— 02 августа, 2021 —
 
Новый кризис

Бытовой сепаратизм по-европейски

Он зарождается в сытости и праздности и никакой насущной необходимости собой не представляет

Чутьне написала "был", но вовремяспохватилась: он и сейчас есть, толькобольше не поёт.

Аещё 30 лет назад действительно « был »очень популярным: молодой, симпатичный,талантливый, самородок, самоучка, любимец молодёжи времён раннейполиткорректности - певец или бард (кому как больше нравится) – Рено Сешан.Для публики, просто "Рено" (Renaud).

Замечательныйпродукт миттерановской эпохи - непримиримыйборец c местной буржуазией и мировымкапиталом, с расизмом, фашизмом иксенофобией.

Егопервые тексты воспевали по-чеховски"маленького человека", большейчастью мелкого симпатягу-правонарушителяи симпатягу-тогдашнего мигранта-Мохаммеда,которого все вокруг обижали, отсоседей-французов, до бездушныхполицейских, пока он, Мохаммед, толькомолча страдал и всем желал счастья, мираи любви.

Однаиз самых знаменитых его тогдашних песен,"Шестиугольник" (« Hexagone »)таким вот образом определяла роднуюстрану : « Франция - страна ментов, ихна каждом углу - по сотне и все онибезнаказанно убивают, чтобы « поддерживатьпорядок! »

Ав последнем куплете, он желал своимсородичам-французам « подавитьсятрадиционной рождественской индюшкойс каштанами и сдохнуть », потому чтоим никакого дела нет до всех мировыхнесправедливостей.

Такойвот искреннe молодёжный,марксистско-анархический, радикальноанти-патриотический замес, с привкусомещё не распробованного на суровойпрактике интернационализма.

Оченьскоро, правда, когда популярность взмылав небеса, барда всё чаще стали замечатьв компании известных и богатых, в лучшихдомах и многозвёздочных ресторанахПарижа. Тогда как на сцене, в рваныхджинсах, он проникновенно пел о любимомдеде, потомственном пролетарии, в простомрабочем комбинезоне, о борьбе за хлеби труд в поте лица...

Единственнаядочь певца провела годы обучения в самыхдорогих частных школах, а вовсе не вобщеобразовательном содоме скромныхкварталов.

Сгодами, для любого чуткого наблюдателя,тематика текстов претерпевала ощутимыеизменения, соответствующие не духувремени, но букве реальности, восприятиекоей пришлось скорректировать, согласновсё более настырным переменам вофранцузском обществе.

Тема"маленького человека" плавноперешла с несчастий мигранта-Мохаммедана среднего француза и с пробирающейдо печёнок искренностью обьяла именноего повседневные и растущие заботы.

Полицияв восприятии барда тоже очень ощутимоизменилась, максимально приблизившиськ "маленькому человеку" и егопониманию.

Симпатяги-правонарушители,в истоках творчества занимавшие первоеместо в хит-параде личных ценностейавтора, как-то незаметно, но вернопокинули сцену, не вдаваясь в объяснения.

Авторчувствительно мужал годами, опытом,мыслями и строками, но для достойногосопротивления ломящей действительностивсё сильнее и беспробуднее пил.

Ушлаодна любимая жена. Потом другая. Выросладочь. Вальяжно подступила старость.

Ещёнесколько попыток напомнить о себедряхлеющим поклонникам сводились кнейтральной тематике: я жив, я сам себекапитан, мне никто не указ, что хочу, тои делаю - вот, покрыл руки-плечи молодёжнымитатуировками, а знaчит - существую и непогряз в быту, как некоторые!

Однимсловом, обычная грустная историястареющего симпатяги-анархиста-протестувальщика,всё ещё талантливого, но сникшего, всёменее желающего возвращаться к окружающейдействительности из паров алкоголя.

Иещё одна составляющая, с опытом копящихсялет, претерпела значительную поправкуна реальность: понятие патриотизмабольше не уравнивалось в бичующихинтервью с "постыдным шовинизмом", которым когда-то короновалось любоеупоминание о "гордости быть французом".

Вобщем и целом, я бы сказала, вполнедостойный маршрут честного человека,подтверждающего верность пословицы"только дураки никогда не меняютсвоих убеждений".

Новот одно из этих убеждений, самоелюбопытное на сегодняшний день и вовсене свойственное тому традиционномулевачеству, которое когда-то вознеслоего на вершины и даже достаточно мягкоопустило потом к подножью зрелоговозраста, осталось для него незыблемым.

Однаиз первых его песен эпохи победоноснойполиткорректности, которая тогда тольконачинала няньчиться и плакаться споднимающими голову "меньшинствами"всего на свете, называлась "БлюзОрлеанских ворот" и откровенно противтечения высмеивала мелкотравчатыйсепаратизм забалованных комфортомевропейцев :

« Разуж баски и бретонцы, альзасцы и окситанцы,корсиканцы, штими, валлонцы - все хотятнезависимости, все хотят автономии, иаприори, они не так уж неправы, я тожерешил: беру гитару и громко требуюнезависимости! Я - сепаратист XIV округаПарижа! Я требую автономии для Орлеанскихворот! »

Собственно,в этих строках - вся суть явления, котороея позволю себе окрестить "бытовымсепаратизмом" и поясню: разительноеотличие бытового сепаратизма отсепаратизма трагического, к коему,например, можно заслуженно причислитьслучай Донбасса, в том, что бытовойсепаратизм, по самой сути своей,зарождается в сытости и праздности иникакой насущной необходимости собойне представляет.

Произрастаетбытовой сепаратизм из латентногонеудовлетворения самим собой и поисковсобственной значимости, посредствомдемонстративного отделения от остальных,без подлинно веских на то причин.

Каковыбы ни были давно прошедшие историческиеусловия и незаживающие обидки, однодело, когда вам со дня на день вдруггрозят запретить разговаривать народном языке и намереваются в ближайшембудущем серьёзно и последовательноущемлять вашу культуру, принуждая васк трагическому сепаратизму, как к вполнеобъяснимой и закономерной реакции.

Исовсем, совсем другое - когда вашанеудовлетворённость и обидчивость,несмотря на давно прошедшую историю,ищет выхода и самоутверждения в условияхвполне достойного комфорта, совершенноне заботясь о последствиях ни для вассамих, ни для ваших соотечественникови их близких.

Еслиединая страна, когда-то заплатившая вразной степени дорогую цену за это самоеединение, потому что самый элементарныйиз основополагающих принципов миростроения- "вместе мы сила"- вдруг сбухты-барахты начнёт разбиваться наисторические провинции самым решительнымобразом, по каким бы то ни было причинам,как вы, не вдаваясь в детали, себе всёэто представляете?

Прощеговоря, кто где будет « харчеваться »?..

Несмотряна кипучую кучку мелких сепаратистов,Корсика от Франции не отделится никогда,потому что давно и прекрасно сознаёт,что сама себя не прокормит ни в коемслучае: как шутит известная присказка :« Там всего два камня, три гальки иНаполеон на верхушке горы ».

Валлонияот Фландрии хрен уйдёт, несмотря навсе понукания и упрёки.

СеверИталии не сможет выгнать Юг, к которомуу него большие претензии по части"нахлебничества" за счёт богатыхрегионов.

Апро все французские заморские департаменты,живущие исключительно на дотации,искусственно раздутое количествочиновников и пособия из Парижа я нестану здесь упоминать, дабы не разжечьтрадиционные кликушества об эксплуатациибывших колониалистов.

Бытовойсепаратизм сегодня, например в Каталонии,очень "лево-насыщенной" испанскойпровинции, с восторгом встречается иподдерживается частью мало понявшегосуть российского населения, исключительнопо причине абсолютно неверного сравнениясо случаем Донбасса.

Кслучаю Донбасса в настоящий историческиймомент вообще мало что можно подогнать,а потому, любое сравнение ложно и каверзновозможными последствиями.

Здесьмало смешон даже поначалу весёленькийпринцип "если Евросоюз против, то мыза!".

Авот пороховая Европа, беспрерывнозаполняемая чуждой ей мигрирующейкультурой и желающей безапелляционногодоминирования религией, если её ещё икак следует раздробить бытовымсепаратизмом праздной сытости, разделённаянемощью вряд ли сможет какой-либоопасности противостоять.

Kакпоказывает практика, даже самыеполиткорректные и лево-настроенныепредставители сегодняшней европейскойполитики нa трезвую голову это понимают.А не только угасающие в алкоголе барды.

Ивсем надо бы постараться это понять,как бы ни хотелось очередной революционнойромантики.

Иначе …« Вы делитесь, вы делитесь, вамзачтётся. Вам потом, что непонятно, объяснят »...