— 30 июля, 2021 —
 
Будущее

Антироссийские санкции и ЕАЭС: придётся выбирать

Каждый шаг к реальной интеграции структур вскрывает все больше противоречий между союзниками.

Неизвестно, сколькоеще можно было довольствоватьсядекларациями и полумерами в евразийскойинтеграции, но внешняя конъюнктура всевремя наращивает давление. Поэтому“сильным, самостоятельным и независимым”приходится действовать. Но каждый шагк реальной интеграции структур вскрываетвсе больше противоречий между союзниками.

25 лет - срок, который повсем критериям, кроме исторических,можно считать достаточным для подведенияитогов, выдвижения оценок и выводов. 25лет страны, родившиеся из тела СССР,встраивались в мировую экономику -каждая своим путем. Кто-то сохранялминимальный уровень координации, кто-товел собственную игру, кто-то пыталсяудержать много векторов одновременно.Важно, что уже в 90-е годы стала очевиднойнеобходимость хотя бы минимальногосогласования экономической политикинезависимыми, но по-прежнему здоровосвязанными новыми участниками глобальногорынка. СНГ данную функцию выполняловесьма слабо.

Когда понадобилось(всем почти в равной степени) нечто болеереальное, чем площадка для разговоров,создали Таможенный союз (ТС). И сразу жерешительно призвали (особенно в Беларусии Казахстане) не считать это объединениеничем иным, кроме ситуативного соблюдениячуть ли не случайно совпавших экономическихинтересов. А для других вопросов, мол,есть другие площадки и организации,вроде ШОС (об этом направлениивнешнеполитического взаимодействиямыписали).

Но как только ТС хотьнемножко заработал, заявления о том,что никакого политического союза непредполагается и не будет, пришлосьделать регулярно и с выдумкой. А когдана горизонте замаячил ЕАЭС, “неполитический”статус пришлось постоянно доказывать.При том что абсолютно очевидно, чтореальные противники созданияфункционального ЕАЭС находятся внеего, оправдываться приходится передчастью собственных граждан. И здесь мыне просто так упомянули про 25 самостоятельныхлет. Все новые государства с древнейисторией, начиная с РФ(не говоря уже проРК. РБ и т.д.), долго строили своюидентичность на отрицании собственногонедавнего прошлого. Поэтому у “поколенийнезависимости” в постсоветских странах(кстати, с РФ так вообще непонятно,независимость от кого тут восторжествовала)движение этих стран к интеграции иобъединению вызывает все что угодно -от недоумения до открытого неприятия.Доходит даже до того, что развращеннаябезнаказанностью интернет-поведенияи поддержкой “международных демократическихинститутов” часть казахстанскойобщественности откровенно обвиняетвласть в том, что “опять россияне всёу нас отбирают” и даже в “эта властьзависит от Путина, поэтому мы так плохоживем”. Российские духовные братьяэтой части казахстанского общества(также малочисленные и крикливые) неотстают и тоже не хотят “опять кормитьи тащить к свету” и вот это всё. Про РБлично мне судить сложнее, то там ведьтоже есть “настоящие патриоты и носителинациональной идентичности”, да же?

Вот и сейчас связанныеСНГ, ТС, ЕАЭС, ОДКБ и ШОС-ом, страны,объединенные еще и единой архитектуройбезопасности (по сути безальтернативной)ведут себя под внешним давлением какугодно, только не выступают единымфронтом. И с НАТО сотрудничают ( несегодня начали, да), только не по линииОДКБ-НАТО, а так, частным порядком. И вразных других объединениях состоят, иценностями и целями своими объявляютвсе, от европейской семьи народов доторжества демократии и прав меньшинств.

Вот и сейчас, на новомвитке антироссийских санкций (заневыполнение Минска-2, стороной которогоРФ не является, но все равно) никакойзаметной реакции от союзников в поддержкуРФ не было. Но если задуматься, то и саморуководство РФ, похоже, воспринимаетэтот шаг как угодно, но не как трагедию— и не разменивается на эмоциональныеответы. Поэтому, например, руководствоРК прошлось по санкциям очень вскользьи предельно нейтрально, отметив только,что от этого могут возникнуть дополнительныериски. Это вызвало очень оживленнуюреакцию экспертного сообществав Казахстане - вплоть до серьезнойтревоги. Однако спокойной реакциируководства РК есть, на мой взгляд,логичное объяснение.

Есть очень интереснаятеория, и мы ее уже касались. Что выступатьединым фронтом в информационном иэкономическом противостоянии длястран-участниц ЕАЭС просто поканевозможно: непосильно, невыгодно ипрактически лишает маневра. А гораздоболее дальновидно каждому действоватьсообразно имиджу, критически важнымобязательствам, возможностям и сильнымсторонам, сохраняя, но не афишируя общуюкоординацию. Так, мы неоднократнописали о том, что РК часто впоследнее время выступало посредником при взаимодействии представителейЗапада с руководством РФ, а порой и вовсеНурсултан Назарбаев подключал весьсвой дипломатический авторитет длямедиации на самом высоком уровне. Нопри этом каждое государство ЕАЭС имеетсвою собственную внешнюю политику исвои взаимоотношения не только ссоседями, но и с мировыми державами.

На первый взгляд,действия участников ЕАЭС в собственнойвнешней политике кажутся противоречивымии несогласованными. США и ЕС объявляютужесточение санкций, а президенты РК иФРГ отмечаютв Астане юбилей дипотношений и собираются“углубить” сотрудничество во всехключевых сферах. Казахстан заявляет онамерении продолжать важное и полезноесотрудничество с США в военной сфере,зародившееся еще в 2003 году, на фоневторжения США в Афганистан — и подписываетплан на 5 лет вперед. Реджеп Эрдоганстремится нанести визит в Ак-Орду ивообще — Россия сама себе эти санкцииустроила, пусть сама и разбирается, амы просто будем учитывать последствия.И всё. Никакого “решительного публичногоосуждения”, как в случае с КНДР.А в прессе просто шквал “экспертныхпрогнозных материалов” с намеком нараскол в ЕАЭС по самой чувствительнойи самой протяженной линии(казахстанско-российской границе) - вот,вродеэтого. И солдат-офицеров в СШАобучаем, и в ЕБРР РФ не поддерживаем, ибазу на Каспии американскую построим(а что, им в Ульяновске можно базу НАТОиметь, а нам нет?) И плевать, чтоприкасипийские страны за несколько летнапряженных переговоров еле-еле пришлик соглашению, один из пунктов которогоисключает появление на Каспии военныхбаз сторонних государств. Такую базунужно согласовать не только с РФ, но ис Азербайджаном, Туркменистаном (ладно,тут несложно) и (внимание) Ираном. Новедь это мелочь, если есть задача написатьпро ухудшение взаимоотношений междуРФ и РК. А уж как проклинают зависимостьказахстанского тенге от западногодавления на российский рубль - хотьновости не читай.

Очевидно, что привычнаямодель взаимодействия в рамках ЕАЭС,ОДКБ и т.д. с новыми вызовами не вполнесправляется и толкает руководствостран-участниц как на реальныеэкономические и структурные шаги, таки к самому долго откладываемому вопросу- расстановке политических и идеологическихприоритетов.

С первым тут порядок.Международная выставка ЭКСПО-2017, котораяпроходит в Астане, ожидаемо сталаплощадкой для переговоров по болеесерьезным вопросам, чем зеленаяэнергетика. Так, одним из первых и самыхострых вопросов, которые будут обсуждатьсяна уровне правительств стран ЕАЭС,станет выработка единой транспортнойполитики союза и создание соответствующегопрофильного наднационального органа.ЕАЭС вырос из ТС, и эффективнаятранспортировка грузов логично являетсяпервой задачей, которую предстоитрешить. Протокол заседания уже подписан,до 15 сентября идет сбор предложений отминистерств стран-участниц, а результирующеезаседание намечено на декабрь 2017.

Есть и пониманиеперспектив. Евразийский банк развитиявыступил с инициативой, подготовленнойгодами обсуждений. Предлагается ввестиединую расчетную единицу,своеобразную “переводную валюту” длявзаиморасчетов в рамках ЕАЭС. Сейчас,напомним, расчеты РФ с союзникамиосуществляются в рублях, а вот взаиморасчетыдругих участников ЕАЭС друг с другом -по-прежнему в долларах США. Негласнымавтором инициативы не без основанийсчитается Казахстан. При этом речьподчеркнуто не идет о введении единойвалюты, вернее, принятие в этом качествероссийского рубля. Это как раз и являетсясильнейшим раздражителем как для элитстран-союзников, так и для самой крикливойчастей общественности. И объективноединая финансовая инфраструктура -самый сложный и скорее результирующийэтап формирования “реального” ЕАЭС.Однако радует и последовательностьинтеграционных мероприятий, и осторожностьв оценках.

Что до расстановкиполитических приоритетов, точнее -объявления политических пристрастий,то очевидно, что такая страна какКазахстан, например, заинтересована втом, чтобы максимально оттянуть моментпубличного “выбора стороны конфликта”в противостоянии РФ и Запада. Главнымобразом потому, что кроме увлекательныхи интригующих внешнеполитических игри интеграционных процессов есть целыйпласт накопившихся внутреннихэкономических и социальных противоречийв каждой из стран ЕАЭС. И недаром в этомвопросе очень многие продолжают ждатькакого-то внятного сообщения из России.Ведь в российской общественной мысливопрос поиска и/или выбора основнойидеи выходитна первый план, несмотря на всепопытки отложить его решение. Но таккак повлиять на решение этого вопроса,например Казахстан не может, и болеетого, сам топчется на пороге этогорешения уже 25 лет, остается ждать,заниматься подготовительными мерамии надеяться на то, что мировая буряначнется еще не сегодня.

Каким бы сложным иненужным не пытались представить вопросвыбора идеологического вектора, онявляется ключевым. Без этого решенияне сдвинутся с места экономические иструктурные реформы внутри стран ЕАЭС,а значит — и новый уровень интеграциибудет оставаться в протоколах исоглашениях.

П.С.

Радует во всем этомтолько тот факт, что такую же позициюзанимают и условные “элиты запада”.Они также не торопятся рушить сложившуюсясистему взаимоотношений при ее очевидноснижающейся эффективности. Они и самине придают санкциям против Рф и “еесоюзников” того значения,которое видят в санкциях некоторыероссийские и казахстанские СМИ иэксперты. А значит, еще есть куда тянутьи чего ждать.

Поэтому, пока нефтьдостаточно дорога, можно копить силы,реформировать экономику и социальнуюсферу и работатьнад обороноспособностью - простона всякий случай.