— 20 апреля, 2021 —
 
Будущее

О "казахской столице новой Шелковой империи"

У Казахстана в проекте Нового шёлкового пути довольно неожиданная, в том числе и для него самого, роль

Наэтой неделе израильская Jerusalem Postопубликовалатекст под названием «Казахстан добиваетсяроли столицы «Нового Шелкового пути».

Едва ли добивается. Ното, что у Казахстана в проекте НШПдовольно неожиданная, в том числе и длянего самого, роль — факт.

...Еще совсем недавносам Шелковый путь был всего лишь частьюистории. А его упоминание политиками -всего лишь протокольной увертюрой кобозначению исторических и соседскихобщих интересов.

Сегодня же КНР предлагаетсвязать национальные экономики целогоряда стран Азии и Африки в единыйкомплекс, прообразом которого являетсядревний Шелковый путь. В современномисполнении появится морской вариантпути и будет вовлечено больше стран.Эти планы озвучил в 2013 году глава Китая,товарищ Си. Точный объем предполагаемыхинвестиций пока не определен, но ужесегодня фигурирует цифра в $4 трлн.Оценить общий экономический эффектвообще пока трудно, но он, как и всеобещания, выглядит невероятнопривлекательно.

Это прежде всегостратегическая программа развития КНР,развития их экономики, которая по мнениюмножества экспертов, в том числе и назападе, “уперлась в потолок”. Логично,что КНР же и рассчитывает стать главнымвыгодоприобретателем мегапроекта. Авот на этот счёт у всех участников своипланы.

Базовая площадка дляреализации - это ШанхайскаяОрганизация Сотрудничества,организованная 2001 на базе “Шанхайскойпятерки” образца 1996 года. А значит,главными участниками “Одного пути”логично считать, кроме самой КНР, Россию,Казахстана, Узбекистан, Кыргызстан иТаджикистан.

При всем скепсисе вотношении ШОС за 16 лет её участникиполучили успешный опыт сразу в несколькихсферах внешней политики, где особенноважен опыт соблюдения баланса интересовучастников очень разных весовыхкатегорий.

Возможно именно это иявляется фактором доверия для множествастран, участие которых для проектапрактически критично, но которые в тоже время могут обойтись и без него. Речьо Пакистане и Индии. Последняя вообщеранее публично отказалась от участияиз-за нерешенных территориальных споровс КНР (оккупация 1962 года) и Пакистаном(Кашмир). 9 июня Индию и Пакистан официальноприняли в ШОС, что как минимум подразумеваетдостижения каких-то договоренностей.

Теперь к роли РФ и РК.Собственно в образовании ШОС и в том,что она не стала “клубом исполнителейКитайских распоряжений”, главнаязаслуга - РФ и РК, пропорциональновозможностям, специфике и имиджу этихстран, конечно. И если для КНР это сначалабыло больше сдерживающим фактором, тосегодня, участие “создателей ЕАЭС” ввозрождении “Пути” - великое благо дляКитая. Ведь одно дело - сорватьчисто китайские планы. И совсемдругое - противиться новой глобальнойтенденции, учитывающей естественныеинтересы всех стран региона. В результатеидею поддержали в ООН, а также в МВФ идругих международных структурах.

А раз “весь цивилизованныймир” согласился с тем, что проекту быть(пока на словах, но все же), то от стратегииследует переходить к тактике. Дело втом, что как сами КНР, так и все участникипроекта не вполне искренни. Реальныеожидания отличаются от декларируемых“за все хорошее - против всего плохого”как в браке по любви. У каждого - своякартина реальности. И чем меньше игрок,тем проще его задача.

Узбекистану, Таджикистануи Кыргызстану бесспорно нужны инвестициив инфраструктуру, десятки тысяч рабочихмест, поступления в бюджет от транзитаи налогов. Ни альтернативы китайскиминвестициям, ни способа уберечься от“китайского влияния” у этих стран непросматривается. Но при этом ни одна изних не согласна на безропотное втягиваниево внутреннюю орбиту Китая(никто особоне спрашивает, но и во всеуслышаниеобъявлять тоже неприлично).

У Индии, Пакистана иИрана при всех сложностях развития естьпути, не подразумевающие такого тесногосотрудничества с Китаем. Хотя совсембез этого не обойтись ни одной странеАзии, все же можно развиваться и иначе.Страны этого ряда нужно как следуетубедить в том, что им это все-таки нужно.Ведь нет такой страны, для которойпотепление объятий с Китаем негарантировало бы капризов со стороныЕС и США.

Россия в этом процессестоит совершенно особняком. Имея гораздоменьшую экономику, РФ обладает кудабольшим весом в других аспектах. И, какбыло отмечено выше, вообще выступаетодной из опор всей конструкции. Еслипринимать западныйвзгляд на описываемый намипроцесс, то РФ имеет множество поводовдля беспокойства. Ведь “на западе”утверждают, что интеграционные процессыпо-китайски оставляют Россию на обочинемирового глобального развития. Но еслиподойти к оценке ситуации более взвешенно,то ничего более логичного для России,чем глубокое, но весьма ограниченноеучастие. Ведь на фоне роста нестабильностиво всех мировых центрах силы нет ничегоболее разумного, чем связать огромнуютерриторию, огромные запасы и огромныеденьги едиными долговременными планамии ожиданиями. Да и обойтись друг бездруга две соседствующие мировые державывсё равно не могут.

Вы скажете, что обещанобыло про Казахстан и его роль, а вместоэтого автор рассказывает нам то, чтоможно прочитать и в другом месте. Нодело в том, что Казахстан и его рольабсолютно во всех региональных иглобальных процессах строго обусловленарегиональной и мировой конъюнктурой.

Достаточно большой ибогатый ресурсами, Казахстан слишкомнеразвит и слаб, чтобы эту конъюнктуруопределять. Многолетняя вынужденнаяполитика многовекторности привела кдовольно неожиданнойновой роли - посредника и арбитра.Основная задача заключается в том, чтобыиз этого противоречивого и непрочногостатуса извлечь достаточно дивидендовдля решения наиболее острых проблемсвоей государственности. Казахстанутакже, как и всем остальным республикамЦентральной Азии нужны инвестиции винфраструктуру, новые рабочие места ипрочее. Но кроме этого нужен транзитчерез свою территорию - настоящий,полноводный, объединяющий потокитоваров, денег и технологий. По-хорошему,задача Казахстана стать эффективным,технологичным связующим звеном междуАзией и Европой. И эта задача осознанараньше, чем Китаем был озвучен план“Один путь”. Поэтому целый рядинфраструктурных проектов в РК был“случайно” приостановлен, а сейчас -- довольно спешно интегрируется в новыйобщий “китайский” план. Например,старая новая программа “Нурлыжол”, подразумевающая созданиесовременной транспортной системы черезРК, соответствующую требованиям мировоготранзита. Или сетьЛРТ (легкорельсовый транспорт)в Астане, которая должна была быть кнынешнему моменту уже построена, а витоге только начинает строиться. СегодняКазахстан, как и Россия, пытаются извлечьиз китайской инициативы больше, чемэтого хочет Китай. Отсюда и ощущение унекоторых, что Казахстан намерен дажестать столицей НШП.

На рубеже 1 и 2 тысячелетийпервое русское государство образовалоськак раз благодаря взятию под прочныйконтроль большей части пути “Из варягв греки”. Казахское ханство в 15 векетоже во многом образовалось за счетсвязи как раз своего участка Шелковогопути с волжским и уральским торговымипутями. Сегодня пустить через себяторговую артерию - по-прежнему эффективныйрецепт государственного строительства.Вот только китайцы тоже помнят, чтоинвестиции в торговый путь безсопутствующего влияния обернулись дляних провалом и 1000, и 500 назад. Их участиев экономике Казахстана уже не один годдает повод для “страха перед китайскойугрозой”, одного из самых популярныхстрахов в РК. Получится ли у РК получитьбольше, чем отдать - неизвестно. И самоеобидное, что это во многом зависит неот нас.