— 28 июля, 2021 —
 
Общество

Классовые рассуждения в подмосковных электричках

Социальное расслоение общества и места, где оно не работает

Часть 1 

Ваш покорныйслуга иногда задерживается на работе«после работы». И до того, как я началснимать жилье в Мытищах (5 минут отработы) я ездил из/в Москву. Дорогадостаточно комфортна, учитывая, чтовсякий раз едешь против потока. Но всегдаможно что-нибудь улучшить. Например,воспользоваться услугами «Спутника»- регионального экспресса. Он ровно вдва раза дороже обычной электрички, нотам есть урны в тамбурах, сиденья изголубого кожзаменителя с темно-синимсинтетическим бархатом и отходит он ототдельной платформы. И вообще - светло,чисто, дорога занимает 20 минут вместо30-и у обычной электрички и нет бродячихмузыкантов и торговцев. Не поймите менянеправильно, каждый зарабатывает нахлеб как может - я не против. Но я хочу30 минут поспать, посмотреть в окно илиподумать «о России и о судьбах», а неслушать про крымскую лаванду (в телевизорена рекламу хоть звук отключить можно,хорошо, что лет 20 назад придумали Koss«The plug» и до сих пор выпускают этизамечательные наушники).

Но в бочкемеда должна быть ложка дегтя. Дело втом, что уезжая из Мытищ на Спутнике, периодически можно видеть забирающихсяна платформу «зайцев». Опять же, не могуосуждать всех «зайцев», у всех - разноематериальное положение, и, возможно, отэлектрички не убудет, если в нее заберетсяеще один пассажир. Но! Если человекунадо просто добраться от Мытищ до Москвы,почему он не сядет в обычную электричку(пусть и «зайцем»)? Он хочет проехатьсябесплатно, да еще и с комфортом? Чертпобери, а зачем тогда я плачу по 12.000 за3 месяца?

В этойсвязи пару раз возникали конфликтныеситуации. Зима. Стою я на торце платформы.На ее углу. Угол обледеневший. К углу(по путям) подходит молодой, приличноодетый мужчина (как говорил наш зам.декана– «Вы пришли писать заявление намат.помощь? Покажите модель вашеготелефона.»).

- А дай руку- забраться?- Хочешь бесплатно и наСпутник?(зимой пуховик скрывает моитощие пропорции, а высоту 1,95 метра - нескрывает)- Ну ээ... а нельзя? А где здесьэлектричка до Пушкина?- Тебетуда....уходит. В это время к этому жеуглу приближается еще один приличноодетый мужчина- А чего, тут типа нельзя,что ли на платформу?- Сам как думаешь?-Аа... А ты - полиция что ли?- Ага, Майами.Отдел нравов- Ну-ну....уходит. А япризадумался. Ну хорошо. Зима, пуховик, скользкий край. Но эту забаву имеетсмысл не вводить в привычку. Очень скоронайдется тот, кто всё же полезет на крайи что тогда –ударить каблуком по пальцам,упереться подошвой в череп и сброситьс платформы? Да и уезжаю я в одно и то же(позднее) время – Земля-то квадратная,за углом можно и встретиться. И, в концеконцов, только у государства монополияна насилие, я же действительно не полиция.

…Насталолето. Пришлось снять пуховик и надетьпижонский пиджак.

…Ночь.Последний Спутник. На платформе кромеменя еще двое. Бродяги. Лежат на скамье.Подходит Спутник. Бродяги поднимаютсяи раскачиваясь двигаются по направлениюк дверям. «Бархатные сиденья!» – думаюя. Захожу в двери первым, поворачиваюсьи показываю им ладонь.

- Не-не-не.-Э. А чего – нельзя?- Поезжайте наследующей.- Э, а ты что? А может у насбилеты есть?- Назад.- Ну ты... Ну ты –мразь! Ну ты и мразь!!...и так еще раз10 пока не закрылись двери.

А еще разатри в Спутнике приходилось вежливонапоминать, что в тамбурах не курят. Ивсе разы я находил понимание! Но вобычных электричках иные правила.Там допустимы курильщики, бродячиемузыканты, торговцы, зайцы и т.д. И явсегда помню об этом, когда я еду наобычной электричке.На первый взглядможет показаться, что подход с разделениемнекогда единого пригородного сообщенияна электрички подешевле и подорожеувеличивает выбор и дает большую свободукаждому пассажиру. Однако пассажиры,которые ездят на Спутнике, уже непользуются обычной электричкой. Ихотсутствие, в свою очередь, несколькомаргинализирует обычную электричку изакрепляет данное разделение. Теперь,если посмотреть на расписание, то можноувидеть, что общее количество электричекМосква-Мытищи составляет порядка 350.«Спутников» среди них чуть менее60. Т.е. пассажир, который твердо решилездить лишь на Спутнике, не только платитв два раза больше. Он еще и сокращает в6 раз количество доступных ему электричек.Данныйпроцесс находит свое отражение не толькона транспорте. Как-то раз я пыталсяпопасть в чудесную рощу под названием«Тимирязевский парк». Но тольконе со стороны одноименной станции метро,а со стороны «зеленой» ветки метро (Аэропорт-Сокол). Казалось бы,проблемы должны были возникнуть припереходе железной дороги, которая идетвплотную к парку – пром.зона, всё такое.Но нет! Забор вокруг гаражного кооператива,забор вокруг поликлиники, забор вокругшколы, забор вокруг делового центра,забор вокруг… просто жилого здания.Заборы: большие и очень большие, бетонныеи стальные, сетка Рабица и профнастил,с колючей проволокой и со спиральюБруно. И обязательно встык друг с другом.Они образовывали причудливый лабиринт,который так и не позволил дойти довожделенного парка.Когда я за чашкойчая поделился своим недовольством поповоду этого «великого огораживания»с одним знакомым, он ответил:- Печально,ну а что ты хочешь? Вот напротив нашегодома корпус института МИИТ. И местныестуденты периодически употребляли пивопод нашими окнами. А там, где пиво входитв человека, там оно нередко и выходитиз него. Но мы же не полиция, что бы их«винтить». Мы, жильцы дома, скинулисьна стальную ограду. В ней сделали калиткус магнитным замком, и каждый из насполучил ключ для прохода на территорию.Теперь у нас под окнами порядок. Астуденты развлекаются в другом месте. 

 …Содной стороны – надежное решение. Сдругой – городская среда (да и загородныйчастный сектор) путем таких решенийраспадается на отдельные участки. Причем, в отличие от того же Спутника – это несовокупность островков повышенногокомфорта, нет. Для каждого отдельногогражданина – это всего 2-3 придомовыхучастка, от которых лично у него естьэлектронный ключ, плюс четко очерченнаядорога между этими «островками».На эту особенность обратила вниманияи одна моя знакомая во время прогулкипо Летнему в Санкт-Петербурге сразупосле его реконструкции. 

- Хм. Как будточто-то изменилось. Не в лучшую сторону.Раньше в Летнем саду был дух свободы,что ли. Конечно, я не стала бы ходить погазону, но до реконструкции – в теории(в теории!) могла бы. Сейчас все тропинкиогорожены зеленым забором. И вроде какпарк стал более ухоженным, но при этомон какой-то приторно-образцовый. Естьощущение, что мы здесь не граждане, агости. Или даже не гости, а нежеланныепосетители. 

В пределе (до которогонашей стране, я надеюсь, далеко) даннаятенденция может привести к разделению(бетонной стеной со спиралью Бруно иавтоматчиками) общества на два мира. Водном из них - уютные домики и стриженыегазоны (если нестриженые, то - штраф). Вдругом – трущобы и бесконечная войнабанд. Проблема первого мира в том, чтоон окажется сильно меньше, чем второй.Стоит ли пройти этим путем до конца, аесли нет, то где (и как) остановиться?

Часть 2

Как-то разпоследний Спутник ушел у меня из подноса, и я сел в одну из последнихэлектричек. И знаете, порою судьбапоказывает не просто зарисовки, нопричудливые спектакли, пытаясь что-тосказать.

Я сиделпочти в центре вагона. Позади меня сидели4 барышни с музыкальными инструментами.А через проход от них пьяный мужиксреднего возраста, с алюминиевой банкой очаковского.

- Дешка...Девушка. А как называется ваш... музыкальныйинструмент?- ...- Дешка, а куда выедете?- ...- Дешка, а как вас зовут?-Мужчина, отстаньте.

Репликиповторялись приблизительно раз в 30-40секунд. В перерывах барышни толковалио чем-то своем. Макияж на них был достаточновыразительный. То ли неразумные девицыпредполагали обнаружить в ночнойэлектричке принца, но встретили того,кого могли встретить в ночной электричке- пьяного мужика. То ли несчастные девушкитак торопились на последнюю электричку,что просто не успели смыть сценическийгрим.

...Занесколько лет до этого я ехал в другойэлектричке по совершенно другомунаправлению, но приблизительно в томже часу. В вагон зашел бродячий музыкант- дедушка с микрофоном. И начал петьчто-то настолько унылое (среди бродячихмузыкантов попадаются интересныеисполнители, но именно этот был плох),что у меня возникло желание дать ему100 рублей, только чтобы он ушел в другойвагон. Наушников у меня не было, и покая думал как подать свою идею, дедушкауже закончил петь. Но вдруг! Здоровенныйпьяный мужик протянул ему 100 рублей сословами "Душевно исполнил, спой-каеще разок". Мдаа. Дедушка исполнил набис. Электричка ехала дальше. Пьяныймужик о чем-то толковал со своим приятелемболее щуплого телосложения, при них былмальчик лет десяти. Но вдруг! Пьяномумужику пришла в голову идея и он переселна соседнюю пару сидений, на которойсидела одинокая молодая барышня, читавшаякнижку. Пересел напротив нее.

- Дешка, акуда вы едете?

Первоевремя барышня что-то отвечала. Затемуткнулась в книгу, и здоровенный мужикпродолжил в режиме монолога. А я подумал,что через несколько станций пассажирычастично сменятся в вагоне, и всем будетказаться, что мужик и барышня - знакомые.И если возникнет нездоровая ситуация,то девушке никто не станет помогать,так как будет опасаться огрести от обоихи оказаться еще и виноватым. Но я-тознаю, что они не знакомы.

Но чтоделать? Он шире меня раза в два. А ну какон решит изобразить офигенногодоминантного самца? Да, у меня с собойбыла острая стамеска и по данномунаправлению (так получалось) я ехалпервый и последний раз. Но колотую рануне спишешь на «упал с лестницы». И онасама собой не зарастет. Если не оказатьпервую помощь, есть шанс минут через 15поговорить с апостолом Петром. И у мужикаесть его приятель. А барышня, 95% - скажет«Спасибо вам молодой человек, но мне ненужны лишние неприятности. Поэтому я,пожалуй, не буду дожидаться полицию. Выуж там дальше как-нибудь сами». Ладно,думаю. На что нам смекалка? Может всё иобойдется.

Сажусьтретьим, напротив мужика и смотрю емув глаза, стараясь не моргать. Мужикнемного потерялся.- Мм? Э-э... Да, я васслушаю?- А я вас.(и продолжаюсмотреть)- Мм. Э-э... Аа! Так может вызнакомый девушки?(«Иии дааа! Приятель,да ты гений! Не взирая на отпитый мозг.Даже мне такая идея в голову не пришла.Видишь, Арсений, а ты боялся. Стамескукакую-то там уже себе нафантазировал,обагренную.» И я уже начал набиратьвоздух в легкие, как вдруг!)- Нет-нет,что вы, мы совершенно не знакомы. (говоритбарышня)(Мдаа)- Мм. Тогда что вамнужно?(пфффф, «на колу мочало, начинайс начала»)- А вам что нужно?

Тут барышнявнезапно складывает книжку, встает имолча уходит. Мужик как-то потупил глазаи как будто пробормотал «ну да, да...». Япересел на свое место, он на свое.Дальнейшая поездка закончилась безприключений, но я призадумался. Какогочерта я должен оценивать о мотивы инамерения какого-то пьяного мужика,одинокой барышни, пассажиров вагона;прикидывать вероятности крайненеблагоприятных для себя и для окружающихисходов; применять смекалку там, гдеможно отключив мозг смотреть в окно?

...и вотчетыре барышни. Они по двое прогулялисьдо тамбура покурить. Затем туда отправилсяпокурить стареющий подмосковный донжуан. И именно в этот момент из другоготамбура в вагон вошел дедушка. У негобыл вусмерть упитый вид, чуть шатающаясяпоходка и засаленный плащ, из карманакоторого выпирала бутылка наливки. Втеории пьяного мужика можно было быначать призывать к порядку на основанииоткрытой банки очаковского. Но тогданужно было бы изъять и бутылку у дедушки.И сигареты у барышень. И у мужика. Иразогнать бродячих торговцев и безголосыхменестрелей. Иначе это были бы матерыедвойные стандарты, не так ли?

Тем временемдедушка прошел несколько пар сиденийи остановился возле одной из них. Наэтих сиденьях сидела семья. Папа, мамаи дочка. Папа с виду обычный домашнийувалень, мама - обычная семейная тетя идочка лет 6-7. Дедушка развернулся насемейство, уставился на дочку глазамито ли добродушного старика, то липрестарелого педофила и произнес шамкая:

- Ооой!Дефаська...

У мужчиныначали округляться глаза. Ой-ой. Еслибы рядом не было бы жены – одно дело.Вытеснение воспоминаний, всё такое. Авот что теперь делать отцу семейства?Можно например так:

- Не смотритена мою дочь!!- А я хочу на нее смотреть.И буду смотреть.

И что тогда?Выхватить у дедушки бутылку и разбитьее об дедушкину голову? А если послеэтого дедушке станет дурно? И вот мне,как свидетелю что рассказывать прислучае? «В окно смотрел»? Или «трищследователь, дедушка спровоцировалмужчину взглядом»?

Но за полсекунды до того, как мужчине пришлосьбы что-нибудь предпринять, дедушкаотводит глаза и садится на соседнийряд. Там он достает из кармана бутылку.Отпивает из нее пару глотков, кладетобратно и продолжает движение по вагонуровно до... Да-да! Ровно до четверыхбарышень.

- Ооой!Дефаськи... а куда вы едете?

Но вдруг!Из тамбура выходит покуривший пьяныймужик.

- Так, дед!Не приставай к девчонкам. 

- Но я... 

-Давай-давай. Иди куда шел. Вот туда шел?Вот туда и иди.  

Мужиксадится на место и продолжает:- Дешка,а на чем вы играете? 

- Мужчина, мы нехотим с вами говорить! 

- Дешка, а каквас зовут?

Но толькотеперь реплики идут с интервалом 10-15секунд. Осадить его? Но матом он неругается, физической угрозы - непредставляет. Сказать ему:

- Уважаемый,пожалуйста, перестаньте разговариватьс девушками. Их тяготит ваше общество.(ну или в другой форме, но по сути - то жесамое).

И что онответит?

- А вот мнекажется, что ни капельки не тяготит. Этоони со мной так кокетничают. Поймите,молодой человек, женщины любят настойчивых,вот я и настойчив. Но даже если Вы, молодойчеловек, и правы, я всё равно не перестану.Потому, что мне нравится сам процесс.Вы что - полиция? А даже и если. Нет такогозакона, который бы мне мог это запретить.(ну или в другой форме, но по сути - то жесамое).

И что тогда?Попробовать высадить его из поезда? Апочему? Потому, что его поведение ненравится этим барышням? А мне не нравятся«зайцы» и, кстати, тамбурные курильщики.Но барышням нужно оказать содействие...а вроде бы и нет?

Пока ярефлексировал, поезд уже был в парестанций от вокзала. Но вдруг! В концевагона с места поднялся здоровенныймолодой детина с бритой головой и сшерстяной шапкой на затылке (почемутакие типы носят шапку на затылке,оставляя открытым лоб до самой макушкидля меня - загадка). Бодрым шагом он дошелдо пьяного мужика, присел напротив него,что-то прошептал ему на ухо и ушел насвое место. Мужик оставшуюся пару станцийсидел молча.

Кто он?Благородный принц под маской гопника?Или вершина пищевой цепи? Ктоя? Зачем я? Хочу ли я? Могу ли я? Монголия?Обязательно ли носить шапку на затылке,чтобы пьяные мужики прислушивались кмоему совету? Обязательно ли осаждатьпьяных мужиков в электричках? А еслиоднажды очередной пьяный мужик ко мнене прислушается, как с ним поступить?Распространять ли свое видение морали- словом и делом! - на весь вагон илитолько на ту его часть, которую я вижу?Должен ли я делать различие между обычнойэлектричкой и «Спутником» или закон имораль работают в них одинаково? Обязанли я вообще разглядывать вагон или жемогу смотреть в окно/в планшет? А еслия уже не езжу в электричках - что делать?Как вообще обеспечить безопасностьи комфорт в пригородных поездах? Мойколлега рассказывал, что однажды на 2недели на Ярославском направлении вкаждом тамбуре каждой электричкивыставили по полицейскому. Нередки былидиалоги с зашедшими в тамбур:

- И кудаэто ты подорвался? 

- Да я это... 

-Покурить? Давай-ка на свое место.

И в вагонахбыла тишина, спокойствие и порядок. Нопотом всё вернулось на круги своя.Хорошо.Предположим, в каждом тамбуре пополицейскому и это – навсегда. Дляэтого, правда, Российская Федерациядолжна так увеличить штат сотрудниковорганов охраны правопорядка, что станетгосударством полицейских, но это – ладно. Такжепредположим, что группа веселыхстудентов-туристов возвращается изпохода на подобной электричке. Один изних начинает играть на гитаре БулатаОкуджаву. Романтика... Из тамбура в вагонзаходит страж правопорядка и делаетпредупреждение. Тут вредный старичокс соседнего сиденья говорит: 

- Боец, ане кажется ли тебе, что у этой молодежислишком большие рюкзаки? 

Страж вызываетконтролеров, которые рулеткой замеряютрюкзаки, чтобы эти рюкзаки «по длине,ширине и высоте не превышали…» ивыписывают штраф. Тоталитарненько... 

 Есть и другой вариант. Однажды я судивлением прочитал в своей лентеновостей «ВКонтакта» следующее:«Поездкав г. N.(тем, кто все пропустил):Встречаемсяна Ярославском вокзале у табло пригородныхпоездов в 7:00 (утра).Поезд: специальныйтуристический поезд, назначенныйдополнительно для Лицея. Его нет вграфике регулярных поездов РЖД…»Здорово! Отдает немножко «бетоннойстеной». Но… здорово! 

 Вернемся всёже к электричке «общего назначения».Если не полиция в каждом вагоне, то можнопредположить, что само общество должнообеспечивать порядок. Но готовы ли мысами подчиняться воле никем неуполномоченного «большинства» там, гдеоно будет нам диктовать как себя вести(«как сидишь?!», «как стоишь?!», «какразговариваешь?!»)? И будем ли мы впретензии, если то самое «большинство»в отдельно взятом вагоне сочтет, чтоситуация – ок, когда мы сами будемсчитать, что нуждаемся в поддержке(«сам(а) виноват(а), не надо было Х»)?Готовы ли мы к тому, что голоса при такой«демократии» будут распределяться не«один пассажир-один голос», а «у когоболее луженая глотка»? 

 С этимиразмышлениями я прошел перрон, затембыла линия охранников РЖД. В своих серыхкуртках они стоят на страже и в 12 часовночи, когда в переходах под тремявокзалами особенно темно и в час пик,когда народу так много, что кольцевуюКомсомольскую включают только на выход.Затем - линия полицейских. Подобнобетонным стенам, все эти люди отделяютпространство «подмосковная электричка»от пространства «ночная Москва».Несколько станций на метро – и вот яуже иду по сияющей огнями ночных кафеТверской. И атмосфера безмятежности ибеспечности начинают отвлекать меняот грустных мыслей…