— 19 апреля, 2021 —
 
Общество

​В защиту гомеопатии, или Как нам обустроить планету

Нет, разделение на левых и правых больше никуда не годится, так жить нельзя

Нет,разделение на левых и правых большеникуда не годится, так жить нельзя. Этодаже не границы размылись, это буквальното, что вчера считалось неотъемлемойчертой правых, стало отличительнымсвойством левых. И наоборот. Или невчера, а в страну по соседству заглянуть.

Были «новые левые», сейчас в моде «новыеправые», но все эти термины работаютскорее как мем или как эмоция, а не каксистема взглядов или политическоетечение. На всякий случай можно вспомнитьтакую попытку, как диаграмма Нолана,которая действует в системе двухкоординат: личной и экономическойсвобод. Но разделение на консерваторов,либералов, либертарианцев и авторитаристовтоже больше не работает. Есть, конечно,и популярные тесты: сколько в тебеправого и левого, сколько консерватораи либертарианца, но это и есть симптомпроблемы.

Это и значит, что все этиразговоры — не о том. Может быть, вобществе, не российском, а вообще,сложился дефицит противоречий, споритьстало не о чем? Утверждение, прямо скажем,сомнительное. Спорить до хрипотыполучается всё лучше, объединяться(вообще-то за этим политические теченияи нужны) — всё хуже.

Между тем, выходесть. И ключ к нему — та самая гомеопатия.Разумеется, как обобщённое явление. Потому же разряду проходят любого родазнахарство, графология (не путать спочерковедением), астрология, Новаяхронология, торсионные поля, компанияTheranos и т. д.

Суть в том, чтобы сдвинутьточку отсчёта политических взглядов сэкономики на мышление. Деление на правыхи левых и то, что из него вырастает,связано с отношением к системам управленияобществом через экономику и права иобязанности хозяйствующих субъектови частных лиц. Кому принадлежатсобственность и производство, каковыправа и обязанности владельцевсобственности и трудящихся, в чёмизмеряется эффективность системы —вот основные вопросы, на которые должныконкретно отвечать правые и левые. Ноуже достаточно давно понятно, что строгихответов на такие вопросы нет и быть неможет — всякий раз слишком многоезависит от обстоятельств. Это и средаобитания, и история, и менталитетнародонаселения, и природные ресурсы,и уровень технологического развития.Так что это всё в прошлом.

Нет, отвечать-тона эти вопросы, конечно, надо, но отвечатьс точки зрения конкретной частнойреальности, учитывающей массуобстоятельств. А реальность общую, всмысле идеологическую, описывают две(пока несуществующие) партии: Теоретическаяи Практическая. Или Партия теоретикови Партия практиков. Не знаю, понятно лииз названий, но теоретики в гомеопатиюне верят, потому что теория в гомеопатиидаже не подразумевается, а практики —верят, потому что работает!

Несложнозаметить, что сторонников обеих партийв любом обществе на сто лет вперёдприпасено. Тут надо остановиться: чтотакое гомеопатия? Это не народнаямедицина или травы, это лечение попринципу «подобное подобным» — мол,какой препарат симптомы болезни вызывает,тем и надо эту болезнь лечить. Однаколечить с помощью сверхмалых доз, то естьразводить, разводить и ещё раз разводить(препарат, не пациентов). Причём инойраз до такой степени, что и молекулыпрепарата в таблетке нет. Как этотмедицинский факт комментируют гомеопаты?Элементарно: материя запоминаетинформационную матрицу препарата,изменяется под её влиянием и помогаетпациенту. Вариант: запоминает вибрациипрепарата, которые усиливают вибрациибольного организма, и болезнь в итогеразрушается. Не выдержав вибраций, кактот рухнувший мост, по которому солдатыходили в ногу. Звучит, в принципе,наукообразно. Если только не учитывать,что все употребляемые гомеопатами словалишены смысла от слова совсем.

Никто нескажет, что такое информационная матрицаили что это за вибрации. Как заявлял,хотя и по-другому поводу, академик РАЕНВиктор Петрик: «Не пытайтесь ничегопонять! Понять — нереально». Но дело-тов том, что понимать — и не нужно. КомиссияРАН по борьбе с лженаукой ничего недокажет, в этом плане меморандум неимеет смысла. Людям, которые верят вгомеопатию, действительно не нужнопонимать все эти слова. У них в головерождается образ, разъяснение котороговсегда окажется неполным.

На помощьприходит волшебное «а вдруг!», свидетельстваиз разряда «а тётке-то помогло!», научныезаблуждения прошлого, грязный бизнеси многие другие аргументы, которыесводятся к волшебному слову — практика.

Практическая партия верит, что теория— необязательный элемент миропорядка.Теоретическая уверена, что теория —столь же реальна, зрима и ощутима, каки практика, а отсутствие теории немедленноставит под сомнение достоверностьпрактики.

Противоречия между двумяэтими течениями глобальны. Я, как чистыйтеоретик, всегда найду общий язык сдругим теоретиком. По крайней мере, унас будет устойчивое поле длявзаимодействия. В то же время с практикому меня будут неразрешимые противоречия.Практики — и это легко видеть в любомслучайно возникающем диалоге — такжеиспытывают непреодолимое влечение другк другу и всегда найдут, о чём поговорить.

Столкновение двух этих течений неизбежно.Практики говорят теоретикам, что жизньтечёт по законам неведомым, мир большелюбых теорий и ничего — существуеткак-то миллиарды лет. Теоретики указывают,что практики-то результатами их теорийпользуются, хотя даже примерно непредставляют, как это работает. Однакодобраться до самих вершин в обществе,политике или искусстве могут и те, идругие. Точно так же и те, и другие могутоказаться специалистами самой высокойквалификации, хорошими и плохими людьми.

Плюсы такой двухпартийной системыочевидны: во-первых, она более чемпонятна, во-вторых, очень стабильна ине подвержена конъюнктуре, в-третьих,универсальна для любой страны в мире,в-четвёртых, уже сейчас имеет медиаканалыдля донесения своей точки зрения, и,наконец, в-пятых, она исчерпывающа. Такчто сначала должна появиться Теоретическаяпартия, потом из тех, кто откажется внеё войти, соберётся Практическая.Дальше новые, по-настоящему актуальныеи противопоставленные политсилы создадутсвои модели общества.

Итогда посмотрим, чья возьмёт.