— 27 июля, 2021 —
 
Новый кризис

"Генерал Ли ничего не понимал в феминизме". Почему американцы играют в украинцев

Давайте сделаем вид, что истории не было

ПрезидентСША Дональд Трамп своей негативнойреакцией на разрушение памятников вгородах американского Юга показал:порой «не кончавшие академиев» нормальныеобыватели, с их знаменитым американскимздравым смыслом, оказываются умнее ичестнее некоторых конъюнктурнонастроенных университетских профессоров.«Разрушение памятников – глупость. Мыне можем переделать историю, мы можемтолько научиться от нее»,- заявил Трамп.К моменту произнесения этих слов занесколько дней уже были снесены десяткипамятников в Балтиморе, Дурэме (СевернаяКаролина), других городах. И возмущениеполиткорректной общественности вызвалне снос памятников, некоторые из которыхстояли на привычных местах с 1880-х годов,а слова Трампа. Ученые профессора;поднаторевшие в изобличении якобыоскорбительного для женщин джентльменствафеминистки; вечно держащие нос поультралиберальному «ветру» журналисты– все они жаждут бронзовой «крови»генерала Ли и генерала Джексона покличке «Каменная Стена». Интересно, чтосами генералы жестокостями в отношениичерных рабов себя не запятнали. Вся ихвина была в том, что они были двумяглавными военными предводителями южанв войне 1861-1865 годов. А потому якобы сталисимволами для сторонников законов орасовой сегрегации 1890-1964 годов (в Америкеих называют законами Джима Кроу). То,что генералы об этих законах и знать немогли, поскольку умерли до их принятия,-это все нынешних борцов с памятникамине убеждает.

Погром с поддержкой сверху

Ноголос Трампа в сегодняшней Америке –это не голос власти. Скорее егоможно сравнить cголосом избранного, но бессильногоУчредительного Собрания в России января1918 года – то есть в стране, где властьуже захвачена новой радикальнойидеологией, но «устаревшие» выборныеучреждения еще не все уничтожены.

Разгромпамятников в Дурэме и Балтиморе как разочень напоминает погромпамятников генералу Скобелеву ицарю-освободителю Александру Третьемув первые годы революции. Сначала –действия якобы спонтанно возмутившихся«представителей общественности», вдругоказавшихся не в состоянии жить рядомс памятниками, с которыми их городапрожили 100-130 лет. Потом – официальнаясанкция для таких погромов со сторонывластей. В Дурэме толпа «возмущеннойобщественности» вдруг свалила памятникпогибшим в боях солдатам-конфедератам(они-то в чем виноваты, ведь рабовладельцысоставляли 2 процента населения Юга вовремя войны 1861-1865 гг.)? Трех хулигановарестовали за призывы к беспорядкам иповреждение памятника, но они прекраснознали, что серьезное наказание им негрозит: в соседнем Балтиморе памятникженщинам-конфедераткам (установлен в1917 году) и памятник солдатам и матросамКонфедерации (установлен в 1903 году) –оба были снесены поуказанию мэра Балтимора, г-жи КатринПуф.

Вдругих городах осмелевшая общественностьметодом «народной перестройки» валиластатуи уже много раз, что в конце концовпривело неделю назад к столкновениюдвух демонстраций в городе Шарлотсвиль,штат Вирджиния. Напомним, что в столкновениипогибла женщина-«антипамятник», в связис чем Трамп осудил за насилие обе стороны,вызвав обвинения в потакании «сторонникампревосходства белой расы», которыхнынче принято называть в США «белымисупремасистами» (whitesupremacists).

Суд по чужим законам

Первоначальностатуи предполагалось свозить накладбища погибших солдат-южан или наспециальные площадки музейного типа,как это делали у нас с Дзержинским послесобытий 1991 года, а прежде с «понурой»конной статуей Александра Третьего,простоявшей почти сто лет в каком-топитерском сарае. Но есть и болеерадикальные предложения в отношениигенерала Ли, вплоть до 1970-х годовописывавшегося в американских учебникахистории как самая благородная фигураГражданской войны – наравне спротивостоявшим ему президентом АвраамомЛинкольном. «Эти южные генералы былитеррористы. Они были предатели. Ониничего не понимали в феминизме, в акцияхпо продвижению расового равенства ипрочих элементарных вещах. Их надо нена свалку увезти, а уничтожить. С какойстати нам их почитать?» - цитирует газета«Нью-Йорк таймс» члена балтиморскогогородского совета Брендона Скотта.

Да, бедные генералы, возможно, и не слышалислова «феминизм». И уж точно они недогадывались, что самой привилегированнойфигурой в США в начале двадцать первоговека станет неуравновешенная темнокожаяженщина со склонностью к сутяжничествуи манией расового преследования. Темне менее своим современникам и ихнепосредственным потомкам эти генералыказались благородными людьми, потомучто не издевались над пленными, защищалисвои родные штаты и с честью прекратилисопротивление, когда стало ясно, чтовойна проиграна. Откуда генералам былознать, что само прилагательное«благородный» выпадет из американскихи западноевропейских газет, посколькудля описания хорошего человека новойэпохи будут лучше подходить слова«толерантный», «политкорректный» илидаже «бдительный к российскомувмешательству».

Революция против истории

Впрочем,даже погибая, статуи генералов все-такимогут послужить США. Уничтожениепамятников, неспособность понять мотивылюдей прошлых лет, желание переделатьпрошлое под сегодняшний стандарт сиспользованием самоновейших словесныхштампов – все это признаки приходановой, радикальной идеологии. Какправило, ничего хорошего такая идеологиясовременникам не сулит: ненависть кпрошлому – признак мстительности,агрессивности, неспособности ккомпромиссу, желания переделитьсобственность и «поправить» социальныестатусы. Между тем экономика как разбольше всего боится подобных переделов.Поэтому экономическими спадамисопровождались и большевистскаяреволюция 1917 года, и украинскаямайдановская трагедия 2014-го года.

Аргументыамериканских борцов со статуями, кстати,ничем не отличаются от аргументовбольшевиков и бандеровцев. «Еслиправительства южных штатов так заботятсяо сохранении истории, почему они неувековечили в памятниках черных рабов?»- задался вопросом в письме ко мне мойамериканский знакомый, профессоруниверситета в городе Сайракьюз, штатНью-Йорк. Таким же образом большевикиобъясняли свержение памятника Скобелеванехваткой на Руси памятников Пугачевуи Разину. Хотели и Суворова свергнутьс пьедестала – ведь это его солдатывоевали с Пугачевым. Но история расставилавсе на свои места: Суворов и Кутузовостались в глазах россиян спасителямиОтечества, а Пугачев увековечен Пушкинымв «Капитанской дочке» как колоритная,увлекательная, но все-таки злодейскаяи бесперспективная для России личность.

Впервые годы независимости на Украинеустановку памятников Бандере тожеоправдывали сильным численным перевесомстатуй Ленина и советских маршалов. Современем возникло желание сместитьбаланс в сторону бандеровцев…

Угроза фараонам

Еслиследовать логике «мир рабам – войнатиранам», то уничтожить придется ипирамиду Хеопса: с какой стати фараонсосредоточил все внимание на себе,ничего не записав в иероглифах о строившихпирамиду рабах? И уж конечно стоит снестиВеликую Китайскую Стену: ведь императорЦинь Шихуанди никак не обессмертил еестроителей, предпочтя увековечить встатуях свое «терракотовое войско», вкотором, кстати, нет ни одной женщины.«Вот уж никуда не годится!» - как написалПушкин в «Воображаемом разговоре сАлександром Первым». Великий император,создатель единого Китая, и не догадывался,что когда-нибудь за антифеминизм(mysoginism)будут наказывать. Не знал он, скореевсего, в своем третьем веке до нашей эрыи смысл понятия «милитаризм», но«терракотовое войско» от разгромасовременными политкорректными варварамиэтот факт не спасет. «Незнание современныхтрендов по причине рождения и смерти вдругой эпохе не может служить причинойосвобождения от личной ответственности»- так, наверное, современные политкорректныезападные хунвейбины формулируют своеотношение к истории.

"Украинцы вошли во вкус"

Впрочем,почему только западные? Такую же нормувнедряют и на сегодняшней Украине, гдеглава Института национальной памятиВладимир Вятрович сообщил о желаниицелого ряда местных общин в Киевепереименовать улицы, названные в честьВатутина, Суворова и Кутузова.

«Украинцыуже вошли во вкус и переименовываютдаже те топонимы, которые не попадаютпод декоммунизацию,- сообщил Вятровичв интервью изданию LIGA.net.– Ватутин не попадал под декоммунизацию,улицы Кутузова и Суворова – тоже. Темне менее местная громада имеет правона такую инициативу. И такие случаистали массовыми».

Здесьпроявилась еще одна опасная чертаситуации, когда новая радикальнаяидеология берется переделывать историю(на Западе такая идеология сегодня –это ультралиберализм, на Украине – тотже ультралиберализм в коалиции свульгарным этническим национализмом). Эта опасная черта состоитв том, что «переделыватели» не могутостановиться. На Украине вслед засоветским пластом они уже начинаютломать «императорский», в США послегражданской войны они могут дойти и доВашингтона с Джеймсом Мэдисоном, каковые(как с ужасом отметил президент Трамп)тоже имели чернокожих рабов. Тут, какговорил Горбачев, главное – нАчать.

Уроки для России

Удастсяли избежать подобных эксцессов России?Хотелось бы отметить, что в своемвыступлении на Всемирном РусскомНародном Соборе представители РусскойПравославной Церкви отмечали – не нужноторопиться с переименование улиц изаменой памятников, если эти переменыповедут к расколу в обществе. И неслучайно больше всего о необходимости«удаления террористов» с наших улицбольше всего кричит такой «друг России»,как Николай Карлович Сванидзе. В этомплане тотальная переделка АлександровскогоСада у Кремля с удалением даже поставленнойв первые годы советской власти стелыв честь теоретиков социализма выглядитнеким «перегибом»: можно подумать, чтоу России не было двадцатого века, а былитолько героические патриархи и императорыиз веков с семнадцатого по девятнадцатый.

«Двадцатыйвек у России был, и был он трагическим,но во многом и героическим. В нем многимнужно гордиться»,- считает АлександрЩипков, публицист и главный редакторпортала «Религия и СМИ». «Что же касаетсяпамятников и топонимики, то проблемойэтой должно заниматься большое гражданскоеобщество, а не то привилегированноеменьшинство, которое у нас часто попривычке называется гражданскимобществом сегодня. Большое гражданскоеобщество – это сплоченное социальноебольшинство, с общим пониманиемнациональных задач. В памяти этогобольшинства есть место и патриотамсоветского периода, и патриотам периодадосоветского. А желание выкидывать изпамяти, шельмовать, объявлять людейдаже посмертно «нерукопожатными» –все это характерно скорее для агрессивногоультралиберального меньшинства. Егостратегия следующая: через очернениевсего двадцатого века оправдать свойсобственный захват собственности впостперестроечный период, а ныне черезочернение якобы стремящегося ккрасно-коричневому реваншу народапотребовать от государства сохранениясвоих привилегий».

Здесьс автором статьи «Большое гражданскоеобщество» нельзя не согласиться. У большогогражданского общества – история большая,в ней хватит места всем. Драться запьедесталы – удел мелких революционныхГО и НГО.