— 13 апреля, 2021 —
 
Общество

Почему в провинции школьники топят за протест - и почему это пугает

Немного дохлой правды жизни провинциальной политики

Вчерашние «антикоррупционные»митинги в разных городах России поставилина повестку два новых вопроса – почемусреди участников так много школьникови почему к традиционно столичной движухена этот раз неожиданно примкнулапровинция.

В принципе рабочиеответы уже озвучены - потому что онибыли озвучены, в том числе и нами, довчерашних происшествий. В качествепрогнозов.

Но лучше пояснить напримерах.

Представьте себепровинциальный промышленный город наУрале, в котором политическая жизньедва теплится. Вся её конструкциярасположена в треугольнике «городскаявласть – крупный частный (политическинейтральный ) медиахолдинг – оппозиционнаятусовка из трёх фриков». Городскойпролетариат политикой интересуетсявяло и верхом активности считаетсяпоругивание власти за дороги и коммуналкуна ресурсах того самого медиахолдинга.Трудно представить, что может нарушитьидиллию городской жизни и вывести людейна улицу, но не всё так просто…

Начинается с того, чтоназначенный год назад губернаторомглава города, не выдержав груза проблем,бежит со своего поста. На его местогубернатор ставит нового «крепкогохозяйственника», который, на этомосновании считает себя помазанникомБожьим и не считает нужным налаживатьнормальные рабочие связи с прессой иобществом. Поэтому, маскируя своёнеумение, выбирает тон общения с прессойсредний между стилем Д. Трампа и М.Захаровой, однако, применяет его не поделу и без таланта. В итоге за какой-торекордно короткий срок он умудряетсянастроить против себя вторую точкуполитической конструкции – медиахолдинг. Нюанс в том, что никакого противовесав виде подконтрольных и рейтинговыхСМИ не имеет, то есть вступает в заведомобезнадёжную для себя войну.

Как следствие, медиахолдингвызов принимает и начинает мочитьгородскую власть, скажем так, болееактивно, чем прежде - указывая нанедостатки её работы (которых хватает).Естественно, помимо городской властирикошетом прилетает и власти региональнойи федеральной («все там одинаковые»).На ровном месте в тихом городе начинаетрасти градус политической активностик радости третьего элемента конструкции– оппозиционных деятелей, которые вдругразвивают бурную активность в комментариях(на носу череда выборов различногоуровня). Оппозиция подаёт заявку напроведение «антикоррупционного митинга»на главной площади города, но главазапрещает, мотивируя тем, что там в этовремя состоится концерт, посвящённыйдню культуры, на котором «будутприсутствовать 1000 человек». Попутнозачем-то публично обвиняет медиахолдингв том, что его спонсируют эти самыеместные оппозиционеры (что смешно длялюбого жителя города, который знаетэтих несчастных «оппозиционеров»). Те,в свою очередь, становятся в позицию«нас запрещают, значит мы правы!» ипроводят митинг в другом месте.

В результате на главнойплощади на грандиозном праздникекультуры бедные старушки в кокошникахпоют впустоту, так как завозить зрителейглава города ещё не научился. А«антикоррупционный митинг» собираетхоть и не много зрителей, но уж точнораз в 5 больше, чем было бы без всегоэтого подогрева. Всё это получаетсоответствующую подачу в СМИ медиахолдингас анонсированием продолженияпротивостояния, а жители города,вовлечённые в этот цирк, встают насторону оппозиционеров, потому что «ихщемят».

Я не думаю, что этаситуация уникальна и актуальна толькодля описанного уральского города. Думаю,с поправками такое происходит и в другихуголках страны. Я как человек из провинциии как человек, который довольно долгоизучал провинциальную политическуюкухню, удивлён каким высочайшиммастерством должна обладать местнаявласть, чтобы так быстро расконсервироватьгородской протест, на консервациюкоторого ушли десятилетия и миллиарды.

Что же касается участияшкольников в протестах, то я не могуобойти стороной любимое мною федеральноеагентство «Росмолодёжь», которое позамыслу и должно отвечать за то, чтобынаши школьники на протесты не ходили.Дело в том, что судьба этого агентствауникальна. Первый его глава, создательдвижения «Наши», ушёл с поста поддавлением скандалов, громко хлопнувдверью и пообещав создать свою партиюиз числа «недовольного властью среднегокласса». Но, правда, так ничего и несоздал. За штурвал агентства всталвторой начальник, но простоял не долго,попав в череду скандалов, едва незавершившихся для него реальным сроком(впрочем, по некоторой информации,преподаёт сейчас в одном престижномстоличном университете). Следующийруководитель «Росмолодёжи» имел большиепланы, но не успел их в полной меререализовать,в связи с переходом надругую работу. Однако Генеральнаяпрокуратура сейчас проводит проверкудеятельности агентства в период егоправления в связи со скандалом о выделении5,8 млн. рублей из бюджета на сайт, которогоне существует. И вот неделю назад Д.Медведев назначил нового главуфедерального агентства «Росмолодёжь»,на которого мы, конечно же, смотрим сбольшой надеждой, но и теперь уже весьманастороженно.

Про то, как государствопытается воспитывать молодёжь с помощьюкино, я говорить здесь даже не хочу: мыэто неоднократно обсуждали.

Лично у меня не вызываетудивления складывающаяся вокругпротестной активности ситуация. Оназакономерна и логична. Завершится онанепременно тем, что кто-то из молоднякана очередном таком мероприятии падётжертвой. Чьей именно - никто разбиратьне станет. Это никто нигде и никогда неразбирает. Вопрос будет лишь в том, ктоуспеет этот прецедент оперативнообыграть в свою пользу. И у меня сегоднясовсем нет уверенности, что это сможетсделать условный провинциальный мэр,а не разогретая нужным образом толпа.