— 28 июля, 2021 —
 
Общество

Расстановка точек над Шекспиром

Я абсолютно сознательно не хочу заморачиваться вопросом, был ли «мальчик Оскар Скваронски» «театральным ребенком» и «преодолевал ли он свои комплексы»

…Яиногда теряюсь.

Такуж случилось, что я родился, живу иработаю в столице нашей Родины городе-героеМоскве. И для меня, как, наверное, длялюбого москвича, нет никакого секретав том, чем занимаются многочисленные«читающие стихи» мальчики на Арбате.

Собственноговоря, я бы даже не называл это«попрошайничеством»: они там простозарабатывают.

Некоторые«читают стихи».

Некоторыерассказывают, что сами они не местные.

Некоторыепросят помочь «кошечкам, собачкам». И«больным родителям, которым нечегоесть».

Абсолютнонормальная, хотя и вполне похабная, всвоем роде история, «изнанка большогогорода».

Полицияс этим, безусловно, тоже работает, хотяочень этого не любит: бороться спротивоправными действиями малолеток- все равно что поросенка стричь. Визгумного, а шерсти – ноль целых хрен десятых.

Ночто-то делать все равно надо.

Ия абсолютно сознательно не хочузаморачиваться вопросом, был ли «мальчикОскар Скваронски» «театральным ребенком»и «преодолевал ли он свои комплексы».Мне вполне достаточно того, что онприставал к прохожим, а также курсировалмежду с трудом пробирающимися в вечернейстоличной пробке автомобилями вечеромв пятницу (!) в одном из самых «туристических»и при этом злачных мест города-герояМосквы.

Впятницу.

Вечером.

Ссумкой-холодильником на плече, в которуюсобирал деньги.

Иэто было далеко не в первый раз: это тупобыло «постоянное место работы» «синегомальчика Оскара», ранее видео с его«трудовой деятельностью» уже дажевыкладывал в сеть вряд ли подозреваемыйв любви к нынешним российским властямавтор «МК» Александр Минкин. И я совершенноискренне не понимаю весь этот хайпвокруг его «слез при задержании»: этоабсолютно стандартное поведениемалолетнего попрошайки при контакте справоохранителями, их этому учат. Слышалибы вы, как орут, причитают и плачутзадержанные «по горячему» на кражецыганята: вот где настоящий талант, этовам не Шекспира с сумкой-холодильникомна плече читать.

Именя тут другое, признаться, удивляет.

Япрекрасно понимаю, почему этот скандалс «похищением мальчика, читающегоШекспира, кровавой гебней» поднялакорреспондент радио «Свобода» ЛюсяШтейн и почему его так громко подхватили«российские демократические СМИ». Тутвсе ясно: «кошка бросила котят – этоПутин виноват». Ну и его держиморды.

Яне понимаю другого: почему именно наэтом эпизоде так внимательно и плотнососредоточились серьезные люди, вплотьдо уполномоченного по правам ребенкаАнны Кузнецовой. Которая уже заранееобъявила, что «вопросы вызываюткак наличие поводов для задержанияребенка, так и адекватность действийсотрудников полиции, о чем свидетельствуютфото- и видеоматериалы, а также показанияочевидцев». И добавила, что «каждыйвзрослый, не говоря уже о взрослых впогонах, должен вести себя максимальнокорректно в общении с ребенком, своимили чужим». И мы бы, наверное, с ней дажеи согласились, если б она еще ипоинтересовалась, а что именно делаетне только «мальчик Оскар», но и еще сотни«мальчиков и девочек», допустим, томнымпятничным вечерком в одном из самыхизнаночных районов города. И актуальноли в подобного рода обстоятельствах«чтение стихов Шекспира за деньги» дляобалдевших водителей стоящих в пробкемашин. На проезжей части, на секундочку.Перебегая от одного открытого окна додругого.

Идолжна ли была полиция за этим благодушнонаблюдать.

Еслида, если мы поощряем такой вот «детскийбизнес» под присмотром «актрисы, женыактера и по совместительству мачехимальчика» (да хоть кого угодно). Тогдадавайте поощрим и те же «цыганскиестайки». Нет, ну а что, цыганские детине дети? А сколько таких тусят у столичныхвокзалов, на рынках и т.д., и иногда дажене только Шекспира читают.

Увы.

Еслив этом «нет ничего плохого», то давайтетогда уж сделаем для них какую специальнуюрезервацию, - допустим, выделим для нихтот же самый Арбат. И вместо того, чтобыпытаться разбираться с ними, если надолечить и обязательно – обязательно, выслышите? – возвращать их к нормальнойжизни, будем в этой специальной резервацииспециально «соблюдать их права». А я,банальный и вульгарный грубый московскийобыватель, просто буду знать, что тудане надо ходить. И уж тем более разрешатьтуда ходить своим детям: потому как естьтакие «права человека и ребенка», присоблюдении которых я присутствоватьни при каких обстоятельствах не хочу.