное движение было на спаде(вся большевистская фракция Государственнойдумы ещё в 1914-м году была отправлена вссылку; даже Ленин в январе 17-го – этохорошо известно – говорил, что не ждётреволюции в ближайшее время), многиехулители царского режима вдругстали патриотами или, если выразитьсяпомягче, лояльнымиоппонентами, капиталисты получалисверхприбыли, с продовольствием всёбыло нетак плохо,как, например, в Германии, школы всё жеучили, больницы – лечили, пролётки –возили, поезда – ходили, пенсии –выплачивались, а царь был чрезвычайнонепопулярен (в этом отличие: рейтингодобрения деятельности Путина – 85%).Тем не менее работу правительстваодобряет 51%, а не одобряют 48% (см. там же).В 1917-м правительство ненавидели.Был тогда и «свой» Чубайс – одиозныйРаспутин, которого Николай никак нехотел от себя отпустить.

Конечно,подобное единение общества было вызвановойной, однако империалистическая бойняпродолжалась уже третий год, и волнаура-патриотизма сошла на нет (вспомните, как мы недавно радовались возвращению Крыма и мечтали "показать Америке").

Всёже на весну планировалось наступлениесоюзников (с большой помпезностью вянваре-феврале в Петрограде былапроведена конференция стран Антанты),которое должно было завершитьсятриумфальной победой и, соответственно,укреплением авторитета царской власти.

Этого,как мы знаем, не произошло: из-за возникшейпаники (нерегулярный в силу погодныхусловий подвоз хлеба в столицу и быстрораспространившиеся слухи о скоромголоде) взбунтовался сначала простойнарод (даже, можно сказать, женщины), кнему присоединились расквартированныев столице солдаты (то есть оторванныеот земли вчерашние крестьяне),немногочисленный, но имеющий опытсоциальной организации рабочий класс,демократически настроенная интеллигенцияи фрондирующая прослойка богачей.

Через3 дня царь отрёкся от престола. Самодержавнаявласть, казавшаяся такой сильной инепоколебимой чуть ранее, во времяРеволюции 1905-07 гг. и последовавшейстолыпинской реакции, рухнула, каккарточный домик.

Нуа затем были Ленин, Троцкий, Корнилов,Октябрь, Брестский мир, Гражданскаявойна.

Естественно,нынешнее правительство не хочет, чтобымассы обо всём этом вспоминали и проводилипараллели,поэтому, как верно ответил Мараховский,оно ограничится примиренческой позицией,проведёт несколько круглых столов,которые придут к выводу, что, мол, этобыло очень давно и уже история, чтоследует извлечь правильныеуроки (гражданская война – это плохо)и жить дружно. Штатные интеллектуалыуже принялись за дело.

Нопараллели очевидны – я отметил их выше.

Атакже есть и специфичные для нашеговремени явления: падающие третий годподряд реальные доходы населения, ВВПРоссии, предсказывают всякие авторитетныеконторы, в 2017 году вырастет наастрономический 1%, когда мировой ВВПвырастет на 2,7% (и это ухудшившийсяпрогноз), упала и розничная торговля.Согласно свежему опросу Левады: «Навопрос о том, кому из политиков россиянебольше всего доверяют, 56% назвалиВладимира Путина, 24% – министра обороныСергея Шойгу, 21% – главу МИДа СергеяЛаврова. Кроме того, в список попалиДмитрий Песков, патриарх Кирилл и РамзанКадыров».Не те ли это люди, что просто-напросточащевсегомелькают в медиа-пространстве федеральныхканалов и газет и постоянно занимаютте же места в подобных опросах? Страшнопредставить, что случится, начнителевидение раскручивать кого-тодругого.

Можнонайти даже больше негатива (и чуть-чутьиспортить читателям настроение), ностоит ли? Все и так знают, что проблемхватает, а многие смогли прочувствоватьих на собственной шкуре.

Однако,как заметил Мараховский в своей статье,всё нетак плохо:«…российское государство, при всехсвоих проблемах - граждан устраивает(что бы они ни писали в каментах)».

Действительно,современная Россия, кажется, твёрдостоит на ногах – далеки мы от революции,но это дело, как говорится, наживное,потому что есть предпосылкидля появления и организованного рабочегокласса (пусть даже в союзе – на первыхпорах – с мелкой буржуазией), и настоящихполитических партий, как и настоящейполитической борьбы, и колоссальногоимущественного расслоения (принципиальныхотличий от деления на сословия столетнейдавности здесь нет), и небольшой, новлиятельной фронды. И не стоит забыватьприватизацию 90-х, которую многие считаютграбительской.

Ксчастью, сейчас наша страна не участвуетв большойвойне за передел рынков, которая моглабы ускоритькакие-то процессы, но мы живём в такоенеспокойное и непредсказуемое время,что буквально завтра всё может измениться.

И,если гром великий грянет, большой помощиот круглых столов и извлечённых изистории уроков не будет.

СергейМортишин


P.S. Редакции: замечания, которые мы могли бы сделать к письму ув. Сергея, в принципе содержатся в комментируемом им тексте: несмотря на известное наличие параллелей 2017 и 1917 (что неудивительно, поскольку страна по-прежнему та же) - ключевые параллели отсутствуют поголовно. Нет никакой общеевропейской капиталистической бойни с нашим участием. Нет сколько-нибудь массовых "революционных" партий - и просто массовых партий, резко настроенных на изменение политического строя. Нет опыта недавнего восстания, нет вооружённых масс и ненависти граждан к верховной власти.

Тем не менее мы предоставляем ув. читателям право самостоятельно решить, насколько перечисленные ув. Сергеем Мортишиным параллели убедительны.

От себя добавим лишь маленькое фактическое исправление: в 1917 году Г. Распутина в России не существовало.