— 22 апреля, 2021 —
 
Экономика страны

Они просто не вписались в рынок. Почему 50 за баррель лучше, чем 100

Антилиберальная колонка капиталиста и рыночника

Какмы все хорошо помним, цены на нефтьдержались выше $100/барр. достаточнодолго. Все это время различные либеральныеэкономисты и мои коллеги аналитики,сторонники либеральных взглядов,прогнозировали или просто мечтали опадении цен на нефть. Снижение цен насырье, по их мнению, должно было заставитьроссийское правительство вернуться кпроведению либеральных экономическихреформ, которые были остановлены в самомначале второго президентского срокаВладимира Путина.

Последнимишагами либеральных реформ в Россиистали введение плоской шкалы НДФЛ вразмере 13%, а также окончательнаяприватизация Славнефти и Лукойла.Напомним, Славнефть купили Сибнефть иТНК, Лукойл – американская ConocoPhillips.Американцы потом вышли из акционерногокапитала Лукойла, Сибнефть была проданаГазпрому, а ТНК – Роснефти. Как в своевремя шутили на финансовом рынке, неттакого олигарха, который бы не мечтало национализации на рыночных условиях.

Однаковернемся к теме. Нефть рухнула почтитри года назад, и возврата к $100/барр. неожидается. Ни о каких либеральныхреформах, идеи которых постоянноозвучивает бывший министр финансовАлексей Кудрин, в России не может бытьи речи. Приватизационные сделки прошлогогода объясняются исключительно бюджетнымдефицитом и более ничем. Никто несобирается дробить Газпром или РЖД ираспродавать их по частям. Не оченьпонятна даже ситуация с повышениемпенсионного возраста.

Причинапроста. Либеральные идеи, в том числе вобласти экономики, мягко сказать, невызывают понимания у большинствароссиян. Слишком все хорошо помнят шокот либерального экономическогоэксперимента 90-х. И возвращение клиберальным реформам для Кремляфактически будет означать потерю довериясо стороны большинства россиян. Кремльна это никогда не пойдет.

Чиновничийкапитализм в России — надолго, если ненавсегда.

Вместес тем, $50 за бочку мне нравится намногобольше, чем $100. Дело в том, что в богатыегоды многие не зарабатывали, а простополучали деньги. Штаты и зарплаты былисильно раздуты и в частном, и вгосударственном секторе. Никто не думало реальной эффективности и повышениипроизводительности труда. Принципкапитализма - «много работать и бытьскромней» - был фактически забыт. Ведьденьги валились с неба, через жесткийналоговый режим изымались у нефтяникови газовиков, а затем, уже через бюджет,распределялись по экономике. Кому-тодоставалось больше, кому-то меньше. Ноподавляющее число россиян жило лучше,чем работало. Некоторые вообще предпочиталижить за границей за счет сдачи в арендудоставшейся от родителей или родственниковнедвижимости. В общем, как там – пока вРоссии есть нефть, в Милане есть я. Иэто, с моей точки зрения, не совсемсправедливо.

Состоявшимсяможет считаться лишь человек, которыйимеет реальную стоимость на реальном,а не перегретом рынке труда. Т.е. владеетремеслом, которое востребовано экономикой.Дешевая нефть уже сильно поубавиласпесь у так называемого креативногокласса крупных городов. По-настоящемуработать данные люди не любят и не хотят.Их удел — разговоры о высоком илизанятия, которые не требуют напряжения.Да и хабалистость данной публики хорошоизвестна. И если жизненная ситуациянеожиданно не складывается благоприятно,то в этом виноваты Россия или личноПутин, и, однозначно, стоит устроитьбольшую истерику в соц сетях или небольшойоппозиционный митинг.

Воттолько нефть, в отличие от либеральнойпрессы, на митинг не среагирует и врядли вернется к $100/барр.

Иэто однозначно хорошо. Они просто невписались в рынок.