— 22 апреля, 2021 —
 
Общество

Почему «Русскому Витязю» пришлось избить приятеля-украинца

В этой истории политизировано и символично буквально все

В этой истории политизировано и символично буквально всё.

АлександрПоветкин, любимец российских, да и нетолько российских, болельщиков бокса,один из самых техничных и демонстрирующихобразцово-красивый стиль боя боксеровсовременности, шел к профессиональнымвершинам долго и трудно. Там многое чтослучалось: и чрезмерная вера в своисилы, как это часто бывает у людейпо-настоящему исключительного таланта,которым все слишком легко дается.

Иметания.

Былдаже короткий уход в кикбоксинг, где Александручаствовал в четырёх чемпионатах и вовсех завоевал золото.

Когдаже «русский витязь» все-таки окончательноразобрался в себе и, побывав уже ичемпионом мира по версии WBA,через тяжелое, прежде всего в моральномплане, поражение от Владимира Кличкоза звание, фактически, абсолютногочемпиона, вплотную подошел к самойвысокой вершине своей профессиональнойкарьеры, - в дело вмешались, скажем так,не совсем «спортивные факторы».

Иесть вполне обоснованные подозрения,что многие из этих «не совсем спортивныхфакторов» имеют вполне замечательноелицо, во многом соответствующее лицусовременной американской спортивнойполитики, Дональда «Дона» Кинга. Какпишут энциклопедии, «многие критикии специалисты называют Кинга «крёстнымотцом» американского бокса» (с).Титулнеоднозначный. Именноего «команда» представляла в предполагаемых«претендентских боях» сначала американцаДоентея Уайдлера, а потом канадцаБермейна Стиверна. В обоих случаяхэксперты едва ли не единодушно отдавалипобеду «Русскому Витязю» и в обоихслучаях бои не состоялись.

Сначалау Александра нашли остаточные следытого самого «мельдония»вконцентрации 70 нанограмм при допустимомодном микрограмме, то есть в четырнадцатьраз ниже верхнего предела. Но Всемирныйбоксерский совет все равно призналАлександра «виновным в употреблениидопинга». И признавал до тех пор, покадаже WADAне была вынуждена признать Поветкина«чистым спортсменом» (потребовалосьдаже решение американского суда, которыйПоветкин выиграл).А потом, уже в случае со Стиверином, уАлександра нашли в американскойлаборатории следы другого запрещенногопрепарата.

Допинг-пробаСтиверина, кстати, также дала положительныйрезультат на запрещённый стимулирующийпрепаратметилгексанамин,но WBC его «отчего-то» не дисквалифицировал,а лишь обязал его заплатить штраф в 75тыс. долларов. И назначил сорок часовобщественных работ, нацеленных напропаганду борьбы с допингом в рамкахпрограммы WBC «Чистый бокс». Поветкинаже сразу радостно и «окончательно»дисквалифицировали.

ДонКинг люто негодовал. Да и его можно, вобщем, понять: не для того признанныйрекетир и убийца, арестовывавшийсятридцать раз и осужденный за два личносовершенных убийства с разрывом вовремени в тринадцать лет, становился«главным промоутером в мире бокса»,чтобы на его деньги покушались «какие-торусские». Уж кто-то, а он, воплощение«американской спортивной мечты», имеетправо на то, чтобы диктовать миру своюамериканскую мораль. Поветкин былисключен из всех возможных «рейтингов»WBS,WBA,IBF,WBO.И очень, очень многие были уверены, чтоРусского Витязя все-таки удалось«доломать».

Невышло.

Первогоиюля Саша вернулся на профессиональныйринг в поединке за титулы WBAInternational и WBO Intercontinental. По сумме его прошлыхдостижений титулы довольно скромные,но вновь открывающие ему дорогу кчемпионским боям. Просто, как сказалсам Русский Витязь «ситуацияс допингом была неприятная, я оченьпереживал в связи с этими скандалами.Но сильный идет вперед, а слабый ломается».

Поветкин,как вы понимаете, - не сломался.

Носимволизм тут не только и не столько вэтом: для того, чтобы вновь прорватьсяк боям за «мировую корону» Александру,- жизнь, в том числе и спортивная, иногдавесьма иронична, - нужно было сначалапобедить в бою за те самые WBAInternational и WBO Intercontinental украинца АндреяРуденко.

Ну,вот, что тут можно сказать.

Ужев самом начале боя стало ясно, чтоукраинец не очень-то хочет драться сзаведомо более сильным и быстрымАлександром: они неплохо друг другазнают и даже проводили совместныеспарринги. И на второй минуте поединка,после сдвоенного апперкота и левогобокового Поветкина Руденко сигнализировалрефери, что у него защемление шейногонерва и бой он продолжать не в состоянии.И мы не будем тут рассуждать, было ли«защемление» реальным или Руденко егосимулировал (есть разные версии, но мнепоказалось, что скорее было реальным),но драться с Поветкиным Андрей совершенноявно далее не хотел. Однако в итоге егото ли уговорили, то ли прямо заставилистоящие за его спиной члены его собственнойукраинской команды. И на дальнейшеелично мне было просто больно смотреть.

Надоотдать должное украинцу – он мужественно«держал удар», и «Русский Витязь» таки не смог его нокаутировать. Но вот порингу Александр гонял своего давнегознакомого буквально как нашкодившегокота. По большому счету все это в прямомсмысле слова избиение смотрелось крайненеприятно, хотя и предельно символично:для того, чтобы вновь вернуться кпретензиям на «мировую корону», русскомудля начала пришлось крепко и жесткоотметелить не желавшего этого украинца.

И,хотя никакой настоящей «политики» тутне было, особенно занимательной выгляделаодна из финальных реплик Поветкина винтервью телевидению: «на таких боях ярасту». Ну, а так удачно «сливавшимсячерез русский допинг» подопечнымДональда Дона Кинга, думаю, теперь надоготовиться уже по-взрослому и по-настоящему.Ибо Поветкин, разумеется, благородныйспортсмен, но вряд ли и он сам и членыего команды что-нибудь тут забудут и/илипростят.

Самоеглавное, - чтобы все оставалось «внутриспортивного принципа».