— 27 ноября, 2021 —
 
Общество

Феминизм как главная причина женского несчастья

​Опера про одиночество мещанки послевоенного поколения, вступающей в пост-репродукционный период

Операпро одиночество мещанки послевоенногопоколения, вступающей в пост-репродукционныйпериод, в Камерном музыкальном театреим. Б.А.Покровского .

Большоеискусство России необходимо нам дажев век торжества дурновкусия, когда наглавных каналах телевизора просто небывает музыки Глинки и Чайковского.Именно оно ставит проблемы по-настоящему- без погони за злобой дня. А ведь вечныевопросы в конечном итоге и определяютсиюминутные решения. Замечательнаяпостановка моно-оперы Франциска ПуленкаЧеловеческий голос («La voix humaine») в Камерноммузыкальном театре им. Б.А.Покровскогоговорит о любви, но заставляетнаблюдательного зрителя задуматься оее социальных аспектах.

Ктов прайде лев

Этаопера - отличный повод поговорить оприроде любви, о том, что делает женщинусчастливой, и что делает ее несчастной,нужна ли женщине свобода от мужчины иможно ли ее добиться, и в чем причинатого, что так много вокруг нас несчастныхженщин? Ведь вся наша социальная жизнь,если разобраться, это и есть поискисчастья, не забывая о том, что в итогесмерть уравняет нас всех, и в такойситуации есть смысл сыграть партиюкрасиво, хотя исход ее и предрешензаранее.

“Воинскойслужбе подобна любовь”, - учит насвеликий Овидий. Он, несомненно, прав, новедь беда в том, что невежественные,выученные в шведских скверных школахи совсем никудышных университетахместные судьи, засудившие ДжулианаАссанжа по вздорному обвинению обиженнойженщины, несомненно, просто не читалибессмертные строки:

“Пустьне дается - а ты и с недающей бери.Ежелибудет бороться и ежели скажет: «Негодный!»Знай: не своей, а твоей хочет победыв борьбе”.

Ктотакие эти мелкомасштабные судейскиекрючкотворы, о которых через год посленеизбежной для всех нас кончины никтои не вспомнит, против бессмертногоПублия Овидия Назона! Все равно, чтоплотник супротив столяра. И красиваяидея освобождения женщин в том виде, вкаком ее преподносят нам профессиональныеборцы и борцуньи за права женщин,улюлюкавшие во время политическойтравли Ассанжа - ложна по самой своейприроде.

Делов том, что гендерное “освобождение”игнорирует биологическую природучеловека. Мы, совсем неслучайно называемые“смертными”, все-таки пусть и гордыесвоей техникой, но всего-навсего высшиеприматы, и нелепо думать, что можно инужно загонять в себе природные качества.Нет смысла отрицать и даже сомневатьсяв том, ктов прайде лев.

Ичто-то мне подсказывает, что эти двеподловатые дамы - профессиональнаяфеминистка Анна А. и фотограф София В.,обвинявшие Ассанжа, так и не найдут вжизни своего женского счастья и встретятсяс неизбежным полные болью и злобой наокружавший их мир.

Намнапоминают Мишеля Уэльбека: “Франсуаза- храбрая, работящая дамочка, и парнемвсегда была отличным, и не лентяйка -какой там! - но не справляется. Да и развес этим со всем в одиночку (или даже сПатриком вместе) толком управишься? Вотона выбегает без пятнадцати семь утраиз дома к станции RER - причесанная, свежая,одетая в этом нашем современном ипрелестно-неявно сексуальном офисномстиле, благоухающая опиумом и пуазоном,а видят её в таком виде одни коллеги.Патрику же она достается в трениках ипантуфлях, с хвостиком и в бифокальныхочках. Какой уж там секс. То ли деломусульманские женщины - спрятанные отглаз, закутанные днём, завернутые, какподарки, но вечером распускающие волосы,красящие глаза и губы, надевающиешелково-кружевные комбинации и гэпьерки,превращающиеся в райских птичек длясвоего господина...”

Верно,что гендерный дисбаланс - это чудовищноепо масштабу и последствиям превышениеколичества женщин над мужчинами врезультате войны - вынуждает нашихженщин искать надежду в принципахфеминизма. Женщина, оставшаяся безсвоего мужчины, имеет полное право наравноправие (простите за каламбур), ноона должна понимать, что это правонеразрывно связано с добровольнымотказом от женского счастья.

Новсе-таки достойный повод для гордостичеловечества - это не придуманный отнужды антропоцентризм (мы не животные,а животные - не мы), а гордость от осознанияподлинной реальности нашей принадлежностик своему биологическому виду -лучшему из приматов.

Социальныеэлементы любви

Пуленкотличный композитор, и смотретьЧеловеческий голос в театре на Никольскойулице нужно обязательно. Не пропустите,этот спектакль редко идет. Формальноэто повествование о драме влюбленнойстареющий женщины, но автор либреттоЖан Кокто - большой поэт, а Пуленк -масштабный композитор, и в их работечетко видно, что это история про несчастьене просто женщины, а женщины среднейпрослойки, того класса, который пофранцузски так удачно называетсяpetits-bourgeois. Эта опера про одиночествомещанки послевоенного поколения свыбитыми мужчинами и страшным половымдисбалансом, вступающей в пост-репродукционныйпериод.

Этожизненно, и это актуально. Смотритесами: умная, наблюдательная и красивая,любящая оперу и тонко ее чувствующая,но окончательно отравленная внешнейкрасивостью феминизма, порожденного,на самом деле, отчаянной безысходностьюженщин поколений с выбитыми войноймужчинами, преподаватель математикиво Франции Галина Гужвина пишет:

“Воткак хотите, а я одной из главных причингендерной мясорубки в родных осинахсчитаю нечёткое понимание границ междугражданскими и человеческими правамис одной стороны и всякими бонусами исладостями жизни с другой. Барышнилюбого возраста всё ещё вовсю, сладострастносаморастравляются под припевы "хорошобыть девочкой в норковом манто, можнои не девочкой, но уже не то", предаваясьтребовательно-капризным мечтам о мантои авто, самым печальным образом пренебрегаяради сбычи влажных мечт базовым,легитимным, конституционным, проглатываяунижения, пренебрежение, обесценивание,нарушение личных границ и прочие видыабьюза. Потому что нет у них чёткогопонимания того, что богатый замуж (да ивообще любой замуж, если уж на то пошло)в список базовых требований к жизни невходит и входить не может, а вот ненарушениеих физической и эмоциональной целостности,защита от любых посягательств и насилия- входят непременными пунктами, и базовыесвои права нужно уметь и хотеть защищатьдаже и под угрозой похоронить мечту.Потому что сладость, с дерьмом смешанная,не будет в сладость, но будет вечное "нето"”.

Вывидите в этом рассуждении место длясчастливой женщины? Я не вижу, я вижутоскливый пассаж дамы среднего класса,потерявшей всякую надежду на женскоесчастье. Самое жуткое в том, что не ихвина; наших женщин незаслуженно лишилиих шанса - просто слишком много женщини слишком мало мужчин, чтобы надеятсяна джек-пот. Война убивает лучших. Нолучших мужчин.

Нетрадиционнаяориентация

Именнодля такой аудитории и писали Кокто иПуленк. Сам композитор говорил про свойопус: "Дамы плачут". И не соврал.Пикантность ситуации состоит в том, чтои Пуленк, и Кокто были гомосексуалистами(в хорошем смысле слова - не профессиональнымигеями, зарабатывающими на жизнь громкимизаявлениями о своих сесуальныхпредпочтениях, а людьми, ничего особогосебе не требующими, просто не считавшиминужным скрывать свои интимныепредпочтения).

Вообщеговоря, это всегда очень занятно, когдаочень талантливые гомосексуалистыпишут женскую трагедию, женское счастьеи женскую любовь. Взгляд на проблемучуть со стороны, в котором нет местанашей гетеросексуальной мизогинии.Всегда любопытно выходит, а если таланточень большой, то и очень любопытно.Здесь именно тот случай (для наблюдательного,конечно, человека). Когда умныйгомосексуалист говорит о женской любви,его всегда лучше послушать - он непредвзяти смотрит отстраненно.

Таже Гужвина саркастична по поводу “плачапо убиваемой непосильным офисным трудомженской красоте (от вставания в пятьтридцать - недосып и круги под глазами,от толкучки в транспорте - мозоли иварикоз, от сидения на попе по восемьчасов кряду - галифе и целлюлит плюсобщие замотанность, зашуганность,замурзанность, свойственные недостаточнопраздным, вальяжным недостаточно) впротивоположность цветеньям и благоуханьямженщин домашних, мужниной спиной-стенойзащищенных, обвивающихся плющом вблаженной неге”. Она считает этот “плач”вздорным и не отражающим реальность.

ИПуленк гораздо более убедителен (хотя,может, это и неспортивно - сравниватьаргументацию по силе убедительности -с одной стороны только слова, а с другой- отменная музыка на отличный текст), иего аргумент становится еще сильнее оттого, что поставила Голос в ТеатреПокровского женщина.

Онисделали это хорошо

Отлично,просто отлично работает пока еще повозрасту молодой, но по гамбургскомусчету уже зрелый, замечательный дирижерАйрат Кашаев (запомните это имя - вы онем обязательно еще услышите). Оченьточно, очень четко, вполне по-пуленковски(долой импрессионизм и всякуюрасплывчатость!), с отменными нюансировками,особенно мне понравилось, что Кашаевделает с партиями духовых инструментов.Каждый нюанс автора очень непростоймузыки отчетливо слышен.

Взаглавной партии я слышал Ирину Курманову.Она очень хороша в роли. Тем не менее,Курманова слишком красива для этойпартии - ей не сопереживаешь по действию,полное ощущение, что у нее все будет впорядке в личной жизни и есть оченьхорошие шансы на женское счастье. Вашемуавтору - конченному женоненавистнику- захотелось похлопать ее по плечу, датьвыплакаться в жилетку и сказать что-товроде: "Не валяй дурака. Это простоне твой мужик. Твой, красавица, пока неподошел еще. Иди пока поработай, а твоймужик на подходе".

Ноактрисы театра Покровского на сцене,действительно, могут все. И любящаябрехтовскую сцену режиссер Ольга Ивановавполне в традициях эпического театразаставляет Курманову показывать, а непереживать драму дурнушки, оставаясьдаже на сцене красавицей. Выходит уКурмановой вполне достойно и убедительно.Просто экстерьер не тот.

Вобщем следите за афишей, и не пропуститеследующего исполнения. Только не говоритемне, что вам приелась музыка Пуленка вживом исполнении. Я вам все равно неповерю.

Анапоследок вот вам еще совет Овидия:

Толькостарайся о том,чтоб не ранить нежныегубы,Чтобы на грубость твою девапенять не могла.Кто, сорвав поцелуй,не сорвал и всего остального,Истинномолвлю, тому и поцелуи не впрок.Чтопомешало тебе достичь полнотывожделенной?Стыд? Совсем и не стыд -разве что серость твоя.