— 27 июля, 2021 —
 
Общество

Петиционерия как угроза

Мир можно менять, просто выбирая какую-нибудь опцию

Уважаемые читатели!

Сначала — небольшоепризнание. Я довольно внимательно,ревниво и давно читаю отзывы современниковна наши публикации в соцсетях. А еслиотзывы поражают — то и профилисамих современников. Надо же понять ходих мыслей.

Так вот. Со всейответственностью хотелось бы заявить:

нет комментаторов болеекатегоричных и нерассуждающих,невоспитанных и обидчивых одновременно,чем те, у кого весь аккаунт в подписанныхпетициях.

Если некто веско вбегаетв обсуждение статьи с кратким, ноавторитетным «какая же автор мразь»,«полная чушь» или «деньги отрабатываете»- можно быть уверенным примерно на 80%, что он за последнийгод совершил массу добрых подписанскихдел. Он подписался за то, чтобыдевушке-инвалиду выделили коляску, иза то, чтобы в Подмосковье сохранилиприют для животных, и чтобы не закрывалироддом в посёлке Белово.

И наоборот: спасительпенсионера, освободитель блогера изащитник животных с куда большейвероятностью будет вести себя вкомментариях как режиссёр Михалковсреди вонючего мужичья, а обнаружив,что окружающие не ломают шапки —оскорбляться и убегать в слезах.

Это не может бытьслучайностью, уважаемые читатели. Такихмассовых совпадений не бывает. Междухроническим подписантством и хроническойнепосредственностью граждан должнабыть какая-то связь.

И вряд ли совпадением является также то, что среди впечатливших весь Рунет боевых подростков с Тверской таких подписантов каждый первый. 

...Так вот, у меня естьверсия, и она довольно обидная.

Разумеется, не петицииделают наших современников инфантильными.Они всего лишь формализуют боевой инфантилизм, собирают его носителей вместе и усугубляют их плачевноесостояние.

Современное петиционерство— создаёт у юных граждан всех возрастов впечатление, что:

1) Мир можно менять,просто выбирая какую-нибудь опцию

2) Где-то над миромсуществует некая Инстанция, она же Сила,она же мана, оно же государство —рассматриваемое как мистический складресурсов и денег, которые берутся там ниоткуда и могут быть из него извлечены. Если выбрать правильнуюопцию по воздействию на Государство —оно даст чего потребуешь. Петиция в этомслучае превращается в своего рода щучьевеление и золотой ключик, открывающий этот самый надмирный склад.

3) С помощью своегощучьего веления можно не просто менятьмир, но и совершать безусловно добрыедела — ведь каждый может вспомнить, что однажды одной девушке-инвалиду всё же действительновыделили коляску, а приют для животныхне закрыли. Такие случаи юные петиционеры коллекционируют с таким же некритичным восторгом, с каким безнадёжные игроманы вспоминают свои выигрыши.

Ну и, наконец,

4) Никакой ответственности за управление миром в форме подписания петиций быть не может (что логично).

Разумеется, само по себе мировоззрение, в которомвселенная представляется хитрым складомништяков, который нужно лишь специальнохакнуть — оно существовало и до эпидемиипетиций. Оно вообще вечное - и представляет собой всего лишь детскую капризную стадию восприятия мира, которую обычно излечивает с годами трение о шероховатую реальность.

Петиции всего лишьпомогают поддерживать инфантильнымгражданам уверенность в своём магическоммогуществе, в волшебной силе своегодизлайка, важности своего потребительскоговыбора и авторитетности своегобескомпромиссного мнения.

Остальное - от поведения в интернетах до поведения на проспектах - просто логическое следствие этой самоподдерживающейся иллюзии. 

А теперь - самое главное.

Впереди, хотим мы того или нет, если не эпоха "онлайн-демократии", то по меньшей мере попытки её внедрения. Именно нынешняя петиционерия рискует стать прообразом "гражданского общества" предстоящих эпох.

И значит - есть все основания подумать над тем, как эта достаточно легкоуправляемая масса с гигантским самомнением, крайне мало знающая о цене реальности и ещё меньше готовая какую бы то ни было цену платить, будет вообще соотноситься с жизнью.

Есть мнение, что мы с ней ещё наплачемся.