— 11 апреля, 2021 —
 
Общество

Почему полиции нужны полномочия

К некоторым уголовным событиям последних дней

Наднях следствие впало в раздумья, расследуя«загадочную» гибель бывшего исполнительногодиректора «Роскосмоса» ВладимираЕвдокимова. Вся страна, и, во всякомслучае, все СМИ кинулись рассуждать натему, смахивает ли смерть Евдокимована «заказуху» или все-таки является невероятно жестоким самоубийством из анекдота. Как правило,журналисты сразу в курсе сверкающейистины в любом загадочном деле с массойпеременных, но тут, надо признать,следователи их опередили. Пока в эфирешли бурные дебаты, бывает ли самоубийствос ранами на горле, следователи заявили,что Евдокимова все-таки убили. Журналистамосталось лишь выяснить, заказное этоубийство или нет. Как решат на консилиуме,подозреваю, не преминут нам сообщить.Следователи хоть, само собой, и отстаютот журналистов, тоже работают. Покарасследуется вопрос, каким образомчеловек, обвиняемый в хищении 200 миллионоврублей, был переведен в камеру к мелкимуголовникам, не оборудованнуювидеонаблюдением, да еще за месяц доубийства.

Уменя же вопрос другого плана: каксчитаете, сколько времени потребуетсясерьезным дядям с широкими плечами ибитами, чтобы вычислить убийцу из 20человек, сидящих в закрытой камере?Понимаю, что расчеты наши могут строитьсятолько на основе кинофильмов и сериалово мафии, но почему-то уверен, что больше30-40 минут это бы не заняло. Как раз чтобыхватило на парочку сломанных рук да сдесяток ожогов. Если найденный убийцаоказался бы только исполнителем, мафиипришлось бы поработать серьезнее. Ещеминут десять.

Междутем, как мы прекрасно знаем теперь ужеиз реального опыта, официальное следствиеможет длиться годами, а закончиться влучшем случае наказанием исполнителя,половину из которого он отбыл в СИЗО.Если Евдокимова заказал, например,кандидат в отряд космонавтов, отсеянныйпри участии исполнительного директора«Роскосмоса» (ну мало ли), то даже егонельзя оставлять безнаказанным. Впрочем,не будем заострять внимание набанальностях. Вот какие следы моглизаметать заказчики, устраняя человека,обвиняемого в хищении 200 миллионовгосударственных средств – это вопрос.Нам, конечно, остается об этом толькодогадываться. Как и следствию, котороезачастую оказывается беспомощным вделе поиска мокрых концов.

Всухом же остатке недоумение: чем объяснитьразницу между пусть теоретической дляобывателя, но все же молниеносностьюработы оперативников «дона Корлеоне»и бессилием слуг государевых? Ну в самомделе, не заподозрим же мы, что мафиясильнее государства, или что быки на«Геликах» умнее следователей с высшимобразованием. Кстати, если вам как-нибудьдоведется жарить шашлыки сcaporegime,спросите, есть у него в рабочем словарепонятие «висяк»?

Незнаю, страдают ли от этой разницыродственники жертв или рукопожатныеСМИ, но вот коррупция точно чувствуетсебя неплохо. Да, мы знаем, что государствоприкладывает в этом направлениисерьезнейшие усилия, и нескончаемыйпоток возбуждаемых дел с высокопоставленнымиподозреваемыми свидетельствует об этомлучше некуда. Однако много мы знаем отом, чем эти дела заканчиваются? Какправило, к моменту суда они давно покрытытолстым слоем «синих китов» или тестикул,прибитых к брусчатке. Наши многоуважаемыеколлеги из светлооких СМИ, конечно,следят за судьбой всяких там художницпод домашним арестом, но исключительнос одной целью: лишний раз отметить, что«кровавый режим» своих не сажает.

Меня,правда, всегда удивляло, почему никтоиз этой публики не догадывается спроситьсебя, зачем режим в принципе заводитдела против своих, если намерен их витоге отпустить? Впрочем, догадываюсь,что на этот вопрос эльфы-от-СМИ ответилибы примерно так: государство демонстрирует«быдлу» его, «быдла», место. Я, в отличиеот таких коллег, в психологии высшихсословий и принципах сословной системыне силен, поэтому вынужден ориентироватьсяна слова, написанные черным по белому.Например, в Уголовно-процессуальномили Уголовном кодексах, в законах «Ополиции» или «О прокуратуре» и т.п. Длянедалеких, вроде нас с вами, людей, слаборазбирающихся в кровавости разных тамрежимов, очевидно, что документами этимиполиция и следствие связаны по рукам иногам. Не менее очевидно, что это –предохранитель, оберегающий системуот срыва в беспредел.

Сдругой стороны, градусник, кроме -40 и+40, имеет весь набор делений между ними.Если мы примем полицейский беспределза одну из крайних точек, а обязанностиполицейских расшаркиваться перед мелкимжуликом – за другую, почему мы должныпри этом отрицать градацию между ними?Это ведь не рычаг с двумя положениями– «вкл» и «выкл».

Сейчасскажу страшное: может быть пора ужегосударству задуматься о том, как быаккуратно сдвинуть столбикправоохранительного термометра чутьближе к -40?

Поводовдля такого предложения, к слову, хватаети без «дела Евдокимова». Сегодня в эфиреодного из ув. радиоканалов слышалобсуждение «проблемы стритрейсеров».Центральный объект обсуждения – ужешироко известная Мара Багдасарян. Разрездискуссии оригинальностью не блистал:«золотая молодежь» сбивает людей иотделывается условным сроком». Гостиэфира припомнили с десяток ДТП с участием«мажоров», в которых погибли люди. Одиндаже рассказал, как своими глазами виделполицейского, козыряющего откровенномунарушителю ПДД после слов «Да ты завтрабез погон останешься». Не уверен, чтоучастник дискуссии не преувеличил,однако точно могу сказать: патрули ДПСлюбого региона предпочитают не отягощатьсвоим вниманием суперкары и представительскиемашины, оборудованные госномерами«микросерий».

Еслимы считаем, что и патрульный с жезлом,и сотрудник ППС, и уж тем более следовательи прокурор – олицетворение закона, тодолжны признать: авторитет большихденег или большого статуса у нас покаявно выше закона. Призову на помощьвоображаемых «рукопожатных эльфов» ивыслушаю их возражение – вся беда в«телефонном праве». И приведу свойаргумент: поскольку, как заметил выше,слабо разбираюсь в «кровавости» режима,то считаю, что никакое телефонное правоне поможет закрыть глаза на очевидныедоказательства. В том, конечно, случае,если они очевидны и достойны лечь навесы Фемиды. Иными словами – у суда нетвозможности назвать их незаконнополученными.

Здесьсамое время вспомнить о парочке сломанныхрук и десятке ожогов, как бы цинично этоне звучало. В конце концов, речь идет обезопасности общества, которое сегоднябуксует на ровном месте, увязнув втрясине даже не коррупции, а безнаказанностимногочисленных уголовников в принципе.Согласитесь, сложно назвать коррупцией,если родственникам жертвы «золотомолодежного»стритрейсера состоятельный папашавыделяет определенное количествомиллионов, и дело закрывается. Полицейские,чья роль – защитить пока еще живыхпешеходов, вынуждены опускать руки иотправлять потенциального убийцу насвободу. Не назвал бы я коррупцией изаказное убийство (если оно имело место)Евдокимова. Коррупция в его деле былараньше, а безнаказанность убийства –это всего лишь неспособность полициив силу закона доказать очевидное: убийцанаходится среди 20 однокамерников ивладеет информацией о заказчике.

Еслимы желаем сдвинуть наш паровоз с мертвойточки, завал перед ним придется расчистить,пусть даже этот завал называется закон.Законы поддаются ступенчатым изменениям(напомню о градуснике и его шкале), а самзакон является лишь инструментом длядостижения цели, а не самой целью.

Даи тем более: сколько можно с недоумениемслушать завывания ув.зап.СМИ о «полицейскомгосударстве»? Не пора бы уже помочь ими хоть немножко заслужить это звание?Иначе впору говорить, что «полицейскийрежим» установили, да только он какой-товялый.

PS:Очевидные возражения с отсылкой к опыту1937-го года заранее отметаю. Я вел речьне о наделении полиции судебнымиполномочиями, а всего лишь о расширенииполномочий следственных. Да и к тому жетехника со времен Николая Ивановичашагнула вперед, и весь ход следствияпри желании судья может наблюдать впрямом эфире. Кстати, своего часа ещеждет серьезный вопрос о принципах работысудей, но предлагаю дождаться подходящегослучая.