— 31 июля, 2021 —
 
Политика России

Европе в Ливии нужна рука Москвы

С единственной внятной светской силой в бывшей Джамахирии может договориться только Россия

Поздравленийс победой в Алеппо Россия от западныхпартнеров не дождалась. Впрочем, врядли кто в Москве всерьез рассчитывал наподобный акт доброй воли со стороныглав государств так называемоймеждународной коалиции, топчущейся насирийской земле уже который год снеясными целями и при полном отсутствииуспехов. И все же говорить о том, чтоЗапад победительницей Россию признал,можно с полным на то основанием.

Делоздесь не в том, что как-то неожиданноисчезли все эти госпитали, школы и прочиегражданские объекты, которые, каксвидетельствовала европейская иамериканская пресса, регулярноподвергались беспощадным бомбардировкамкровожадных русских. И не в том, чтомирные переговоры в Астане видятсяболее перспективными, чем женевские«посиделки». Дело в признании веса,вновь обретенного Москвой на БлижнемВостоке, признании за Россией способностируководить здесь процессами, влиять наих участников и добиваться поставленныхцелей. Признания, пусть в официальныхпоздравительных сообщениях незарегистрированного, но фактическиозвученного.

Европасегодня смотрит на Россию как наединственную силу, способную навестипорядок в Ливии, которая давно ужепревратилась в главную иммиграционнуюголоволомку для Евросоюза.

Историявопроса

В2011 году правивший этой ближневосточнойстраной в течение четырех десятилетий«кровавый диктатор» и «друг СоветскогоСоюза» полковник Муаммар Каддафи былсвергнут и убит местными сторонникамидемократии при поддержке Запада. Послесвержения тирана и короткого вздохаоблегчения «всех прогрессивных сил»должна была неминуемо наступить эпохасвободы и расцвета.

Совздохом получилось. С остальным нет,ибо сразу после выдоха Запад включилтрадиционную методику «разделяй ивластвуй», процветание которая моглаобеспечить только ему. В Ливии возниклиаж три правительства, каждое из которыхсчитало себя единственно правомочными не желало ничего слышать о двух других.

Дваправительства из трех обосновались вТриполи. Одно, создаваемое при поддержкеООН, было красиво названо «ПравительствомНародного Единства» (ПНЕ). Второе –Всеобщий Национальный Конгресс (ВНК) –финансируемое Катаром и Турцией, состоялоиз приверженцев радикального ислама,по совместительству являвшихся полевымикомандирами разношерстных групп,поделивших между собой сферы влиянияи территории сбора дани, как ильфопетровкиесыновья лейтенанта Шмидта делили в своевремя СССР.

Третье,которое возглавил бывший соратникКаддафи генерал Халифа Хафтар, возниклов городке Тобрук с населением, немногопревышающем сто тысяч человек. Генералсразу же взял быка за рога, занявшисьтем, что он умеет делать лучше всего, аименно захватом земель. Ориентировалсяон при этом на борьбу за территории,находившиеся под контролем джихадистов,чем и заслужил уважение у мировогосообщества, которое, как это нипарадоксально, все же считало его совсемне демократом, а наоборот, человеком,желающим установить диктатуру.

Соперничествотрех правительств, естественно, оченьбыстро вылилось в гражданскую войну,которая на ливийской земле не прекращаетсяуже шестой год.

Какоедело Европе до Ливии

Оставалсябы этот конфликт междоусобнымвнутриливийским делом, Европа бы ипальцем не пошевелила для наведенияпорядка в Триполи, Бенгази, Тобруке ипрочих городах страны. Но от войныпобежали люди. И побежали они (а точнее– поплыли через Средиземное море)прямехонько в Старый Свет. Да в такихколичествах, что не обратить на этовнимания было просто нельзя. А обращатьего (принимать, обогревать, кормить,ассоциировать, оказывать социальнуюпомощь и т.д.) оказалось слишком дорого.

Теперь,когда речь идет ни больше ни меньше како выживании Евросоюза, и сохранениинациональных особенностей государств,его составляющих, вопрос тушения пламенигражданской войны в Ливии встал передЕС в полный рост.

Ситуацияв настоящий момент допекла больше другихиз европейских стран Италию иВеликобританию. Апеннинское государство- потому что оно является одним изпредпочтительных пунктов назначениясудов, нелегально транспортирующих вЕвропу всех тех, кем на арабском Востокеи в Африке овладела «охота к переменемест», только в прошлом году по официальнымданным в Италию прибыла 181 тысячанепрошенных гостей. Поиском неофициальныхцифр никто не задавался: страшно.

Великобританияв число наиболее заинтересованныхпопала по другой причине: Лондону и встатусе члена ЕС надо было ощущать себярулевым всех процессов, а уж теперь,когда он от евросоюзной опеки (и обузы)освобождается, необходимость контролявсего и вся возрастает в несколько раз.Такие Соединенные Штаты европейскогорозлива.

Посведениям британского издания TheTelegraph, итальянский премьерПаоло Джентилони уже связался со своейбританской коллегой. И в приватнойбеседе выразил надежду на то, что она(Тереза Мэй) в ближайшее же время приложитмаксимум усилий к тому, чтобы поговоритьс Кремлем о Ливии.

«Турецкийгамбит»

Источникгазеты в итальянском правительствесообщил, что «Рим хотел бы поговоритьсо всеми сторонами, (в том числе и сРоссией), заинтересованными в решенииливийского конфликта. Погашение которогобудет означать и минимизацию потокабеженцев в Европу».

Фактическиречь идет о том, чтобы прокрутить сЛивией такой же финт, какой некотороевремя назад ЕС проворачивал с Турцией,когда Анкара принимала на себяобязательства осаждать весь потоксирийских, иракских и афганских беженцеву себя в обмен на 6 миллиардов евро,выделенных ей Евросоюзом.

СТурцией Европейскому Сообществудоговариваться было проще изначально– у президента Эрдогана на анатолийскихземлях было все более или менее схвачено.В Ливии все совершенно не так. ПравительствоНационального Единства ничем кроменазвания не запомнилось. ВсеобщийНациональный Конгресс, хотя и болеедеятельная организация, не устраиваетСтарый Свет по причине своей исламскойнаправленности. Остается генерал Хафтар.Который, безусловно, спит и видит себядиктатором, и это очень недемократично,но на безрыбье… Перефразируя одно оченьпопулярное высказывание: «Он, конечно,нехороший человек, но это наш нехорошийчеловек».

Никтокроме Кремля

Навестимосты с Хафтаром может Кремль. И, пожалуй,только Кремль и никто кроме Кремля.Во-первых, потому что демократичнымевропейцам Хафтар просто не поверит(не забываем, что генерал – экс-сподвижникКаддафи). Во-вторых, потому что Москвеинтересно закрепиться в еще одномгосударстве Ближнего Востока послеуспеха в Сирии. В-третьих, потому чтоПутин умеет разговаривать с диктаторами(а Асад, по-вашему, кто? То-то же!) и держатьих под контролем. Путин, конечно, благодарявнедрению в Ливию усилится, но тут ужиз двух зол приходится выбирать меньшее.

И,в-четвертых. Когда авианосец «АдмиралКузнецов» посещал ближневосточнуюакваторию Средиземного моря, генералХафтар нанес визит командиру корабля.И побеседовал с его борта в режимевидеоконференции с министром обороныРоссии Сергеем Шойгу, по свидетельствутой же Telegraph. «Хафтардважды в прошлом году побывал в Москве,а буквально неделю назад представительего армии сказал, что десятки воинов,подчиняющихся генералу, были доставленыв Москву для похождения лечения иреабилитации. Какие еще нужны доказательстватому, что только русские смогутдоговариваться с Хафтаром, и только сними будет разговаривать он?» – задаетриторический вопрос корреспондентиздания Роланд Олифант.

Мируже смирился

«ГенералХафтар – светский человек, сильныйлидер. Его поддерживают люди изправительства Египта и сам глава этойстраны Абдель-Фаттах ас-Сиси», – этоуже информация из другой британскойгазеты, The Guardian,сообщающей о том, что лидера «третьеголивийского правительства» положительнооценивает и президент США Дональд Трамп.Что, по мнению издания, опять-таки«заставляет возлагать большие надеждына Путина», который западной прессевидится уже почти родственником новомухозяину Овального Кабинета.

Министриностранных дел Италии АнджелиноАльфано, по сведениям редакторадипломатического отдела GuardianПатрика Уинтура, уже сообщил, что «естьобнадеживающие сигналы из Кремля, и онрассчитывает обсудить ливийский вопросс Сергеем Лавровым в ближайший четверг,16 февраля в Бонне. В тот же самый день вЛондоне о связке Ливия-Хафтар-Россиябудут беседовать премьеры Джентилонии Мэй».

Набрифинге в Совете Безопасности ООН,состоявшемся в прошлую среду, 8 февраля,специальный посланник по Сирии МартинКоблер заявил, что «в течение несколькихнедель может быть достигнута договоренностьо внесении изменений в ливийскуюКонституцию, которые позволят Хафтару,возглавляя все вооруженные силы страны,руководить ею в целом, но под контролемгражданских структур». Что за гражданскиеструктуры – пока не уточняется.

Наконец,Борис Джонсон, глава МИД Великобритании«приветствовал идею проведенияпереговоров с Россией о будущей ролиХафтара в Ливии», – пишет Guardian.

Помешатьдостижению соглашения между ЕС, Россиейи Ливией могут многочисленныенеправительственные благотворительныеорганизации, считающие, что «в Ливиимигранты будут содержаться в нечеловеческихусловиях, а направлять задержанных вводах Средиземного моря беженцев вЛивию явится нарушением международногоправа». Но это уже, как говорится,следующий вопрос.

Ктоостанется в выигрыше?

Ситуациявыглядит довольно забавно: вечнопротивостоящие друг другу Россия иЗапад совместно решают свои задачи. Приэтом роль России для международногосообщества выглядит пассивной – «насв объятия Хафтара Евросоюз подтолкнул».Так что возможные последующие визги обагрессии Москвы, вторжении на территориюсуверенного государства и поддержкедиктатора (он же – марионетка Кремля)есть чем бить: козырей Кремлю Запад самсдает с запасом. Причем Лондону в этомслучае кажется, что он действует в своеймногими веками отшлифованной манере«загребать жар чужими руками» и отправляетМоскву таскать каштаны из ливийскогоогня для Альбиона.

Нетсомнения, что именно такой поворот делаустраивает и Россию – очередной шаг кукреплению позиций РФ на Ближнем Востоке(или возврату к влиянию в регионе) сделанбудет «по просьбе противника», которыйможет и догадывается, что играет немножкопротив себя самого, но вынужден поступитьсястратегическими принципами ради одногонебольшого, но очень необходимоготактического успеха. Сейчас. В шахматахэто называется «защита единственнымиходами».

Врядли 16 февраля, по окончании переговоровЛавров – Альфано, следует ждать заявленийо том, что стороны достигли согласия исамолеты ВКС уже взяли курс на Триполи,Бенгази или Тобрук. Главный дипломатРоссии умеет держать паузы. Длительностькоторых измеряется очень своеобразноймерой времени «пока проситель недозреет». То есть, пока ситуация неприжмет его настолько, что он будетготов на любые или почти любые условия,лишь бы забыть (в данном случае – оцунами беженцев) как о страшном сне.

Узападных просителей после того, какопасность миновала, обычно возникаетжелание порулить освободителями,указывая, как правильно надо решать тепроблемы, с которыми Запад сам несправился. Чтобы свести вероятностьвозникновения этого желания к минимуму(заставить о нем забыть совсем – этовряд ли) паузу российская сторона можетдержать сколь угодно долго. До момента,пока не достигнет полного удовлетворениясвоих интересов. В альянсе с ПНЕ и/илиВНК Евросоюз в Ливии добиться можеттолько одного: увеличения угрозы самомусебе. Так что торопиться с оказаниемпомощи Москва не будет. Образно говоря,есть смысл усесться поудобнее на берегуреки и подождать, пока по ней проплыветтруп твоего врага.