— 27 июля, 2021 —
 
Новый кризис

Трещина. О морщинах исторического фотошопа

Память о войне не то что уничтожается во Французах - её просто нет

ОВторой мировой в живописном городке наберегу Сены напоминает только однатрещина. И только мне и напоминает.

Трещинаэта - на каменной кладке соседскогодома, уютного двухэтажного особняка, саккуратно побеленным крылечком игипсовыми вазонами по бокам.

Двагода назад в особняке умерла 97-летняястарушка, последний свидетель утекающейпод городской мост памяти.

Этотсамый мост - точнее, его предшественника-немцы взорвали, отступая, в сорокчетвёртом. Пострадала лодочная станцияи несколько ближайших к реке домов.Старушкин особняк тоже крякнул, присели дал трещину под самой крышей.

Сначалазамазывать трещину было некогда, а потомзаметили, что она вовсе никому не мешаети даже не думает расширяться. Простоотчёркивает одним решительным штрихомкороткое военное прошлое от длинногомирного настоящего.

Таки жила себе трещина вместе со старушкойчерез годы и невзгоды, никого не интересуя.

Развечто, я, въезжая в дом по соседству,тринадцать лет назад, полюбопытствовалав душевном разговоре и таким образомузнала всю историю.

Двагода назад старушка умерла. Дочь свнуками безучастно разобрали вещи,вывезли мебель и позволили всегдатщательно расчёсанному саду расти, какему понравится. Дом выставили на продажуи вереницей потянулись покупатели всехвозрастов в финансовой категории"средний класс".

Тут-тои заметили трещину.

Mолодаяприятная пара тревожно обсуждалa сагентом и архитектором возможныеварианты гигантских строительных работпо удалению трещины, когда проходящаямимо я, привлечённая на консультацию,как ближайшая соседка, попыталась ихуспокоить и рассказала историю трещины,однозначно доказывающую, что жить стрещиной вполне возможно долгие годыбез малейших проблем.

Старушкавот безбедно прожила с 1944 и по 2015, и дажес нежностью к трещине относилась. Какк воспоминанию. Потому что другихвоспоминаний о той войне в городке, вобщем-то, и не осталось...

Mолодаяприятная пара смотрелa на нас с трещинойнепонимающе обалдело.

-Кто, вы говорите, мост взорвал? Немцы?..Разве здесь были немцы?..Когда? Всорок-четвёртом? Почему в сорок-четвёртом?..Наплощади памятник "Героям войны1914-1918". Может, тогда и мост взорвали,а старушка видела? Не видела? Не тогда?...Апочему же немцы опять были всорок-четвёртом?!..

Должнапризнаться, что я и не дрогнула, потомучто нам с трещиной не впервой.

Должнапризнаться, что уже многие годы неудивляюсь, когда мне попадаются известногорода ролики с молодыми людьми, отвечающимина вопросы корреспондентов:

-Абыла ещё Вторая мировая? А сколько ихвсего?

Должнапризнаться, что даже не возмущаюсь, стех самых пор, как все рукопожатные СМИв унисон заулюлюкали президента Саркози,пожелавшего установить обычай каждоеначало учебного года в школах отмечатьпрочтением предсмертного письма совсемюного мальчика, коммуниста Ги Моке,самого молодго из 48 заложников,расстрелянных немцами в 1941г.

Чтобыхоть таким образом напоминать новымпоколениям, что они всё-таки были, этилюди, даже если их было так немного, а впамяти остались единицы.

ЖанМулен. Роль-Танги. Пьер Броссолетт. ЖанЗей. Женевьев де Голль-Антониоз.

Предложениетогдашнего президента Саркози с большимэнтузиазмом заплевали со всех сторон:ишь куда его несёт, под Путина косит,скреп захотел!

Стех пор вопрос не поднимался, учебныепрограммы не менялись, а проекты новейшегоправительства в области образованияне оставляют сомнений, что последниеоставшиеся "трещины" давно ужеукороченной, перекроенной и отфотошопленной,согласно последним веяниям, истории вближайшем времени будут замазаны изаделаны уже намертво. Что называется,не откопаешь и не ототрёшь.

Чтобзасиял особняк как новенький, безизъянов. После виртуoзной исторической лоботомии…

***

NB-Особо сентиментальным читателям уточняю,что дом, в конце концов, купила совсемдругая приятная молодая пара, с двумядетьми, более солидным образовательнымбагажом и менее привередливыми вкусами.Так что трещина пока на месте...