— 26 июля, 2021 —
 
Новый кризис

Никакого светлого будущего. О самоликвидации человечества через здоровую конкуренцию

«Мы здесь с тобой не навсегда». О «Планете обезьян» и цене глобальной конкуренции

Нетруднозаметить такую закономерность: всовременной культуре фантастико-приключенческихжанров максимально востребованы сюжеты,так или иначе связанные с «концом света»(непосредственно «до», «во время» и«после»).

У творцовфантазии не берутся из ниоткуда, а чистокоммерчески эта прихоть рациональна,потому что зритель валит – значит, спросустойчивый, и он подогревается какими-тообщественными ощущениями.

При этомсовременная апокалиптика разнообразиемсюжетов не балует. В основе всегдакакая-нибудь внезапная беда той илииной степени тяжести (катастрофа,нашествие злых инопланетян, зомби иливообще чего-то неизведанно-потустороннего),от чего с планетой случается бабах илихлюп и надо теперь в этом как-тосуществовать. Даже если какой-нибудь«Интерстеллар» – про героическоеосвоение космоса, то и это не от тяги ксвершениям, а из-за того, что Землю ужедовели до ручки. Причём человеки в силусвоей глупости не могут беду предвидеть,предотвратить и даже адекватно оценить,а то и вовсе накликают её своейбезответственной деятельностью.

А в фильме«Планета обезьян: война» все эти ужасыдоведены до предельно масштабногологического завершения. 

Коротконапомню сюжет всей трилогии («Восстание»,«Революция» и вот теперь «Война»).Учёные в целях биохимического улучшениячеловечества и извлечения большихбарышей придумывают всякие пилюли ииспытывают их на беззащитных обезьянах.Получается наоборот: обезьяны от этихпилюль резко умнеют, а люди заражаютсянеизлечимым вирусом и в жутких мученияхотдают концы или мутируют. Обезьяныначинают жить своей общественной жизньюи выстраивать свою суверенную цивилизацию.А малочисленные выжившие люди в массесвоей по привычке норовят их истребить.

Как раз сейчасфинальная часть трилогии («...Война»)докатывается в наших кинотеатрах. Иможно оценить, как голливудские авторывидят себе исход глобальной конкуренциив предельном, так сказать значении. Аименно: человечество допрыгалось,самоликвидировалось и в глобальнойконкуренции просто вытеснено с трона«царя природы» и заменено другимбиологическим видом.

Важно отметитьтакое авторское художественноевысказывание: победившие в конкуренцииобезьяны, может, и уступают неудачникам-людямв умении обращаться с гаджетами, но неменее сообразительны, а по частинравственных ценностей куда болеесимпатичны. А обезьяны-отрицательныеперсонажи потому и отрицательные, чтонравственно деградируют до уровнялюдей. Из людей же как вида в прекрасномпостапокалиптическом будущем сохраняютсятолько те, которым повезло «произойтив обезьян».

Откуда такиемрачные настроения берутся?

В общем, ухудожников – то же, что и у пчёлок,поэтому мрачные настроения берутся изнаблюдений за объективной реальностью.А художественно украшаются и приукрашиваются– понятное дело, с целью извлеченияприбыли.

Не так давномы с вами говорили о сегодняшнихэкономических, технологических,социальных и иных тенденциях, которыеобъективно складываются в такой образбудущего, от которого хорошо бы увернуться.Люди специально обученные на то же самоеболее подробно указывают.

Вот израильскийисторик ЮвальНой Харари в «Гардиан» пророчит,что к XXII веку «…биоинженериянаряду с развитием искусственногоинтеллекта могут привести к разделениючеловечества на небольшой класс"суперлюдей" и массивный нижнийкласс "ненужных" людей… Мы можемвпервые в истории прийти к возможностипревратить экономическое неравенствов биологическое».

И английскийфизик Стивен Хокинг всё о том же: «НаЗемле наступило самое страшное время,вызванное разрывом между элитой идругими слоями общества, которыйусугубляется с помощью новейшихтехнологий… Это неизбежно, это прогресс,но это также социально разрушительно».

Что показательно.Ключевое здесь – не жалобы на исчерпаниенефти, на экологию, на научно-техническийзастой, на терроризм или инопланетян.Ключевое здесь – конечная деградациячеловечества как вида в логикебуржуазно-либеральной идеологии. Вобщем, тот самый «конец истории», воспетыйФукуямой, только без романтизма,свойственного победителям «холоднойвойны» ХХ века, а как есть в болееприкладном естественнонаучном ракурсе.

Вот и творческиенатуры примерно то же самое чуют споправкой на естественную для этогосословия экзальтированность: в глобальнойконкуренции «по гамбургскому счёту»люди вполне способны победить сами себядаже без помощи зелёных марсиан. А ужзаменят их голливудские шимпанзе илинет – дело десятое, нам, в общем, будетуже всё равно.

Если же незаморачиваться кинофантазиями, авернуться в реальность, то в ней мыувидим простую вещь: любая угроза неесть неизбежность, а будущее возникаетне столько из объективных тенденций,сколько из деятельности людей. Ведьникакие обезьяны нам покамест никудане вытеснили.

А угрозы –да, они есть. И даже если заботиться необо всём непутёвом человечестве, атолько о той его части, которая называетсяРоссией, то для нас естественное развитие«как у всех» в логике буржуазноговыгодополучения, как мы с вами недавнообсуждали, – это подрубаниепод корень собственной конкурентоспособностив современном мире. Что былонеоднократно доказано нашей же историей.А вдруг на этот раз у Бога не найдётсябезбожных большевиков в товарныхколичествах?

Просто полезно понимать, что ценаконкуренции – это не только ростблагополучия или, наоборот, снижениеуровня потребления. Это ведь такоесоревнование, в котором, случается,«загнанных лошадей пристреливают», неглядя на богатый духовный мир и великуюмноговековую историю. Вот хоть римлянда эллинов спросите.