— 21 апреля, 2021 —
 
Будущее

Новая реальность Казахстана

“Теперь за экономику отвечаете вы” - сказал казахский президент депутатам

6 марта ПарламентРеспублики Казахстан принял предложенныеПрезидентом поправки в Конституциюстраны. Очень много заглавных букв, новедь речь идёт о самом беспрецедентномперераспределении власти (от президента- парламенту и правительству, а ненаоборот, как многие привыкли) на всёмпостсоветском пространстве за всюисторию существования этого пространства.

О том самом перераспределении,которое сам президент РК объявил25 января сего года. Это было настоящеепослание гражданам и зарубежнымпартнерам, которое долго и на разныелады толковали внутри страны.

И те, кто утверждал, что“ничего в нашем королевстве не изменится”,оказались правы лишь отчасти. Действительно,казахстанские чиновники и СМИ превратилиподготовку и обсуждение реформ втрадиционное казахское слоёноеинформационное блюдо.

В публичной плоскости- сплошное “подчеркивание важности”и конкурс на самое косноязычное ибессодержательное разъяснение, на 90%повторяющее слова президента. Вобщественной среде, напротив, весьспектр эмоций. От “наконец-то у насбудет демократия”, до “ну всё, теперь-тонам точно конец”. Единственное, чтообщество почти единогласно осудило,так это смену четкой формулировки старойКонституции, где “граждане РК имеютправо на владение имуществом” - натревожно-неопределённое “каждый”. Норазъяснение населению и обратная связьвообще - для Казахстана понятияобязательные, но декоративные. Поэтомунемного в фейсбуке пошумели, через двадня прочли, что “в Акорде опровергли,что изменения Конституции направленыпротив народа” - и успокоились. Нет,еще, конечно, написали, что все предложения,полученные от граждан, приняты вовнимание. Так что все правила гласностисоблюдены. А что текст поправок от этогоне изменился - это ничего.

Иными словами, самасуть реформ практически никого не“зацепила”. Людей, не приученных вникатьв суть вещей, она просто не могла затронуть- просто в силу того, что для них процессреагирования важнее и интереснее сути.Людей же думающих и знающих, коих и вгосударственном аппарате, и вне егонемало, предстоящая реформа навернякакрепко озадачила.

Хотя бы по той причине,что все они не один год констатировали,что реформы назрели почти во всехсекторах экономики и в управленииэкономикой (то есть практически -государством) вообще. Констатировали,призывали, анализировали, не особо веряв то, что такое возможно. Слишком привыкнувк той конституционной стабильности,которую в том числе и критиковали, онине вполне поверили, когда она все-такислучилась. Да и как верить и какреагировать, когда главный законодательныйакт страны, написанный предельнонейтральным и иносказательным языком(таков удел всех “священных писаний”)и лежавший себе под стеклом 25 лет, вдругначали исправлять.

Ведь существующиепроблемы в экономике, в эффективностигосударственных программ развития ееотраслей возникли не сегодня. Все ониуходят корнями вглубь историинезависимости, и каждая имеет длинныйи негативный опыт применения разныхпрограмм, выделения денег, отсутствиярезультатов и отсутствия ответственности,потом смены руководства и опять поновой.

И никто не может нигарантировать, ни объяснить, как вдругПравительство, наделенное большейответственностью за развитие экономикистраны, только теперь под контролем неАдминистрации Президента, а Парламента,начнет показывать результат.

Но раньше ошибкичиновников всех уровней так или иначеможно было отнести к зоне ответственностиПрезидента. А теперь граждане Казахстанаполучают, по крайней мере на бумаге,вожделенную прозрачность управления.И на тех, кого всегда называли народнымиизбранниками и слугами только с горькойиронией, теперь ложится задача реальногоуправления экономикой и социальнойсферой страны.

За Президентом остаютсятрадиционные оборона и внешняя политика,а также высший арбитраж на случай, еслине все сразу правильно поймут свои новыеперераспределённые полномочия.

С точки зрения управленияэкономикой в кризис объявленные изафиксированные законодательно измененияневозможно назвать логичными. Либерализацияи усиление частного сектора сроду непомогали усилить ощущение управляемостиэкономики. Идущее с ними по жизни рукаоб руку снижение участия государствав экономике вообще настолько дико дляКазахстана, что даже прожженныеноминальные либералы будут против.когда дойдет до дела.

С точки зрения транзитавласти, который надо всегда держать вуме, говоря о современном Казахстане,всё выглядит куда более продуманно.Во-первых, облеченный властью Парламент.Каждую из палат возглавляют оченьавторитетные, хотя и по-разному, фигуры.Во-вторых, мыуже писали о том, что параллельнос законодательно-аппаратными изменениямив Казахстане происходит небывалаяконцентрация активов, ресурсов и потоков,призванная обеспечить (по скромномумнению автора и не только) устойчивостьсистемы в период транзита власти,совпавший с периодом принципиальныхглобальных изменений. Именно в такомконтексте и в такой связке следуетрассматривать принятые реформы.Относительная либерализациязаконодательства, связанного с бизнесоми имуществом - для этого. Укреплениеполномочий Парламента, как обезличенного,но авторитетного на международной аренеинститута власти - для этого. Ведьуспешный и грамотный транзит власти -это ведь не только о том, чтобы определенныйкруг лиц сохранил власть. Это еще и отом, чтобы страна и ее граждане избежалипотрясений, предпосылок для которыхбольше, чем хотелось бы.

Поэтому, по добройказахской традиции, комментарии спикераСенатаи Мажилиса(палаты парламента РК) к принятиюПарламентом конституционных реформследует понимать в том числе и буквально.

За экономику теперьотвечают они, Правительство и Парламент.А в качестве “прощального подарка”экономике Президент подписал указо выделении 1,93 триллиона тенге из Нацфонда- на оздоровление банковского сектора.Как банки поступили с предыдущими“подарками”, мы частично упоминали.Но этот вопрос сегодня стоит еще большеговнимания, так как кризис невозвратакредитов простирается не только наказахстанские банки - его корни во всехключевых для РК отраслях экономики. Ноэто тема для полноценного отдельногоразговора.