— 22 июня, 2021 —
 
Политика России

Не борзеть. 10 предвыборных тезисов

Явно начавшаяся президентская предвыборная кампания пока представляет собой нагромождение тактических предположений и намеков на идеи

Явноначавшаяся президентская предвыборнаякампания пока представляет собойнагромождение тактических предположенийи намеков на идеи, (но не самих идей) вотсутствии какого-либо четкого вектора.Увы, но попытка заместить технологиямистратегический вектор кампании себяне оправдала, во всяком случае, - пока.

В связис этим – десять предварительных тезисов.

1. Произошлоопасное: в общественную жизнь возвращаетсяполноценная идеология и, как следствие,- стратификация по идеологическомупринципу. Примеров масса - от «Матильды»до возведения памятника «жертвамсталинских репрессий» и требований попредоставлению информации о пользователяхсоциальных сетей. Все это не простоскандалы – это проявления идеологическогоразмежевания, которое может стать кудасильнее, нежели традиционное для России«политическое» деление. Новые экономическиереалии (пост-нефтегазовый гламур) рождаюти новые социальные, и новые экономическиеинтересы, а также новые идеологическиеформаты. Именно это обстоятельство, ане деятельность оппозиции и даже неошибки властей, подрывает "путинскийконсенсус". То есть дело, нев тактике, дело - в необходимости осознатьновые стратегические реалии и попытатьсяих учесть на выборах.

2. Выборы2018 года – не рутинное голосование за«вождя». Да, - это последние выборыВладимира Путина (если он пойдет на них,естественно) и в дальнейшем власть будетпередаваться «преемнику». Но этотпреемник заметное время будет царствовать,но не править, а затем править, сохраняя перед троном «сандалии Путина» (виндийском эпосе «Рамаяна» благородныйцаревич Бхарата, полагая, что царствопо праву принадлежит не ему, а Раме,водружает на трон сандалии Рамы).Нынешний предвыборный циклесть по новой конфигурации власти иотражаемых ею интересов, который будетактуален не 6 лет и, вероятно, даже не10, существенно больше. Эта конфигурацияпридет на смену тому консенсусу, которыйбыл достигнут и в элите, и в обществе в2003 году («равноудаление и стабильность»)и с которого и началось «долгоецарствование» Владимира Путина. И тутдействовать по принципу «отложеннойпроблемы» нельзя. А вопросалегитимности власти, вокруг котороготратится столько усилий, если говоритьтрезво, сейчас просто не существует. Отслова «совсем».

3. Но идеяабсолютной приоритетности внутреннейполитики и экономики в предвыборнойкампании и последующем президентствепредставляется вредной наивностью. В2012-2013 году можно было требовать отПрезидента «сосредоточиться на внутреннихпроблемах». Сейчас это просто невозможнои неумно. Нам просто не дадут заниматьсясобой и своими проблемами, причем нетолько «из вредности», а потому, что всеслишком запуталось в этом мире, и чемдальше, тем больше запутывается. И нас«впутают» в мировые проблемы не толькодля того, чтобы мы не усилились, покадругие воюют (хотя это будут делать нетолько «наши замечательные партнеры»,но и наши «замечательные союзники», скоторыми и врагов не надо), но просто всилу складывающейся в мире ситуации. Инам нужен сильный, искушенный и крайнеспокойный в ситуации внешнеполитическихкризисов Президент. Увы,время для «внутрироссийского президента»еще не пришло и если придет, то толькопосле того, как случится «большая сделка»с США, которую опять же заключить можеттолько В.Путин, но уже «после Трампа».

4. Норесурсы России для проведения не столькоактивной, сколько эффективной внешнейполитики близки к исчерпанию. Нуженновый уровень эффективности иэкономического и операционного управленияи в этом смысле неизбежной является исмена поколений в элите (само собой, вформе технократизации власти), и повышениероли правительства в оперативномуправлении экономикой страны иформирования стратегических векторовразвития. Получается, что вместе сПрезидентом, который будет вынуждензаниматься преимущественно вопросамивнешней политики и безопасности, мывыбираем и эту самую систему управления,в которой – это кажется неизбежным –роль премьер-министра будет толькорасти. Даже если вдруг будет создан (какв советские годы) параллельный контур«проектного управления», что покавыглядит сомнительно. Задача выборнойкампании как раз в том, чтобы создатьдля премьер-министра (или фигуры, котораябудет де-факто выполнять эти функции)некий системный «запас прочности».Изадача президентской выборной кампаниикак раз и должна состоять в созданииэтого «запаса прочности». Причем, и общественного, и элитного, ибюрократического.

5.Всеварианты предвыборных и поствыборныхконфигураций (ошибочно именуемые«видением будущего»), которые как быпредлагаются В.Путину, отражает теинтересы, которые сформировались в«нулевые» и «раннедесятые». А значит,- и позицию тех групп, которые эти интересывыражают. «Сырьевики», «силовики»,«либералы»…. – это все «фигуры речи»из ушедших времен. Но тогда предвыборнаякампания, ее структура и идеология будутсконфигурированы под ситуацию «вчерашнего»и «позавчерашнего» дня. И те группыинтересов, формирование которых былоинициировано в 2012 – 2015 годах и которыенеминуемо в таком случае останутся без«куска пирога», обиженными «старичьем»,могут стать источником серьезногодавления на власть уже на рубеже 2020хгодов. А власть к томувремени уже вряд ли сможет опираться всоциально-экономическом плане на«капитанов экономики» даже розлива «десятых», не говоря уже об олигархах«первой» и «второй» волны.Хотябы в силу их возраста и моральной«усталости от статуса», не говоря ужео политических настроениях.

6. Впредвыборных конструкциях очень малоэкономики и много «социалки». Понятно,что власть должна продемонстрироватьсвоей внимание к нуждам общества. Ноесть нюанс. Выборная кампания, дажереферендумного типа (неизбежная сейчас),это всегда представление обществумодели балансировки, прежде всего,экономических интересов, и, только каквытекающее их этого, - социальной модели.Придется как минимум обозначать ключевых «бенфициаров»среднесрочного развития, а значит, - ите экономические процессы, которые ихпорождают. У власти всегда должна бытьчетко обозначенная экономическая опора.В противном случае, мы обречены наповторение не вполне приятной историис «антимайданом» и «патриотическимдвижением» «Розлива» 2014-2016 годов, которыепредставляли не понятно кого и растворилось«в никуда». И это не имеет никакогоотношения к различным «программамэкономического развития», которые естьне более, чем «информационное плацебо».

7. Следуетобратить внимание на «молодых волков»,которые начали «подниматься» после2011 года, а рывок сделали - после 2013 годаи которые в меньшей степени сориентированы на традиционную «офшорно-гламурную»модель российской экономики. Но этоочень опасная ставка, рисковая, посколькуэти экономические группы лишены икомплекса «пораженчества», характерногодля «олигархов», и приоритета «лояльности»,что является основой экономическойкруга для власти. В любом случаепредвыборная кампания и ее лозунгидолжны структурироваться «на вырост»с учетом того влияния, которое «новые»группы приобретут к 2020 году. А покамы наблюдаем попытку консервированиятого баланса сил, который сложился к2013 году, причем не только на персональномуровне (что нормально сучетом персонификации экономическихинтересов в России), но ина уровне «концептуальном». Признаниеизменения баланса сил между крупнейшимигруппами экономических интересовоткладывается «на потом». Хотя очевидно,что В.Путину было бы гораздолегче обеспечить это «новое равновесие»,нежели любому из его возможных преемников.

8. «Засветка»опасного для власти тезиса о «переменах»,как ключевом «общественном пожелании»в противовес «стабильности», - являетсянеслучайной. Власть приглашает элитык дискуссии о масштабах перемен, накоторые элиты согласны. Насколькоключевые элитные силы готовы к такойдискуссии – не ясно. Проще всего свестипонятие «перемены» к «движухе», что иделает А. Навальный, акцентируя молодежнуютему. Но настроения в обществе становятсявсе более и более сложными и нелинейными,причем, даже если говорить о молодежнойсреде. Это, например, заметно по тому,как непросто занимает предположенноедля него место понятие «справедливости»,которое еще полгода назад мыслилосьчуть ли не в качестве одного из ключевыхв выборной кампании. Содержаниепонятия «перемены» и должна структурироватьпредвыборная кампания,вернее ее «нулевая» фаза, врамках которой вполне возможна конкуренцияразличных трактовок ключевыхтерминов/«смыслов». Впротивном случае, тезис о «переменах»может стать одним их наиболее деструктивныхполитических аспектов не только навыборах, но и после их окончания. Каконо уже однажды и случилось.

9.Происходит негативизация информационногопространства. Постоянная сфокусированностьна негативных темах, на невыигрышныхдля власти темах, негативная трактовкапочти любой темы. Показательна дискуссиявокруг реновации, в рамках которых прилюбом действии властей воспроизводиласьсильная негативная линия, которая,порой, забивала весь позитив. То же самоекасается и такой темы, как борьба скоррупцией. Любые действиявласти в этом направлении тут же создаюти негативный аспект («мало», «не тех» ипроч.), который моментально востребуетсяСМИ и обществом. А «референдумная»президентская кампания просто не можетстроиться по принципу «отрицанияотрицания». А покаскладывается ситуация, когда основойпредвыборной кампании рискует стать«отрицание Навального», которое по мереприближения к выборам будет – в рамках«подмигивания» в адрес либеральнойинтеллигенции – дополнено «отрицаниемСталина» (кто-то сомневается, что этобудет?).

10. Ощущаетсяэффект «мелкотемья». Отчасти, этопорождается имманентными свойствамитой системы коммуникаций, в которой мысейчас существуем, но во многом все этоявляется результатом отсутствия вектора.Решение этой проблемы требует кудабольшей изощренности, нежели просто«заливание соцсетей бюджетом», чтонаблюдается, например, сейчас впространстве «телеграмм-каналов», чтотолько усилило хаотичность. Попыткиобкатать посредством телеграмм-каналовнекие содержательные моменты про выборывызывает только скорбное молчание.«Сетевая»модель предвыборной кампании можетпросто убить даже те «смыслы», которыедаже будут сконструированы. А дляформирования «запроса» к власти исистемы обратной связи нынешний«мейнстрим», вероятно, близок кбессмысленному. К тому же сетевые информтехнологии можно легкоиспользовать для дезорганизацииинформационного пространства иобессмысливания любой информационнойкампании.

* * *

А в этосамое время Владимир Путин ужесформулировал ключевой императив,основу «нового консенсуса».

«Неборзеть».

Этотлозунг по своей социальной значимостивполне сравним с большевистским «Всявласть Советам». На его основе приусловии формирования «нового консенсуса»можно не только обеспечить консолидирующуюпобеду на выборах, но и переформатироватьто самое «путинское большинство», о кризисе которого так скорбят.