— 24 июля, 2021 —
 
Новый кризис

Трампономика: что он сделает с долларом

Новый президент США не стал тянуть и весьма бодро взялся за дело

Новый президент США нестал тянуть и весьма бодро взялся задело. Всего через три дня после своейинаугурации президент Трамп подписалуказ о выходе США из Транстихоокеанскогопартнёрства (ТТП), которое было заключенов прошлом году и даже ещё не успеловступить в силу. В ближайшее времядолжна начаться ревизия заключённогоещё в 1992 году Североамериканскогосоглашения о свободной торговле (НАФТА)– первые переговоры об этом планировалисьна последний день января, но президентМексики отменил свой визит к Трампуиз-за известного спора о стене. Самаяпростая ситуация сложилась с ещёнезаключённым Трансатлантическимпартнёрством – Америка просто прекратилапереговоры с Европой и дело заглохлосамо собой.

На следующий день уТрампа состоялась встречас представителями крупного бизнеса.Президент персонально поблагодарилнесколько фирм, что по его просьбе ужепередумали уводить производства заграницу, и пригрозил остальным высокимипошлинами, если те всё же вздумаютперенести свои производства за пределыСША.

Таким образом новыйпрезидент начал энергично исполнятьсвои предвыборные обещания, главные изкоторых связаны с возвращением рабочихмест обратно в США. Если работа в этомнаправлении будет вестись так же бодро,решительно и последовательно, то ужескоро избиратель Трампа сможетпочувствовать её результаты, а весьостальной мир – последствия.

И последствия эти могутбыть вполне парадоксальными – ослаблениеглобальной роли доллара, одной изважнейших составляющих американскогомогущества. Причём эта роль будетослабевать тем быстрее, чем успешнееТрамп будет выполнять свои обещания.

Доллар де-факто сталдоминирующей в мире валютой в результатеВторой мировой войны, когда США обладалопочти 70% мирового золотого запаса –более 20 тыс тонн! А де-юре статус мировойрезервной валюты для доллара был оформленБреттон-Вудскими соглашениями 1944 года.С тех пор глобальное могущество доллара,как на трёх китах, держится на трёхосновных факторах.

Первый из них прямопрописан в соглашениях, которые заменилиранее существующий «золотой стандарт»на «золото-долларовый стандарт» - с техпор валюты оцениваются не по отношениюк золоту, а по отношению к доллару.Благодаря этому доллар занял основноеместо в золотовалютных резервахцентральных банков всех государств(65% на 2015 год).

Второй – роль долларав мировой торговле. В долларах оцениваютсявсе биржевые сырьевые товары, кромепяти (бананы котируются в евро, чай ишерсть в фунтах, каучук в долларахсингапурских, олово – малазийских) аоценка в долларах золота прямо следуетиз Бреттон-Вудских соглашений и«золото-долларового стандарта». Безмалого 45% мирового торгового оборотавыражен в долларах. Соответственно,чтобы обеспечить такое положение вещейогромное количество долларов должнообращаться за пределами США. И онообращается – две трети всей долларовоймассы.

И наконец, третий фактор,который прямо следует из первых двух.Чтобы центральные банки всех государствмира могли держать в своих золотовалютныхрезервах огромное количество долларов,чтобы обслуживать существенную частьмирового торгового оборота – эти долларыоткуда-то должны там появиться, покинувтерриторию США. И дефицит внешнейторговли США со всем миром являетсяважнейшим (но не единственным – естьещё кредиты, инвестиции и прямаяфинансовая помощь) путём долларовогонасыщения мирового денежного оборота.

Попросту говоря, чтобыкакой-нибудь Алжир мог вести торговлюс каким-нибудь Тайванем в долларах,нужно как-то сделать так, чтобы и уАлжира, и у Тайваня этих долларов былов достатке. А это значит, что и Алжир, иТайвань должны что-то продать в США ине купить ничего взамен. Не обязательнонапрямую – скажем, Алжир мало что можетпродать непосредственно в США, но затопочти всю свою нефть и газ он продаёт вЕвропу, получая за это именно доллары,поскольку это биржевой товар с долларовымикотировками – см. пункт два.

Таким образом получается,что США просто обязаны покупать намировом рынке больше, чем продавать подугрозой потери преимуществ глобальнойдолларизации. И в этом здорово помогаетвынос производств за пределы США, т.е.та самая потеря рабочих мест дляамериканцев. И здесь стоит вспомнить,куда и почему эти рабочие места из СШАуходили.

Всё началось послеКорейской войны. Тогда СоединённымШтатам удалось военным путём отбитьнаступление северокорейских коммунистовна Южную Корею, однако перспективаудержать её от проникновениякоммунистических идей выглядела весьмапроблематично – даже несмотря на жёсткийполицейский режим и массированнуювоенную помощь США. Уровень жизни былниже Эфиопии, все дома выше двух этажейбыли наследством японского времени, аголод в сельской местности воспринималсякак нормальное явление. В таких условияхкоммунистический реванш был вполневозможен – достаточно сказать, чтобудущий второй президент-диктатор ЮжнойКореи Пак Чон Хи, автор «южнокорейскогоэкономического чуда», в начале своейвоенной карьеры чуть не был расстрелянза участие в подпольной коммунистическойячейке молодых офицеров.

Чтобы сохранить своистратегические позиции на Корейскомполуострове, США открыли для товаровиз Южной Кореи свой рынок, что и сталоважнейшим условием возникновения«южнокорейского экономического чуда».Важно подчеркнуть, что это не являетсяаналогом договора свободной торговли,поскольку южнокорейский рынок отамериканских товаров остался закрыт.

Рецепт экономическогорешения политической проблемы оказалсяуспешным. Страна оказалась накрепкопривязана к США, внутренняя коммунистическаяугроза отступила, а экономика быстропошла в рост - уже к 1971 году бюджет страныперестал зависеть от американскойпомощи. Примерно в то же время и по темже причинам выстрелило «тайваньскоеэкономическое чудо». С тех пор США сталишироко применять такой прекрасный, кактогда казалось, рецепт, поддерживаясвоим открытым рынком друзей и соблазняяврагов. Апофеозом такой политики сталКитай, которого США таким образомподдержали в его противостоянии с СССР.

В результате такойполитики самые американские изамериканских товаров, джинсы и айфоны,производятся где угодно, только не вСША. А тот самый Китай, которого удалосьуспешно противопоставить СоветскомуСоюзу в 70-80х годах, в прошлом году вплотнуюприблизился к 400 млрд долларов профицитав торговле с Америкой.

Сейчас Трамп пытаетсязапустить обратный процесс. Пока чтоему удалось только предотвратить уходнекоторых производств за пределы США– и это неплохой результат, учитывая,что ещё даже не закончился первый месяцего президентства. Но больше лёгкихуспехов не будет, возвращать уже ушедшиепроизводства будет гораздо более сложнойзадачей, сроки которой будут исчислятьсяуже не месяцами, а годами. И с каждымвозвращённым производством будет хотьненамного, но уменьшатся экспорт доллара,ослабляя третий из перечисленных вышефакторов его глобального доминирования.

А первые два факторауже какое-то время ослабляются сами посебе. В золотовалютных резервах долядоллара когда-то приближалась к 80%, а вобслуживании мировой торговли она ещёв 1980 году составляла 56%. Доллар тесняткак старые конкуренты – британскийфунт, японская йена и канадский доллар;сравнительно новый конкурент – евро,а также самый свежий претендент –китайский юань.

И теперьтолько от силы воли и пробивной энергииТрампа зависит, как быстро эти тенденциибудут нарастать.