— 21 октября, 2021 —
 
Общество

Почему нобелевский лауреат ненавидит нас и хочет убить

Смелая историко-идеологическая версия

Чудесноеинтервьюнобелевского лауреата по литературеСветланы Алексеевич моментально наделалошуму. Не то чтобы мадам лауреат сказалачто-то принципиально новое, прежде неслыханное. Вовсе нет. Однако она обобщилаи сформулировала то, что доселе былораспылено по медиа-пространству и поройне находило достаточно четкого выражения.Тем более, что прозвучало это не из усткакого-нибудь хулигана, маргинала или,к примеру, «ветерана АТО», а от человекавполне статусного (литература, нелитература — а звание официальноприсвоено, деваться некуда).

Мне этопоказалось важным потому, что позволиловыдвинуть гипотезу, объясняющую многиенаблюдаемые сегодня странностиобщественной жизни, в том числе«либерало-ватный водораздел», расколовшийобщество особенно сильно после крымскихсобытий 2014 года. Поначалу мне казалось,что это просто эмоции, которые рано илипоздно улягутся и все будет нормально.В конце концов, общество «забыло» и 1993год, и две чеченские войны, и 2008 год спресловутым «ягрузин». Но шло время, апропасть все углублялась. Потом обестороны стали грешить на пропаганду,на мозговыевирусы, приобретенное двоемыслие и прочие причины, каждая из которыхвроде как сама по себе убедительна, новсе равно остается ощущение, что в целомявления не описывает.

И вот, прочтяобсуждаемое интервью, я кажется понял,в чем дело. Это не вирус и политика кактаковая. Это в полный голос с намиразговаривает «антисистема». Тут самоевремя обратиться ко Льву Гумилеву,человеку сколь яркому, столь же инеоднозначному, который это самоепонятие и ввел.

Лев Гумилевпонимал под антисистемой "целостностьлюдей с негативным мироощущением,которое представляет собой специфическоеотношение к материальному миру,выражающееся в стремлении к упрощениюсистем, то есть к уменьшению плотностисистемных связей. В пределе плотностьсистемных связей сводится к нулю, чтоозначает уничтожение системы, будь тогосударство, ландшафт или этнос". И называл классическими примерамиантисистем средневековые религиозныетечения, исповедовавшие гностическиеучения дуалистического толка: манихейцев,павликиан, богомилов, исмаилитов иальбигойцев, а также русских революционеров.И хотя далеко не все из перечисленныхтечений действительно стремилисьупростить мир до полного его разрушения,доля правды в этом есть.

Современныйлиберализм в общем и целом данномуГумилёвым определению вполне соответствует.Особенно в своей активной части, таксказать идеологическом и боевом крыле.Налицо и упрощение, и жесткое делениена «воинов Света» и «приспешниковМордора», и двойная мораль как очевидноеследствие двоемыслия, и противопоставление«избранных» «биомассе», и обман этойсамой «биомассы» и т.д., и т.п. Причем,судя по всему мы имеем дело не с сугубороссийским, а со вполне международнымявлением. То есть свести всё дело к таклюбимой нашими «охранителями» формуле:«все, кто критикуют власти – агентыГосдепа и пятая колонна» никак неполучается. В самом Госдепе как показалипоследние события происходит точнотакая же ерунда: «воины Света» воюютс ужасным Трампом и вообще со всякими«реднеками» и деревенщиной, котораяего выбрала.

Вопрос о том,что современный либерализм подчерпнулот альбигойцев, а что от троцкизма в его«франкфуртском» изводе — являетсякрайне занимательным, но уводит нас всторону от основной мысли.

А основнуюмысль я бы сформулировал следующимобразом: современная либеральная«антисистема» - это не «ротшильды +рептилоиды + жидомасоны, выпившие вкране всю воду». Это серьезное социальноеявление, охватывающее действительноширокие общественные массы. И вызванок жизни оно не "мозговым вирусом"или случайными факторами, а закономерностямиобщественного развития, в частности —объективной необходимостью глобализациимирового хозяйства (а значит в перспективе–и всего общества) в единую систему.Вообще, как показывает история,«антисистема» не появляется на пустомместе. Это почти всегда происходит вмоменты резких социальных изменений.

Например,павликиане,создавшие свое государство на рубежеVII-VIII вековна территории современной Турции иАрмении, сделали это в значительнойстепени в результате арабского завоеванияБлижнего Востока. Потеряв огромныетерритории (Левант, Египет, Месопотамию,Киренаику, а в конце VIIвека позже и Карфаген) и испытав огромныйболевой шок, Византийская империязатеяла консолидацию и внутреннеепереустройство, которое традиционносопровождалось в том числе и религиознымигонениями. В итоге вполне политическилояльные до этого момента павликиане,если можно так выразиться, из «пассивныхеретиков» стали активными изгоями и«естественными союзниками» мусульман.Провоевав с павликианами без малогодвести лет, византийцы, наконец, поняли,что овчинка выделки не стоила и в 970 г.ИоаннЦимисхий поселил большую колониюпавликиан во Фракии около Филиппополя(совр. Пловдива) для охраны границы,гарантировав им полную религиознуюсвободу. Следующие сто лет все быловполне тихо, до тех пор, пока императорАлексейI Комнин не попытался обратить их ввизантийскую веру силой оружия. Какрезультат, павликиане перешли на сторонуБолгарского царства, стали называтьсябогомиламии за три века распространились по всейЕвропе, включая, кстати говоря, Русь (кпоследователям богомилов относят сектыхлыстов, субботников и стригольников).Но на Руси, в отличие от той же Франции,действительно крупных религиозныхбезобразий тогда не возникло, возможнопотому что тогда не было для этогосоциальной базы, да и без того проблемхватало.

Сегодняситуация с либерализмом в чем-то схожая,поскольку «антисистема» к нам импортируется(хотя, если вспомнить высылку из СССР в1929 году Л.Д. Троцкого, то скорее это можноназвать «реэкспорт после ребрендинга»),но, как показал в том числе и опыт Украины,социальная база появилась. Последниедвадцать пять лет Россия пытается, содной стороны, встроиться в глобальнуюэкономику, а с другой – воссоздатьвполне сословное «неофеодальное»общество, постепенно ликвидировавзначительную часть социальных достиженийэпохи СССР. Поскольку и то и другоеделается, мягко говоря, не слишкомстратегически продумано, то количествонедовольных объективно велико.

Но основнаяразница в том, что нынешняя «антисистема»совершенно идеологически не состоятельна.Из классической триады времен французскойреволюции: «свобода, равенство, братство»в сегодняшней либеральной идеологии сгорем пополам осталась только свобода,да и то чем дальше, тем больше длясексуально и расово правильных меньшинств.А так - чуть поверни эту идеологическуюконструкцию боком, сразу лезет какое-топещерное человеконенавистничество,как давеча у Алексиевич. С таким подходом«антисистему» продать сложно.

Ну, может,оно и слава богу.