— 20 апреля, 2021 —
 
Новый кризис

Узелок завяжется, узелок развяжется. Когда Корейский кризис снова станет проблемой

Что произойдёт, когда северокорейская логика столкнётся с логикой Трампа

Пятого августа Советбезопасности ООН единогласно принялрезолюцию 2371 о новых санкциях противСеверной Кореи. Резолюция обсуждалосьпо инициативе США, поэтому многимпоказалось странным, что за неёпроголосовали и Россия, которая саманаходится под американскими санкциями,и Китай, стоящий на пороге уже анонсированнойТрампом торговой войны.

Странным это можетпоказаться только на первый взгляд.Разумеется, тот факт, что КНДР плюёт налюбые требования и даже угрозы со стороныСША, достоен уважения и поддержки состороны любого цивилизованногогосударства. Вот только к мнению Россиии Китая, которые обеспечивают СевернойКорее бо́льшую часть валютной выручкии спокойный тыл, а Китай помимо тогоявляется официальным военным союзником,руководство КНДР тоже не очень-топрислушивается – а это уже требуетвоспитательных мер, строгих, носправедливых.

И к таким мера Россияс Китаем прибегают уже не впервые. Точнотак же единогласно были приняты резолюцииоб ужесточении санкций против КНДР виюне и марте этого года, как и в ноябреи марте прошлого. Всякий раз санкциивсё больше ограничивали возможноститорговли и сотрудничества СевернойКореи с внешним миром, сокращали доходыот экспорта сырья, трудовых ресурсови (почему-то) гигантскихстатуй.

Естественно, соглашаясь проголосовать за санкции,Россия и Китай каждый раз вносили врезолюции поправки, которые отвечалисобственным представлениям о прекрасном.Так, Россия в своё время вывела из-подсанкций транзит своего угля черезсеверокорейский порт Раджин, а в этотраз отказалась согласовать полныйзапрет на экспорт северокорейскойрабочей силы - принята формулировкалишь о запрете увеличивать количествотаких рабочих, поскольку их присутствиеимеет заметное значение на трудодефицитномроссийском Дальнем Востоке. Китай жепозаботился, чтобы санкции запретилитолько организацию новых совместныхпредприятий с КНДР, тогда как существующиемогут продолжать действовать – запоследнее десятилетие предприятия КНРсполна распробовали выгоду северокорейскихсвободных зон с их льготным налогообложениеми очень дешёвой даже по китайским меркамрабочей силой.

Как предполагается,свежепринятые ужесточения должныуполовинить валютные доходы КНДР,которые на сегодня оцениваются в 3 млрддолларов. Целью таких строгих мердекларируется возвращение нынешнегоКорейского кризиса на привычно-хроническийуровень Корейской проблемы – то естьк тому состоянию, которое существовалодо запуска северокорейской ракетно-ядернойпрограммы в конце 80-х – начале 90-х годов.Практика, однако, показывает, что однимитолько санкциями достичь этого невозможно,поэтому по настоянию России и Китая врезолюцию СБ ООН включено положение онеобходимости возврата к шестистороннимпереговорам по денуклеаризации Корейскогополуострова, которые прекратились поинициативе КНДР ещё в 2004 году.

Однако удастся лиусадить северокорейцев за стол переговоровсо своими оппонентами или нет – вопроссейчас не самый острый. Вскоре послепринятия санкций Ким Чен Ын пригрозилпродолжить испытания своих баллистическихракет, запустив их в сторону Гуама(заморская территория США с крупнымибазами авиации и флота), а Дональд Трампв ответ пообещал ему встречу «…с огнеми яростью, которых мир никогда не видел».Поэтому самый острый вопрос – а небахнет ли, т.е. дойдёт ли дело до реальноговооружённого столкновения между КНДРи, возможно, Китаем с одной стороны иСША с Южной Кореей с другой. Для этогопопробуем разобраться, кто в этом регионечего хочет и, что не менее важно, чегоне хочет.

У России интерес к двумКореям вполне конкретный: протянутьчерез КНДР до Южной Кореи железнуюдорогу как продолжение Транссиба, игазопровод как продолжение «Силы Сибири»- и спокойно зарабатывать на транзитегрузов и продаже газа. При этом будутли это две Кореи или одна, для бизнесаособого значения не имеет.

Китай хочет беспрепятственноторговать со всем миром и особенно сСША – и пусть эту торговлю не омрачаетсамодеятельность капризного союзника,которого Китай обязался защищать до2021 года. А чтобы союзник знал своё место,обладать ракетами и, особенно, ядерныморужием ему крайне нежелательно.Объединение двух Корей Китаю совершенноне нужно, ведь новое государство скореевсего будет ориентироваться на США, атогда американские военные базы вполнемогут приблизится вплотную к границамКитая.

Южной Корее хочется идальше богатеть, развивая свою экономикуи совсем не хочется объединения с Севером– фактически это означало бы, что каждыедва южнокорейца должны взять на содержаниеодного северокорейца. Германия с такойзадачей едва справилась, а Южная Кореяещё далеко не Германия.

Северная Корея очевиднохочет неприкосновенности своих границ,доходов от торговли и снижения своейзависимости от Китая, единственногосоюзника и требовательного патрона,чтобы спокойно самоизолироваться ивечно процветать под несменяемой властьюдинастии Кимов и идей чучхе. И совсемне хочет объединения с Южной Кореей,несмотря на традиционную официальнуюриторику - население Юга вдвое большеСевера (51 млн против 25 млн), и переделать их всех в коммунистов северокорейскогообразца никаких сил не хватит.

США хотят сохранитьсвоё влияние и значимость в регионе,защитив от Северной Кореи (а вовсе неуничтожив в огне регионального конфликта)своих клиентов – Южную Корею и Японию.И тоже не хотят объединения двухгосударств – объединённая Корея,лишившись внешней угрозы, вполне можетпопросить американские базы на выход.

Приведённый раскладвроде бы радует – реальный военныйконфликт явно не нужен никому и Корейскийкризис вскоре должен вернуться к старомудоброму состоянию проблемы. Вполнеявственные признаки деэскалациипоявились уже на этой неделе: молодойКим вдруг решил, что «…он еще какое-товремя посмотрит на глупое поведениеянки» и отложил испытания ракет внаправлении острова Гуам. «Ким Чен Ынпринял обоснованное и очень мудроерешение. Альтернатива была быкатастрофической и неприемлемой!» - тутже откликнулся Дональд Трамп.

Но есть основаниеполагать, что ещё не всё закончилось. Ипричин тут две – со стороны КНДР и состороны лично Трампа.

За две неделибескомпромиссной вербальной борьбы иизобретательных угроз рейтинг Трампавырос и превысил 40%. Он теперь вовсе немарионетка Путина, а лидер сверхдержавынакануне войны – и настоящие патриотыобязаны сплотиться вокруг него, а некритиковать и угрожать расследованиями.Трампу это не может не понравится. Жальлишь, что кризис случился в августе,когда Конгресс на каникулах, поэтомуесть все резоны напряжённость растянутьещё на несколько недель или даже месяцев– а лучше навсегда. Это логика Трампа.

У северокорейцев логикадругая. Для достижения своих целей имнужны прямые договорённости с США и,что особенно важно, гарантия их исполнения.Именно поэтому столько сил и средствпотрачено на ракеты, которые теоретическимогут долететь до Америки, и на ядерныезаряды, которые теоретически этимиракетами могут быть доставлены адресату.Вот только продемонстрировать наличиетаких ракет можно единственным способом– новыми запусками на дальние расстояния.

Советскому Союзу былопроще – пускали ракету из Средней Азиина Камчатку и всем, у кого есть карта илинейка, всё становилось понятно. ДляКореи же география распорядилась так,что куда ни пульни, ракета обязательнополетит в сторону какой-нибудь американскойбазы. И что произойдёт, когда северокорейскаялогика столкнётся с логикой Трампа,никому не известно.

Так что всё ещё незакончено.