— 27 ноября, 2021 —
 
Общество

Исповедь эмигранта ко Дню Победы

10 мая 2010 года произошло первое событие из цепочки событий, которое меня привело к решению навсегда связать свою жизнь с Россией

10мая 2010 года произошло первое событиеиз цепочки событий, которое меня привелок решению навсегда связать свою жизньс Россией.

Этобыло, когда самая популярная радиоведущаяИзраиля, Нава Коэн, сказала на всю странув 8 утра на государственном радио ГолосИзраиля, обсуждая парад в честь 65-летияпобеды над Фашизмом на Красной Площади:

«Мы-тоотлично с вами знаем, что попыткиМедведева переписать историю, приглашаяна парад представителей стран-союзников,обречены на провал. Мы-то с вами знаем,кто на самом деле внёс самый большойвклад в победу над нацистской Германией.И это не была Россия».

Ужетогда я начал что-то понимать, но невидел ещё масштаба той кампании, котораяразворачивается против России в мире.

Следующийтревожный звоночек прозвучал 2 мая 14-гогода, когда многие из тех, кого я в Израиленазывал друзьями, начали остро шутитьпро «запах жжёной ваты». Я чувствовалсебя впервые чужим в своей стране. Яузнавал бывших соотечественников,родившихся в СССР и живущих в Израиле,разговаривающих на русском, с новой,неожиданной для себя стороны.

Темже летом я узнал из разговоров с разнымилюдьми, что происходящее на Украинеочень хорошо известно израильскомуМИДу, что представители МИДа Израиля вмае 2014 года посетили и прифронтовуюзону в Краматорске и Одессу, где ещё невыветрился запах гари. Отчёты поступиливсем, кто хотел что-то знать, но не стоилои надеяться на осуждение людоедскихдействий новых властей в Киеве.

Третьеключевая дата для меня — это 8 января2016 года. Это был второй допрос в отделеконтразведки службы ШАБАК на 32 этажевысотки напротив Генштаба в Тель-Авиве.Секретный лифт, доступ из другого здания.Пустая комната со столом, двумя стульями,компьютером и телефоном. 6 часовбеседы-допроса не содержали в себенакала, но прозвучали слова, которыечто-то сдвинули в моём сознании навсегда.

Немолодойсуровый следователь спецслужб сказалмне слова, которые изменили многое дляменя: «Украинане является для Израиля враждебнымгосударством. А Россия — враждебноеИзраилю государство, и наша задача —противостоять действиям России вИзраиле. Ты же действуешь как агентвлияния Кремля, поэтому ты здесь».

Последнийже ключевой момент, перевернувший моюжизнь, произошёл ровно год назад. 10 мая16 года я сидел в комнате допросов ШАБАКа,облепленный датчиками детектора лжи.За 4 дня до этого я дерзнул задать вопросрусскому депутату Кнессета при личнойвстрече — желает ли она прокомменнтироватьугрозы жизни и здоровью организаторамБессмертного Полка в Израиле. Депутат,только что приехавшая с шествияБессмертного Полка в Хайфе, где былазапечатлена камерами телеканала Россияво главе колонны, ответила, что она незнает ничего ни про какой БессмертныйПолк. На следующий день раздался звонокс неопределяемого номера, и я был вызванна допрос.

Ближек концу того трудного дня 10 мая, другойследователь сказал мне на неплохомрусском языке: «Ты русский, и ты всегдабудешь прежде всего русским, а потомтолько израильтянином. Поэтому ты, внаших глазах, потенциальный предатель.И всегда им будешь. А сейчас признавайся,когда тебя завербовали.»

Ктому моменту я уже знал примерно десятокимён бывших офицеров и командиров АрмииОбороны Израиля, которые тренировалинациональную Гвардию Украины,добровольческие батальоны, убивающиерусских на Донбассе. Они, не опасаясьпреследования спецслужбами Израиля,давали интервью израильской и украинскойпрессе, вели бурную общественнуюдеятельность в Израиле и часто леталимежду Киевом и Иерусалимом. И мне небыло известно ни об одном факте их вызована допрос или о каком-то преследовании,несмотря на прямой уголовный запрет натакую деятельность.

Знаяо таком, ещё и услышать на допросе теслова, которые были сказаны в мой адресследователем… И это после 19 лет жизнив стране, после службы в боевых частяхв годы Интифады, после трёх работыгосслужащим, после того, как я похоронилтрёх друзей, погибших в бою, после 12 летбезупречной службы в резерве, послемногих лет добровольной миссии по работенад позитивным образом Израиля в глазахрусских, взятой на себя из чувствапатриотизма.

Трудно подобрать слова, чтобы описать, как я себя чувствовал. Больше никакой возможности устроиться на престижную работу с отметкой в личном деле и жизнь и под постоянным приглядом. Странное поведение смартфона и компьютера, постоянный страх и необходимость выплаты совершенно дикого гонорара адвокату. Вот что меня ожидало в ответ на 19 лет любви к новой родине.

И,наконец, вызрело понимание своего местав жизни, было принято то единственноерешение, которое оказалось верным:сделать всё возможное для того, чтобыстать гражданином России, переехать нановообретённую с возвращением КрымаРодину и связать свою судьбу с ней.

Икак только я принял это решение, у менявсё стало получаться. Как будто я,наконец, перестал барахтаться противтечения, бороться с предначертанныммне судьбой.

Переехавжить в Россию, я встретил огромноеколичество людей, которые разделяют сомной те же самые ценности, с которыми ямогу найти общий язык. В Израиле такихвсегда были в моём окружении единицы.Это потому, что я держался тех ценностей,которые мне были привиты в тоталитарномсоветском детстве родителями, советскимикнигами, советской школой и советскимтелевизором. Ни жизнь в постсоветскойУкраине, ни жизнь в капиталистическомИзраиле не смогли их во мне стереть. Ив России, как я убедился, таких людейдостаточно много — пока ещё. И этобольшое счастье — жить там, где множестволюдей думают, как ты, ценят то же, что иты, видят плохое и хорошее, как ты. Многие,очень многие, не понимают этой простойистины.

Ровногод назад я был глубоко несчастен иразбит и готовился к плачевномусуществованию. Когда же я вчера наблюдалза салютом в честь Дня Победы, был втолпе ликующих людей, я почувствовалчувства единения со всем русским народоми со всей страной.

Ябыл счастлив.

Желаювсем эмигрантам, которые чувствуют себяне на своём месте, испытать то же, что ия вчера.