— 29 июля, 2021 —
 
Экономика страны

О будущем месте России в мировом разделении труда

Плавный переход от проблемы «дани» к общим вопросам существующего экономического миропорядка

От ув. Редакции: мы продолжаем дискуссию о хранении российских денежных резервов в американских ценных бумагах. Предыдущие реплики дискуссии: первая (А. Разуваев: почему это не дань), вторая (Д. Адамидов: почему это дань), третья (В. Исаев: почему это не дань), четвёртая (Д. Адамидов: почему нынешняя мировая система ущербна), пятая (А. Разуваев: почему нельзя "вкладывать деньги в экономику России"), шестая (В. Исаев: почему никто не хочет краха мировой системы, которую все не любят).

Чемхороша любая дискуссия про госбумагиСША – она рано или поздно переходит на смежные, более глобальные проблемы.Так и в нашем случае – вроде бы очевидныйфакт, что РФ платит больше процентов запривлеченные валютные ресурсы*,чем сама зарабатывает, вызвал к жизнидискуссию, далеко выходящую за пределысобственно финансовой политики.

Моиоппоненты в своих последних материалах(см. тути тут)немного сменили акценты и теперь свопросов собственно «дани», факт которойв общем сложно отрицать, можно толькопо разному его оценивать, выдвинулитезис: «в экономику России вкладыватьсяневыгодно». Причем если один из оппонентовограничился лозунгами, то второй совершилмасштабный исторический экскурс, чемоткрыл совершенно новый пласт длядискуссий.

Посути это разговор о нынешнем и будущемместе России в системе мирового разделениятруда. В той самой глобальной мировойэкономике, которая начала складыватьсяпосле Второй мировой войны (оккупацияЯпонии и реализации «плана Маршалла»для Германии) и в основном завершаласьк середине 1990-х, после распадасоциалистического блока и интеграциистран СЭВ в систему мирового хозяйства.В результате сложилась достаточножесткая «специализация» отдельныхнациональных экономик, которая намхорошо известна. Известный лозунг:«Россия – энергетическая сверхдержава»(как вариант – «страна-бензоколонка»,«сырьевой придаток» и т.д.) как разсвидетельствует о той роли, котораяотведена нашей стране в этой глобальнойсистеме. Справедливости ради, кромесобственно полезных ископаемых вспециализацию нашей страны входит ВПК,космос и атомная энергетика, гдероссийские компании сегодня являютсялидерами и практически монополистами. Другие страны, разумеется, имеют сильныепозиции в других отраслях. Получается,что в условиях глобальной экономикирынки достаточно жестко поделены иосуществить их передел (что сплошь ирядом встречалось в XIX иХХ веках) сегодня крайне трудно,практически невозможно, если толькоречь не идет о совершенно новыхтехнологиях. Соответственно, действительнокрупные инвестиции (100-200-300 млрд. долларовСША) окупить будет также крайне трудно.

Именнов этом ключе следует понимать высказыванияуважаемых оппонентов о том, что в«экономику России вкладыватьсяневыгодно». Поэтому делается вывод:грузите апельсины, то есть резервыбочками. Логика есть? Безусловно. Но,мне представляется, что она оченьповерхностная и вдобавок не отражающаяобъективных реалий, которые имеют местона сегодняшний день.

Начнем с вопроса «не во что вкладывать». Так ли это?

Действительно,чисто коммерческих проектов в реальномсекторе сегодня найти довольно трудно.Но одной из основных причин такогоположения вещей являются инфраструктурныеограничения. Инфраструктура созданнаяв советское время неумолимо ветшает, ановые проекты, которые могли бы открытьсущественные новые возможности длябизнеса (например, реконструкцияБАМа и Транссиба) не реализуются илиреализуются государством крайне медленнопо причине как раз нехватки средств.Если уж мы вспомнили про БАМ и Транссиб,то нужно то «всего» около 50 млрд. долларовСША (в ценах 2015 года). Деньги на негоискали то ли 15 то ли 20 лет, и кое-как нашлилишь к 2013 году. Но реализация данногоинфраструктурного проекта позволилабы сделать рентабельными инвестиционныепроекты в сфере транспорта, добычиполезных ископаемых и других отрасляхэкономики как минимум на 400-500 млрд.долларов США в течении следующих 20 лет.А таких проектов в России есть ещё какминимум несколько: тот же энергомостна Сахалин, реанимация Севморпути ит.д. и т.п.

Кроме того,нельзя забывать об износе существующейинфраструктуры. Еще в 2011 году правительствонасчитало объем необходимых инвестиций в реконструкцию и модернизациюинфраструктуры на умопомрачительнуюсумму в 4трлн. долларов США. Хотя с тех порпрошло довольно много времени, норешительного рывка в этом отношении,увы, не произошло. Поэтому инвестициидаже в «беспроигрышные шаги» (например,на эффективную модернизацию коммунальнойинфраструктуры и повышение энергоэффективности) могут вполне составитьи 10, и 20 и даже 50 млрд. долларов. И приэтом приносить доходность существеннобольшую чем 1-2-3%.

Иными словами,вкладывать в России есть куда. Болеетого, если сидеть и ничего не делать,отгружая всю образующуюся наличностьв чужие гособлигации, то поле инвестиционныхвозможностей внутри страны будетснижаться и дальше.

Да,у нас сегодня есть серьезные проблемыс воровством и управленческим бардаком.Мы периодически завидуем Китаю, который много и быстро (но при этом не всегдакачественно) строит разнообразныхинфраструктурных объектов. Хотя еслиразобраться, все «китайское чудо»зиждется на двух очень простых принципах:исполнитель несет полную материальную(а иногда даже и уголовную) ответственностьза результаты, но при этом он обеспеченполностью всеми необходимыми ресурсами.То есть ситуации когда целевые бюджетныеденьги за февраль могут прийти в ноябре,потому что Минфин решил прокрутить ихна депозите, в Китае в принципе быть неможет. И коррупция там измеряется в5-10% от сметы стройки, а не30-50% как “ещё кое-где унас порой”.Так что ув.оппоненты правы – при нынешней системегос. управления ничего хорошего изинвестиций внутри страны не получится.Но ими делается, на мой взгляд, в корненеверный вывод: вместо того, чтобынавести порядок внутри страны, давайтебудем инвестировать куда-нибудь в другоеместо. Хотя осаждающаяся нами проблема«дани» могла бы быть решения одним оченьпростым способом: если бы бонусы и премиируководства Минфина и Центробанкарассчитывались бы так как это делаетсяв обычном коммерческом банке – с чистогопроцентного дохода, то я уверен, чточерез месяц–другой все существующиеперекосы в структуре привлечения иразмещения средств были бы ликвидированы.

Второй момент, на котором хотелось бы остановиться:это геополитические перемены, которыеуже привели к существенным подвижкамв системе мировых финансов и, по всейвидимости приедут к ещё большим. Этокак раз теме «почему никто не хочеткраха мировой системы», вынесенной взаголовок материала Владислава.

Печальный факт состоит в том, что поаналогии с известным высказыванием оПервой Мировой Войне «краха никто нехочет, крах неизбежен». США медленно новерно теряют статус мирового гегемона,и как следствие доллар сдает позициимировой резервной валюты. Причем, еслидо последнего времени этот процесс былуправляемым и достаточно медленным(например, во времена формированияеврозоны доля доллара составляла 71% отобщего размера официальных валютныхрезервов, то в 2014 г. показатель упал до62,9%), то с началом президентства Трампаесть вероятность его ускорения. Ведьидеи о возврате производств в США истремлении жить по средствам являютсякак раз теми самыми тектоническимиизменениями, о которых говорил Владислав,приводя пример крестоносцами и монгольскомнашествием. Да и без Трампа настроенияв американском экспертном сообщественепривычно пессимистичны. Когда о «крахедоллара» вещают наши непримиримыеэкономисты или отдельные трейдеры, этоещё ладно. Но когда данную тему всерьезначинает обсуждать, к примеру, Stratfor,цитируя отчет ETMAnalytics, в котором черным по беломусказано, что «будущее американскогодоллара, долгое время остававшегосяглавной мировой валютой, выглядитдовольно туманным» - это означает,что проблема уже вышла на качественноновый уровень.

Сейчас пока судить о том, насколькообоснованы опасения того, что США несмогут справиться с грузом имеющихсяпроблем и во что это выльется на практике.Но совершенно очевидно, что нынешнийпериод внутриполитической турбулентностивкупе с историческими минимумами ставокФРС (которые, напомню, с высокойвероятностью будут несколько разповышаться в ближайшие год-полтора) –крайне неудачное время для наращиваниепозиции в госбумагах США, особенно сосроком погашения свыше трех лет.

Чтобы Российской Федерации в очереднойраз не оказаться в роли генералов,которые готовились к предыдущей войне,на мой взгляд, правительству и Центробанкуследует критически осмыслить тот подход,который изложен в материалах уважаемыхоппонентов и который пока практикуется,на мой субъективный взгляд, без должногоучета имеющихся рисков. В памяти ещёсвеж пример СулейманаКеримова, который в 2008 году слишкомдоверился «проверенным рецептам»инвестбанкиров и потерял огромныеденьги. Да и Алексей Кудрин в рангеминистра финансов, помнится, накупилоблигаций Fannie Mae и Freddie Mac. В итоге,слава богу, всё обошлось благополучно,но, как говорится, раз на раз не приходится.

----------------

*Справка: за2016 год на размещении ФНБ и резервногофонда мы заработали 61,4млрд. рублей, или чуть меньше 1 млрд.долларов США, а за обслуживаниепримерно вдвое меньшей суммыгосударственного долга заплатили около3,1 млрд. долларов США.Итого средневзвешенная ставка поразмещениям составила около 1%годовых, а собственный долг мыобслуживаем аж по 6,8%