— 27 ноября, 2021 —
 
Общество

Otstoy Club, или Почему это написано не по-русски

Какой умник додумался назвать торговый центр словом «Samolёт»?

Одиндруг-консерватор на днях выбрался влюди. Отправился с ребенком на чей-тодень рождения, праздновать которыйпригласили в заведение, расположенноев торговом центре. Процитирую: «Стоитмонструозного вида здание. С гипермаркетом«Лента» внутри. И хорошим детскимразвлекательным центром. Новые автоматы,аттракционы. Всё прекрасно. Но название…«Magic Land». Блин, почему не «Волшебнаяземля?» Или «Волшебный уголок»? Мы что,в США живем? Почему не по-русски? Спрашиваюу администратора:

- Это франшиза? Почему«Magic Land»? Нет, говорят. Наша, красноярскаяфирма.

-А почему название латиницей? Бормочутчто-то невнятное. Мол, так красивше.

Кому– красивше!?Я не понимаю: какого дьяволана улицах в центре России нас окружаетстолько иностранных слов и чужеземныхбукв? Почему «студия декапирования ивосстановления волос» называется“Glyanec", а не «Глянец»? Почему парикмахерская– «Expert»? Почему в Красноярске, сибирскомгороде, есть сеть супермаркетов «Rosa»?Какой умник додумался назвать торговыйцентр словом «Samolёт»? Что, если написать«Самолёт», покупатель будет от этогоместа шарахаться? Почему несчастнаяпивная забегаловка называется «Beerhouse»?!».

Закомментарием по поводу причин подобной«дизайнерской политики» друг обратилсяв том числе и ко мне, как к специалисту-филологу.Мне показалось уместным расширить этоткомментарий до небольшой аналитическойзаметки, потому что проблема давняя, норешать ее, похоже, никто не пытается. Иочень зря, на мой взгляд.

Сразускажу, с точки зрения филолога опасноститакой тенденции описаны много раз иничего нового тут не скажешь, однаколишний раз напомнить не помешает. Язык– не просто средство общения: это едвали не главный резервуар, хранящий,простите за пафос, народную память. Всепроцессы, которые переживает нация,неизменно отражаются и закрепляются вязыке, передавая потомкам опыт предковна интуитивном уровне. Может несуществовать конкретных «обучающих»текстов, но в языке ответы на вечныепроблемы есть и без них. Покрутите усебя в голове слова «скользко», «мерзкий»,«страх», «опасность», «любовь», «речь»,«течение»… Они – не просто сочетаниязвуков, а катализатор пробужденияопределенных образов, таящихся вподсознании. Это и есть та самая «народнаяпамять» - системообразующие понятия,переданные нам всей культурной средой,окружающей нас с самого рождения.Конструируя из них тексты, мы как раз иоперируем этими понятиями для осознания,объяснения и анализа реальности. Т.е.народность «биографии» слова обеспечиваетего тождество с образами из подсознания.Если же заменить родные слова ярлычками,принадлежащими другим народам, теряетсяэта взаимосвязь, и человек, составляятекст, оперирует пустотой или того хуже– направленными «минами», подсунутыминосителям атакуемого языка вполнеосознанно. Конечно, язык – организмживой и, как сказано выше, отражает всепроисходящее: появился новый объектреальности, не существовавший ранее –необходимо создать для него новый ярлык,символ. В этом случае использованиеслова из языка, откуда пришел новыйобъект, вполне оправданно. Такими,например, были слова «фонтан», «тротуар»или, ближе к нам, «компьютер». Однакоподмену «коренного ярлыка», присвоенногонародом вполне конкретному понятию,иначе, как преступлением не назвать.Понятия-образы были сформированы русскойкультурой, отразили в себе именно русскуюреальность, ее характерные черты. И еслимы меняем ярлык, мы стираем в собственномподсознании русскую историю понятия.

Многие наши люди разучилисьчувствовать взаимосвязь междусловом-ярлыком и мыслеобразом. Можетбыть, у этих людей просто не сформировалсябагаж подсознания, оживляющий слова –не знаю. Если бы речь шла о самихвзрослых, использующих "волапюк", былобы полбеды. Хуже всего, что они нашимдетям не оставляют выбора, перекрываяим доступ к хранилищу народной памяти.Во-вторых, это, безусловно, означает,что мы сами себя ставим в подчиненноеположение: иностранные слова, в своюочередь, несут память совсем другихнародов, не всегда к нам дружественных.Соглашаясь оперировать образами,сформированными их культурной средой,мы автоматически соглашаемся жить вих, а не в нашей реальности. В тойреальности, где центром мира являетсячуждая нам культура, чуждая экономика,чуждые социальные взаимоотношения.

P.S. Ув. Редакции. А ещё к сказанному ув. автором мы хотели бы добавить, что как надпись "Hollywood" на районной парикмахерской, так и креативное якобы "Bubblики" на кофейне в центре города и "Tolstoy Клабъ" на дорогом ресторане - это всё стороны обычной пошлятины.