— 19 сентября, 2021 —
 
Новый кризис

Закат общечеловеческих ценностей. 55% европейцев против въезда мусульман

Пока европейские политические элиты продолжают заявлять об "уважении культурных ценностей лиц всех национальностей", их народы уже приняли другое решение

Покаевропейские политические элиты продолжаютзаявлять об уваженииценностей лиц некоренныхнациональностей, вверенные политэлитамнароды уже приняли другое решение.

Евросоюзные лидеры на правахстарших (в смысле политического опытаи времени пребывания у власти) товарищейпытаются вразумить политическогоновичка Трампа, резко выступившего против въезда в США граждан ряда исламских стран. Ангела Меркель, как отмечаетиспанское издание ElConfidencial, «попыталасьобъяснить Трампу, что такое Женевскаяконвенция», Франсуа Олланд «призвалдать ответ Европе», почему новый лидерСША так нелюбезен с мусульманами. ТолькоТереза Мэй выбилась из слаженногоеврохора (не зря же Великобритания ужене считает себя членом Евросоюза),заявив, что «и сам ЕС можно заподозритьв проявлении недоверия к одной религиознойконфессии». Дипломатично-расплывчато-обтекаемо,но все же достаточно, чтобы лишний разпродемонстрировать, что у Британии имеется свой собственный взгляд намиграционную политику.

Сведявоедино высказывания и действияупомянутых персон, британскийаналитический центр Chatham House решил, чтопришла пора вспомнить о народе. И занялсяизучением его мнения.

Соцопрос,проведенный в 10 странах Евросоюза(действительных членах Бельгии, Германии,Греции, Испании, Франции, Италии, Австрии,Венгрии, Польше и покидающей сообществоВеликобритании), показал, что в целом55% населения этих государств одобряютантимусульманскую тактику Трампа ивыступают за наложение таких жеограничений на въезд в их страны длятех, кому главной книгой жизни служитКоран, а не Библия.

Приэтом самыми активными антиисламистамиоказались поляки (71%). Немного им уступилиавстрийцы (65%) и французы (61%). Скромнее себя проявилив этой сфере немцы (53%), итальянцы (51%),британцы (47%) и испанцы (41%). Феноменвысокого уровня отрицательной реакциив Польше еще предстоит объяснить, а вотс занимающими в этом списке места совторого по пятое все ясно. Это как разте государства, куда беженцы направляютсвои стопы в основном и где больше всегокоренные жители от пришельцев натерпелись.

Относительнослабый процент настроенных "против" испанцев объясняется тем,что до Пиренейского полуостроваближневосточное цунами просто недотянулось. Во-первых, по причине относительной географической отдаленности от основных "точек входа", а во-вторых,поскольку социальные гарантии чужакамв Испании значительно уступают тем, чтопредоставляют в Германии, Франции,Италии. И поэтому Испания как пункт назначения не слишком привекательна.

Говоритьо том, что неприятие пришельцев в Европестало весьма заметным только под влияниемвето Трампа в Америке, вряд ли правомерно.Барьер, поставленный президентом СШАгражданам семи исламских государств,выступил лишь катализатором ростаантимусульманских настроений, которыеи раньше развивались в Европе, однаков основном факты, подтверждающие это,замалчивались.

Годназад Pew Research Center, международный think tank,штаб-квартира которого находится вВашингтоне, проводил подобныесоциологические исследования - и ужетогда цифры негатива вырисовывались почти такие же, как у Chatham House сегодня.Американцы насчитали в 2016 году 72% венгров,противящихся идее приема иммигрантов,69% - итальянцев, 66% - поляков, 65% - грекови 50% испанцев.

Правда, показатели Великобритании (28%), Германии(29%) и Франции (29%) у Pew Research Center оказалисьдо странности низкими по сравнению сданными Chatham House, полученными в 2017. Можно,конечно, допустить, что год назадамериканцы использовали какие-то хитрыеприемчики при обработке цифр, чтобыпродемонстрировать, что миграционнаяполитика лидеров ЕС имеет почтивсенародную поддержку. Однако даже вэтом случае нынешние результатысоцопросов в трех названных выше странахне кажутся невероятными.

НаВеликобританию оказал влияние «брекзит»,который ограничение иммиграции наострова возвел в ранг государственнойполитики, французов к закрытию дверейперед носом входящих побудили происшедшиев стране теракты, а немцам пищи дляотрицательных размышлений добавили не только теракты, но и замалчивание полицией инцидентов криминального характера с участием мигрантов, а такжепредоставление властями пришельцамбесплатного жилья и объемных социальныхпособий.

Внастоящее время картина «омусульманивания»христианских государств Европы покадалека от фатальной, пишет уже упоминавшеесяиспанское издание ElConfidtncial. Согласно даннымгосударственных статистических структур,в Испании мусульмане составляют всего2,1% населения, в Германии – 5,7%, во Франции– 7,5%. Однако «эффективность поведения»лиц, исповедующих ислам, настолькозаметна, что, по мнению испанцев-участниковопроса, проведенного французскойконсалтинговой фирмой IpsosGroup, мусульман в стране –не менее чем каждый пятый (21%). Точнотакое же мнение о своем фатерлянде унемцев. А наиболее применима поговорка«у страха глаза велики» к французам –они считают, что население их страныуже практически на треть мусульманское(31%). Ощущение, подсказывающее коренномунаселению, что оно теряет свою страну,должно поднять народ на сопротивлениеопасности. Так что стоит ли удивляться,что руководители государств потихонькуначинают искать компромиссы со своиминародами? Остаться без начальническихкресел (во Франции и Германии в текущемгоду пройдут выборы, да и в других онитоже рано или поздно состоятся) из-закаких-то иммигрантов? Перспектива какминимум непривлекательная.


P.S. На Линии. К сказанному ув. автором стоит добавить одно рассуждение. Самой интересной во всех вариантах будущего представляется судьба т.н. "общечеловеческих ценностей". Если Европа вполне официально развернёт свою политику в сторону нео-национализмов - то непонятно, как будут существовать дальше Авторитетные Международные Организации, до недавнего времени претендовавшие (и претендующие ещё сейчас) на статус всемирного коллективного политрука.

Если же Европа останется на официальном уровне "либеральной и глобалистской", - то это означает, что официозная идеология будет диаметрально противоположна настроениям европейского большинства. Такую конструкцию трудно назвать устойчивой.